0
  • Коротко
Общество

11 пятилеток ЖБИ-1 (часть 4-я: 1975-1979 годы)

1 апреля 2015 года отпразднует 55-летие псковский завод ЖБИ-1 – одно из ведущих строительных предприятий региона. Псковское агентство информации к юбилею предприятия запустило спецпроект «11 пятилеток ЖБИ-1»: следя за становлением и развитием столь важной для региона промышленной организации, мы вспоминаем, какой в это время была страна и город. Для кого-то это станет любопытным воспоминанием, а для многих – уже увлекательным открытием. Сегодня мы представляем четвертую часть, посвященную 1975-1979 годам. (Прочитать и посмотреть предыдущие части можно здесь >>>)

Восток-Запад: разрядка между войнами

Вторая половина 70-х - последняя спокойная пятилетка Советского Союза. Это всё ещё время надежд, перемен, свершений. Впереди московская Олимпиада-80, в стране - стабильность, в мире – «разрядка» [курс на снижение напряжённости в отношениях Запада и СССР, НАТО и Организации варшавского договора; время, когда, казалось, угроза ядерной войны отошла на второй план - ПАИ].

При этом начинается этот период падением сайгонского режима и завершением Вьетнамской войны (апрель 1975-го), установлением социализма в Лаосе, а также в Камбодже (там, правда, вскоре начнутся ужасы диктатуры Пола Пота и его красных кхмеров, остатки которых действуют до сих пор), смертью испанского диктатора и бывшего гитлеровского союзника Франко и реставрации там династии Бурбонов и провозглашением независимости бывших португальских колоний – Мозамбика и Анголы,  где до сих пор правят некогда поддержанные СССР движения ФРЕЛИМО и МПЛА.

А вот финальной точкой второй половины 70-х станет ввод «ограниченного контингента» советских войск в охваченный гражданской войной Афганистан: 27 декабря 1979 года советский спецназ штурмом возьмёт президентский дворец Тадж-Бек и уничтожит президента Хафизуллу Амина, за несколько месяцев до этого сместившего и расправившегося с однопартийцем, лидером пришедшей к власти в результате Апрельской революции 1978 года Народно-демократической партии Афганистана Нур Моххамада Тараки. По иронии судьбы ровно за месяц до этого кандидатом в члены политбюро ЦК КПСС будет избран 48-летний Михаил Горбачёв  - будущий первый и последний президент СССР.

Эти события стали предвестником «лихорадочных» 80-х, в которых будут череда смертей советских генсеков, перестройка и начало развала Союза [некоторые до сих пор называют именно Афганскую войну одной из главных причин этого краха – ПАИ], развал соцлагеря и революции в Восточной Европе, авария в Чернобыле, землетрясение в Армении, СПИД на Западе, падение Берлинской стены, Фольклендская война между Великобританией и Аргентиной, а также много всего другого…

Но всё это будет потом, а пока вторая половина 70-х начинается с весьма существенного события – спустя 114 лет после отмены крепостного права в России как минимум четверть населения СССР наконец-то получает формальную свободу передвижения. Речь идёт о том, что с 1 января 1975 года советские граждане начали получать паспорта нового образца. Суть была не в редизайне книжицы, а в кардинальном изменении положения о паспортной системы от 1953 года: ранее «краснокожую паспортину» могли иметь лишь жители городов, да и то не все (у военнослужащих, например, паспортов не было), а с 1975 года паспорта начали выдавать и сельским жителям. То, что ранее им паспорта не полагались, было целенаправленной политикой руководства страны – таким образом, государству удавалось сохранять трудовые ресурсы на местах в колхозах: без паспорта человек не могу просто так уехать в город (не то что трудоустроиться там!). Впрочем, новое паспортное положение было составлено весьма иезуитски: «серпасто-молоткастные» селянам выдали, но для колхозников продолжало действовать правило, что устроиться работать на предприятия и на стройки они могут только при наличии справки об отпуске их правлением колхоза. Между тем газеты регулярно публиковали отчеты о выдаче новых паспортов.

Не менее часто советская пресса рассказывала жителям 1\6 части суши о подготовке к «уникальному международному эксперименту» - орбитальной стыковке советского космического корабля «Союз» и американского «Аполлон», которая произошла летом всё того же 1975-го. Многим заядлым курильщикам о том событии до сих пор напоминает популярная марка сигарет…

Из этого же периода и ещё один образ нашего настоящего – «цветные революции». В 1976 году, через полтора года после бескровной победы так называемой «революции гвоздик» - военного переворота левого толка - в Португалии (к тому моменту – самой бедной, аграрной страной Западной Европы, только что потерявшей свои колонии Мозамбик и Ангола) устанавливается социалистический либерально-демократический режим. Провальные реакционные попытки контрреволюции на протяжении 1975 года активно освещались в советской печати.

До сих пор не сходит с телеэкранов и Алла Пугачева – «примадонна», советская superstar, которая именно в 1975 года прогремела на всю страну своей песней «Арлекино». А во Франции в это время премьер-министром уже работает Жак Ширак, который затем с 1991 по 2007 годы (в общем-то недавно!) будет президентом страны. Тогда же в газетах рассказывалось о встречах на высшем уровне: советсвие руководители проводили переговоры с будущим президентом-диктатором Ирака Саддамом Хуссейном – тоже имя из весьма недавнего политического прошлого.

А вот некоторые из событий ещё отдают эхом, но уже начинают подзабываться… Например, уже тогда, в 1975-м в Югославии в Косово тлела бомба замедленного действия. Вот, например, «Псковская правда» информировала читателей о суде над местными заговорщиками-сепаратистами в Приштине, которая затем в ходе косовского конфликта в 1999 году станет базой прорвавшихся туда российских десантников-миротворцев.

