0
  • Коротко
Общество

11 пятилеток ЖБИ-1 (часть 3-я: 1970-1974 годы)

1 апреля 2015 года отпразднует 55-летие псковский завод ЖБИ-1 – одно из ведущих строительных предприятий региона. Псковское агентство информации к юбилею предприятия запустило спецпроект «11 пятилеток ЖБИ-1»: следя за становлением и развитием столь важной для региона промышленной организации, мы вспоминаем, какой в это время была страна и город. Для кого-то это станет любопытным воспоминанием, а для многих – уже увлекательным открытием. Сегодня мы представляем третью часть, посвященную 1970-1974 годам.

Intel, луноход, электромобиль и свободу Анжеле Дэвис!

70-е – пик «периода брежневского застоя» и, одновременно, последнее десятилетие стабильного роста советской экономики, время технических революций и появления совершенно новых направлений почти во всех сферах жизни.

Продолжается бурное освоение космоса: после высадки в 1969 году американцев на Луну СССР отправляет туда серию луноходов (или, по шутливому выражению Владимира Высоцкого, который аккурат на переломе десятилетий обретает невиданную славу – «наших любимых лунных тракторов»). О «приключениях» на Луне и всём, что с этим связано, советских читателей регулярно информируют газеты, в том числе и «Псковская правда».

Кроме того, с 70-го по 74-й СССР запустит первый искусственный спутник к Марсу, осуществит первые мягкие посадки космических станций на поверхность Венеры, запустил 7 орбитальных космических станций…

На другом конце планеты, в США в это время – в 1970 году – запатентован хорошо всем известный сегодня компьютерный манипулятор «мышь», через год – выпущен первый коммерческий процессор Intel. А в Финляндии - под боком СССР (где, к слову, также были разработаны соответствующие технологии, не пошедшие, правда, в гражданский сектор) - запущена первая коммерческая сеть мобильной связи…

Именно в это время из-за стагфации [сочетания стагнации в экономики и инфляции] США в 1971 году останавливают обмен доллара на золото, то есть делают его курс независимым от золотовалютных запасов. Последствия этого шага изменило экономику всей планеты, и до сих пор расценивается многими как грандиозная афера мирового масштаба, позволившая Америке жить не по средствам… Между тем в советских газетах в начале десятилетия чуть ли не ежедневно рассказывают о кризисе на западных биржах.

Ещё на Западе начало 70-х – это время расцвета «сексуальной революции», постиндустриального общества, хард-рока. Всё это так или иначе сказывалось и на культуре в Советском Союзе, граждане которого и из-за «железного занавеса» узнавали о модных тенденциях за океаном.

Впрочем, газеты и так постоянно поставляли жителям 1\6 части суши новости о жизни в Штатах. Например, в 1971 году страна увлечённо следила за судом на Анжелой Дэвис [американская правозащитница, борец за права заключённых, член американской компарии, социолог, педагог и писатель]. Она обвинялась в соучастии в убийстве – так по американским законам классифицировалось то, что с помощью принадлежавшего Дэвис оружия её возлюбленный – 17-летний активист организации «Чёрные пантеры» Джонатан Джексон – пытаясь освободить из зала суда троих чернокожих заключённых, взял в заложники несколько человек, некоторые из которых были ранены и убиты при освобождении. Вскоре женщину поймали и 18 месяцев держали в камере, однако на суде не удалось доказать её причастность к преступлению. Всё это время советские газеты пестрели заголовками «Свободу Анжеле Дэвис!», которые затем пошли в народ и известны до сих пор благодаря известным песням и герою Виктора Сухорукова в фильме «Брат-2».

Попутно советские труженики следили за продолжающимися преступлениями «американской военщины» уже не только во Вьетнаме, но и в соседних Лаосе и Камбодже. Хотя в 1973-м подписаны Парижские мирные соглашения. США выводят войска из Южного Вьетнама и прекращают боевые действия в Юго-Восточной Азии. Впрочем, вскоре боевые действия там возобновятся. А в это время американский президент Ричард Никсон в 1974 году единственный раз в американской истории досрочно уходит в отставку из-за т.н. Уотергейтского скандала, вызванного расследованием журналистов газеты «Washington Post» о не законной прослушке перед выборами в штабе демократической партии.

 Не менее пристально наша пресса описывала события в Северной Ирландии, где радикальные сторонники независимости от Лондона боролись против британских силовиков, что, конечно, вызывало ответную реакцию…

Между тем, у советских граждан продолжали появляться поводы для гордости перед зарубежными жителями за свою Отчизну. Например, в 1971 году в советских городах проходит успешные испытания опытный грузовой… электромобиль. На минуточку: до идеи несостоявшегося ё-мобиля – 4 десятка лет…

А в 1972 году состоялась первая легендарная «суперсерия» хоккейных матчей СССР-Канада, в которой нашим хоккеистам впервые противостояли игроки из НХЛ. Очень быстро сборная Союза сбила спесь с «хвалёных профессионалов»: в первой же игре серии в Канаде подопечные Боброва разгромили хозяев льда со счётом 3:7, что стало шоком для страны кленового листа. И хотя серия закончилась победой канадцев с минимальным преимуществом (4 победы против 3-х при 1-й ничьей), с тех пор к советским хоккеистам никто в мире не относился без должного уважения.

А в 1974 году была объявлена знаменитая «всесоюзная ударная комсомольской стройкой» - строительство БАМа (Байкало-Амурской магистрали), на которую ехала молодёжь со всей страны. Впоследствии БАМ стал самым дорогим инфраструктурным проектом за всю историю СССР – но и одной из крупнейших железнодорожных магистралей в мире.

Именно БАМ стал главной стройкой начавшейся в 1971 году так называемой «девятой пятилетки»…

Эхо «золотой пятилетки»

1970-й – год 100-летия со дня рождения Ленина. По масштабу важности для Советского Союза этой даты тут мало что может поставить в сравнение – разве что 50-летие со дня Великой октябрьской социалистической революции. (Про День Победы и говорить нечего – к этому времени он всего 5 лет как официальный выходной, а до этого вообще был обычным рабочим днём!). К 100-летнему юбилею в Союзе приурочивалось буквально всё хорошее, а затем на страницах газет ещё несколько лет раздавалось долгое эхо праздника.

В Псковской области на эти годы пришлась и ещё одна важная дата: в 1974 году - 30-летие со дня освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Естественно, и под эту дату различные организации брали на себя «повышенные соцобязательства».

Однако в эти же годы на фоне торжеств в прессе особенно усиливается пропаганда повышения производительности труда и трудовой дисциплины. На страницах газет постоянно появляются критические замечания, рассказывающие о том, как впустую расходуются рабочие часы то там, то тут… Да и в принципе критика «отдельных недостатков на местах» заметно усиливается.

Причина столь широкого разворота к этой теме была в общем-то проста – после 8-й (так называемой «золотой») пятилетки 1966-1970 годов, показавшей рекордные темпы роста экономики, наметились определённые негативные тенденции. Обусловлены они были, конечно, множеством причин, но одна из главных – начинается постепенное исчерпание ресурса экстенсивного фактора развития экономики за счёт постоянного увеличения числа занятых в производстве граждан.

К 9-й пятилетке СССР достиг самой высокой в мире занятости населения – 91%; дальше повышать этот показатель можно было лишь в некоторых аграрных районах, где часть трудоспособных граждан была занята в личных подсобных хозяйствах. И хотя в эту пятилетку ожидался самый высокий прирост трудовых ресурсов за послевоенный период, на фоне темпов роста экономики он уже не давал прежних результатов.

Скорректировать эту объективную демографическую тенденцию можно было лишь ростом производительности труда, для чего еще в 1965-70 годах в стране началась знаменитая «Косыгинская реформа» [названа так в честь председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина] - внедрение экономических методов управления (в том числе хозрасчёта), широкое использование приёмов материального стимулирования, расширение хозяйственной автономии предприятий, сокращение директивных плановых показателей, внедрение краеугольных принципов прибыли и рентабельности… Если по-простому: в советскую плановую экономику начали делать аккуратные инъекции - внедрять почти рыночные, если не сказать капиталистические, принципы...

Правда, тут очень быстро в очередной раз подтвердилась правота пушкинских строк: «В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань»: к началу 9-й пятилетки обнаружилось, что, несмотря на рекордные темпы экономического роста, начались и другие рыночные «радости» - рост цен, стремление предприятий к максимальной рентабельности даже за счёт искусственного завышения себестоимости и т.д. Не случайно в газетах появляются доселе невиданные заголовки наподобие «Крепить дисциплину цен!».

Поэтому в 70-71 годах начинается корректировка реформы.

Впрочем, в провинции всё всегда происходит с некоторой задержкой. В Псковской области в начале 70-х газеты без оглядки воспевают «хозрасчёт» (хозяйственный расчёт) - систему, при которой предприятия в денежной форме соизмеряют свои затраты на производство продукции и результаты своей хозяйственной деятельности, стремясь к покрытию расходов денежными доходами от реализации продукции и обеспечению рентабельность производства. [Отличие от обычных рыночных механизмов «Большая советская энциклопедия» определяла тут так: «Хозрасчёт, базирующийся на общественной собственности на средства производства, принципиально отличается от коммерческого расчёта, который служит частным интересам»].

Ещё одна характерная черта эпохи и традиционный объект для критики на страницах газет – так называемая штурмовщина: авральная работа в конце планового периода с целью выполнить задания в оставшееся время.

Суть явления заключалась вот в чём: предприятие, как правило, зависело от поставок смежных предприятий, план которых периодически не выполнялся, или их ритмичность сильно хромала, что приводило к дефициту ресурсов. Это, в свою очередь, приводило к замедленной работе или к переводу рабочих на другие участки в ожидании снабжения. В результате цикл воспроизводился и на следующем звене: уже это предприятие не поставило кому-то свою продукцию в срок, и там повторилась та же схема. Отставание от плана повсеместно накапливалось, тогда как его невыполнение грозило серьёзными проблемами для руководителей всех уровней. Поэтому ближе к концу планового периода на предприятиях начинали предпринимать энергичные меры для того, чтобы «догнать» план. В ход шла напряжённая сверхурочная работа, менее качественные материалы-заменители, импровизированные инструменты. Естественно, в результате страдало качество выпускаемых товаров. После аврала к отчётному сроку работники отходили от напряжения  - и отставание от плана снова накапливалось, чтобы схема повторилась вновь.

«Штурмовщина» особенно остро критиковалась как раз в сфере строительства, где непоставки в срок проектно-сметной документации или материалов была чуть ли не нормой.

Советские граждане очень хорошо знали эту систему и старались выбирать для покупки вещи, которые были изготовлены не в последние числа месяца (а уж тем более – года!).

ГИБДД на вертолёте и пятизначные телефонные номера

За всеми этими глобальными переменами стоят более мелкие, бытовые, но столь же важные приметы эпохи.

В газетах начала 70-х нередко можно было встретить объявления о своего рода тематических ресторанных вечерах. Вот, например, в ресторан «Псков» рабочие и служащие города приглашались в один из дней на «Уху по-талабски». В ту пору это, конечно, воспринималось чуть иначе – как «ограничение меню», но сейчас, в середине «десятых» годов XXI века трудно назвать мало-мальски амбициозное заведение общепита в Пскове, где бы не проводились периодически в общем-то такие же тематические вечера с заранее обозначенным набором блюд. Теперь это наоборот модно!

Если сравнивать «тогда» и «сейчас», то можно найти немало явлений, которые в годы застоя казались, наверное, обыденными, а нынче выглядят чуть ли ни как откровение. Например, вот расписание полётов из аэропорта «Псков»… И ценники-то вполне демократичные, не сильно дороже того-же автобуса, если летать в Великие Луки, например. (Для сравнения – зарплата молодого инженера в те годы составляла 100-120 рублей).

Или вот ещё пример: это сейчас вертолёт появляется над Псковско-Чудским озером разве что для спасения горе-рыбаков. А тогда нормальная картинка: прямо на льду возле пробуренных лунок садится геликоптер ГАИ, и доблестные инспектора идут штрафовать водителей, заехавших на лёд в нарушение запрета…

Что уж говорить о том, что в те далекие уже годы обычным явлением были вылеты санитарной авиации в отдалённые и труднодоступные деревни.

В 1973 году в Псков благодаря строительству магистрального газопровода Валдай-Рига наконец-то поступает по трубе «голубое топливо». Это оказывается огромным благом и для жильцов, и для промышленных предприятий.

А вот в газете «Псковская правда» опубликованы результаты выборов. Объяснить эту заметку сейчас молодым людям будет сложновато: трудно рассказывать, что это за выборы такие, на которых выбора [других кандидатов] и нет, зато есть 100% явка.

Из совсем уж бытовых мелочей - в начале 70-х в стране появились новые правила оформления конвертов – со знаменитыми впоследствии точечными шаблонами для набора индекса специальным шрифтом, который, затем, должна распознать автоматика.

В Пскове также перешли на 5-значные телефонные номера вместо 4-знчных: росла и ширилась телефонная сеть, 4 цифр уже не хватало… Тем временем газетам приходится разъяснять читателям, что новые модели телефонов – кнопочные – удобнее дисковых…

Кстати, о дизайне… Годы брежневского застоя – это годы, когда, по несколько утрированному утверждению, в высоких московских кабинетах необходимо было согласовывать даже вид и расположение телефонной будки в условном селе Гадюкино. И это не так уж далеко от истины. Вот, скажем, пример, когда дизайн и конструкцию радиоприёмника и набора стеклянной посуды согласовывал всесоюзный орган…

«Пусть краше будет город»

Такая система, конечно же, не могла не сказаться на качестве и городского дизайна – в первую очередь, архитектуры. Она была по преимуществу сугубо утилитарной и весьма примитивной, однообразной. Хотя в это время сверхажиотаж на жильё 50-х - 60-х понемногу спадает, и архитекторы начинают говорить о том, что необходимо строить не только много и быстро, но и разнообразно.

Вот, например, сотрудник «Псковгражданпроекта» Е. Иванов фантазирует на тему того, чем можно облицовывать панели, которыми отделываются многоэтажные дома: стеклянной крошкой или плиткой, фарфоровой крошкой - всё из отходов производства… Сейчас всё это выглядит, конечно, местами наивно, а местами (из того, что так или иначе было претворено в жизнь) – жутко, но время было такое.

Проблема с внешней отделкой действительно была серьёзной. Например, в газетах критиковали строителей ЦУМа на Октябрьской площади, где из-за нехватки материалов вместо гранита применили штукатурку и бетон. «Получилось плохо», - констатировала газета. (Знали бы они, что такое нынешний фасад из металлических панелей с кислотной подсветкой!)

К началу 70-х Псков – ещё в основном малоэтажный город. Зданий, в которых больше 5-ти этажей, в это время можно пересчитать по пальцам: это первые псковские красные «свечки» на улице Яна Фабрициуса, строится здание железнодорожного управления на улице Гагарина... 

Однако, как отмечал в статье о развитии Пскова по случаю 27-й годовщины освобождения города председатель исполкома горсовета депутатов трудящихся А. Васильев, именно в эту пятилетку местные строители должны были освоить проекты 9-этажных домов, а местные проектировщики – предоставить проекты домов, в которых первые этажи предусматривались под организацию торговли и размещения там всяких полезных заведений.

Правда, к «высоткам» в это время ещё относятся крайне насторожено. Например, когда в августе 1971-го обсуждался внешний вид телеграфной станции на Октябрьском проспекте, специалисты предлагали остановиться на том количестве этажей, которое было возведено, и прекратить стройку.

В эту пятилетку начинается строительство домов новой серии «улучшенной планировки», которая приходила на смену планировки традиционных «хрущёвок» - тут уже была кухня побольше (6-8 м2), санузел разделённый, кое где появляются лоджии… Термин  надолго станет простым способом описать квартиру «в двух словах» – до сих пор в объявлениях о продаже недвижимости можно его встретить, хотя сейчас назвать планировку подобных квартир «улучшенной» уже как-то сложно.

(Затем появится ещё один тип планировки, незамысловато названной «новая» - и улучшенная станет промежуточным звеном между ней и планировкой квартир в хрущёвках; «новая планировка» означала кухню уже не менее 9 м2, раздельный не только санузел, но и все комнаты)

В то же время в Пскове разрабатывается, обсуждается и утверждается новый генплан. Тогда, в начале 70-х, в областном центре проживает порядка 130 тысяч жителей. По новому плану в Пскове выделялись 4 планировочные зоны - Завеличье (там в перспективе должны были проживать 119 тысяч жителей), Запсковье (66 тысяч), Центр (18 тысяч) и Привокзальный район (58 тысяч жителей).

Реализации генплана посвящена была посвящена и статья, в которой псковичам предлагалось представить, каким город должен стать к 1995 году.

Тогда планировалось, что центр города переместиться с Октябрьского проспекта на Завеличе, где по левому берегу Великой раскинутся парки, появятся современные здания, в том числе новое здание театра и Дома Советов.

На набережной Псковы, как виделось архитекторам середины XX века, появится много объектов туристической инфраструктуры - гостиница, кафе. Собственно, в этом плане прогноз начал сбываться, но только в «нулевые» и даже позже, с появлением пресловутого проекта туристического кластера «Псковский».

А вот планы по строительству туристических комплексов за Мирожским монастырем, у улицы Ипподромной, в Черехе остались лишь планами. Правда, в 71-м виделось, что с такой инфраструктурой в Псков будет приезжать лишь до 150 тысяч туристов - сейчас, как известно, эти «смелые планы» «выполнены и перевыполнены». Чего, увы, не скажешь про видевшуюся тогда демографическую ситуацию - что к концу XX века в Пскове будут проживать 250 тысяч жителей: сейчас, как известно, их около 200 тысяч.

А вот главный специалист по вопросам транспорта «Госгражданстроя» И. Бордуков сетовал, что в проекте развития города на 25 лет вперёд «не учтено в должной мере» развитие автотранспорта: необходимо увеличить количество стоянок, призывал он, и предупреждал, что по запланированным дорогам из новых районов застройки будет очень неудобно выезжать. Как в воду глядел...

Генпланом, кстати, предусматривалось строительство моста возле Радиозавода - сейчас по утрам в пробках псковичи могут лишь с тоской вздыхать о том, что этой стройки не случилось.

Тем временем зампред «Госгражданстроя» Н. Баранов в той же статье о новом генплане раскритиковал работу реставраторов псковского Крома. По его словам, крыльцо приказной палаты сделали хотя и эффектным, но «не в псковском духе». «Не к лицу суровым простым стенам Кремля и различные украшения» - добавлял он. По-видимому, речь шла о повешенном в 71-м на Перши – главной и самой мощной стене крепости – огромном арт-объекте, как мы бы сказали сегодня: кованом щите и мече работы знаменитого псковского кузнеца и реставратора Всеволода Смирнова.

История рассудила иначе: сейчас этот объект стал одним из символов города. Не реализовалось, как известно, и другое предложение Н. Баранова – открыть в Кроме ресторан. А вот в ещё одном вопросе он, что называется, «угадал», когда писал, что для обслуживания туристов нужно использовать палаты Меньшикова и другие старинные здания.

Параллельно в 1972 году начинают строиться новые районы - первая очередь нового микрорайона по улице Труда за авторемонтным заводом. Строятся планы, что буквально через год строительство перешагнёт психологический рубеж - улицу Юбилейную – в сторону телецентра.

Рижский проспект в 70-е. Широкой дороги ещё нет...

На Запсковье шла большая промышленная стройка – котельная северо-восточного промышленного узла, Завод зубчатых колёс, Завод тяжелого сварочного оборудования… А главной стройкой области – если проводить аналогии со всесоюзной стройкой БАМа – было возведение Дедовической ГРЭС, благодаря которой возник посёлок Пионерный с многоэтажными домами, из-за чего сами Дедовичи стали казаться окраиной этого населённого пункта.

От «Стройдетали» к ЖБИ-1

Для производственного комбината «Стройдеталь» 44-го треста первая половина 70-х – время больших перемен.

Во-первых, в 1971 году весь трест получает почётную награду – орден Трудового Красного Знамени. То есть, по сути, становится образцовой организацией.

В ответ мастер столярного цеха «Стройдетали» Людмила Антипова от имени молодежи и комсомольцев треста обещала: «17 апреля наша молодежь, как и все работники треста, дружно выйдет на коммунистический субботник. В ответ на высокую награду мы будет трудиться с ещё большей энергией!»

А вот пример организации «соцсоревнования» (тоже характерное слово эпохи!) тех лет. В начале 71-го трест №44 вызывал через газету на соревнование строителей Великолукского треста №52 Главзапстроя. Вызов состоял в том, чтобы обозначить собственные обязательства на предстоящий трудовой год – как правило они сводились к тому, чтобы сдать плановые объекты досрочно. Например, план первого квартала выполнить на несколько дней раньше срока – к 29 марта. А годовой план, соответственно – к 29 декабря. Или вот: «Отработать 30 марта – в день открытия XXIV съезда КПСС – на сэкономленных материалах».

После прохождения съезда компартии «в коллективах» обсуждались его директивы. На заседании коллектива псковского строительного участка СУ-85 треста №44 начальник управления напоминал, что в 9-й пятилетки партия постановила увеличить объём капитальных вложений на 36%-40%. «Для этого надо наращивать мощности строительных организаций, вести работы широким фронтом и высокими темпами», - призывал он, после чего рассказывал рабочим о том, какой фронт их ждёт на комбинате «Стройдеталь», где требовалось ввести в строй немало новых производственных объектов.

Ранее в рамках процесса модернизации предприятия там были построены новые лесопильный и столярный цеха, современный – теперь уже автоматизированный – бетонно-растворный узел. Благодаря этому, кстати, заметно улучшилось снабжение псковских строек бетоном и раствором, которых всегда не хватало.

«Правда, новый завод работает пока не на полную мощность, - рассказывал прораб И. Васильев. – Не хватает сжатого воздуха, электроэнергии, воды, технологического пара. Сейчас мы строим котельную, которую должны сдать в первом полугодии, и другие объекты хозназначения». Однако, добавлял он, многие проблемы со снабжением комбината оставались. При этом туго было и со снабжением технической документацией на сооружение требуемых объектов.

На том же совещании руководитель комплексной бригады В. Пашков обязался увеличить производительность труда на 110%-115% и в 3-м квартале 71-го завершить наружные работы по сооружению 14 пролётов на новом производственном корпусе «Стройдетали», а в 4-м квартале – на остальных 8-ми пролётах.

Затем в течение 5-летки на комбинате «Стройдеталь» была начата пристройка двух экспериментальных пролётов (огромных цехов) по изготовлению оболочек, а также строительство базы технической эксплуатации машин и изготовления металлоконструкций.

В 1974 году на День строителя в передовице «Псковской правды» трест №44 вновь был отмечен за успехи – перевыполнил полугодовой план. А вот «коллег» из треста №52 и треста «Псковсельстрой» (куда, к слову, входило одноименное предприятие – завод «Стройдеталь») даже по случаю праздника легонько критиковали за отставание: «И хотя у строителей сегодня праздник, видимо, не лишним будет напомнить им о недостатках и нерешенных задачах. Трудящиеся области верят, что славный отряд строителей Псковщины преодолеет трудности и неудачи, сумеет мобилизоваться и овладеет рубежами, определёнными на первый год пятилетки».

Правда, к этому времени комбинат «Стройдеталь» уже сменил название нынешнее – Завод железобетонных изделий №1 (ЖБИ-1) и перешёл в состав объединения «Псковстройконструкция».

А вот как этот шаг сказался на работе предприятия – покажет следующая пятилетка второй половины 70-х… Но об этом – в следующих сериях.

Версия для печати


Идет загрузка...