Отношения СССР и США второй половины 70-х начинаются с весьма негативного и символического события: в Америке начинает действовать так называемая поправка Джэксона-Вэника [названа так по имена двух её разработчиков-конгрессменов], которая предусматривала введение ограничений на торговлю с Советским Союзом. Основанием для принятия поправки стала ситуация с эмиграцией из СССР евреев. ОВИРы [отделы регистрации и виз] тогда еле справлялись с наплывом желающих выехать на ПМЖ [тоже характерное сокращение тех лет, сохранившееся в лексиконе до наших дней – «постоянное место жительство»] в Израиль. В результате в СССР приняли решение требовать с эмигрантов и членов их семей компенсацию за полученное в советских вузах высшее образование. Стоимость компенсации могла составлять более 10-12 тысяч рублей (при средних зарплатах в 120 рублей!). В ответ США и применили санкции. А затем, даже когда не стало этих ограничений в Союзе, а затем не стало и самого СССР, поправка продолжала действовать. Окончательно она была отменена совсем недавно, но тут же на смену ей пришёл «Закон Магницкого», а затем и санкции из-за Крыма…

Между тем тогда, в 70-е, в прежнем герой нации, академик и один из создателей водородной бомбы, а теперь всё больше правозащитник и диссидент (а в 90-е – «икона» демократического движения) Андрей Сахаров постепенно начинает выдавливаться из общественного поля – в 1975 году он получает Нобелевскую премию мира и подвергается остракизму. В 80-м году, после его выступления против ввода советских войск в Афганистан, он будет сослан в Горький (ныне Нижний Новгород, а тогда – закрытый для посещений иностранными гражданами).

Однако в 1976 году академик Сахаров всё ещё мог повлиять на политику государства, по крайней мере, в тех аспектах, где его предложения были выгодны руководству. Так, по его предложению, в 1976 году СССР обменял одного из основателей диссидентского движения и политзаключённого Владимира Буковского (названного в печати никому не известным хулиганом) на арестованного в Чили после победы хунты главы местной компартии Луиса Альберто Корвалана Лепеса. После этого в народе ещё долго жила неполиткорректная частушка: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Где б найти такую …, чтоб на Брежнева сменять?!»

А в октябре 1978-м происходит событие, соединившее западный и восточный лагери причудливым образом: новым Папой Римским избран поляк Кароль Юзеф Войтыла, более известный теперь как Иоанн Павел II. Он занимал свой пост до самой смерти 2 апреля 2005 года. А теперь, за прошедшие 10 лет, на Ватиканском престоле успели побывать уже 2 понтифика. Избрания поляка главой всех католиков в советском культурном коде в качестве шутливой «советской мечты» обессмертил Высоцкий, набравший в том же году пик своей популярности: «Замешкался маленько Ватикан, / И тут им папу римского подкинули / Из наших, из поляков, из славян. // Сижу на нарах я, в Нарофоминске я. / Когда б ты знала, жизнь мою губя, / Что я бы мог бы выйти в папы римские, / А в мамы взять, естественно, тебя. // Жаль на меня невовремя накинули аркан - / Я б засосал стакан и в Ватикан».

Первый массовый Apple, советский автобум, метод Злобина и такие разные кинематографы

В 1976 году в США в продажу поступает первый серийно выпускавшийся компанией Apple персональный компьютер – Apple II. Cейчас без продукции «яблочного гиганта», начинавшегося как микрофирма, родившаяся в гараже, многие уже и не представляют свою жизнь…

До СССР персональные компьютеры доберутся не скоро (здесь свои разработки, но все они делаются не для гражданского сектора). Зато за «железный занавес» во второй половине 70-х перебирается мода на джинсы, которые становятся одним из главных модных атрибутов. Достать хорошие джинсы очень сложно, но многие советские граждане выворачиваются наизнанку ради возможности приобщиться к «духу свободы» в виде штанов из синей ткани. Джинсы по сути становятся символом эпохи.

Ещё один символ эпохи, воспроизведённый в сравнимых астрономических объёмах, что и джинсы – новые модели советских автомобилей, появившихся во второй половине 70-х. В это время в Латвийской ССР новенький завод РАФ начинает производство знаменитых «Рафиков» - советских микроавтобусов, которыми оснащались автопарки многих служб и предприятий.

Московский автозавод имени Ленинского Комсомола начинает выпуск нового «Москвича-2140».

А Волжский автозавод запускает в серию легендарную, до сих пор бегающую по дорогам страны «шестёрку» (ВАЗ-2106) и созданный на базе некоторых его агрегатов «первый в мире кроссовер» - ВАЗ-2121 «Нива».

А в Набережных Челнах к этому времени начинает работать на полную мощность Камский автомобильный завод, выпускающий легендарные грузовики КамАЗ.

На советских автодорогах за тем, чтобы все эти автоновинки не превышали допустимый скоростной режим, следят инспекторы ГАИ с новыми устройствами для фотофиксации нарушений (!). И это в то время, когда нарушителям ПДД не приходило в голову начинать казуистические дискуссии с инспекторами на предмет наличия объективных доказательств их вины.

На стройках же процветает стремление перевести как можно больше бригад на хозрасчёт по бригадному подряду Н.А. Злобина. Пропагандой этого метода [внедрённого на стройке в Зелинограде под Москвой в 1971-м] пестрят выпуски газет. Суть его заключалась в том, что бригада заключала договор с администрацией стройуправления на выполнение строительно-монтажных работ и обязалась выполнить работы в установленный срок с хорошим качеством. А руководство стройки обязалось по графику снабжать бригаду конструкциями, заготовками, оборудованием и материалами. При этом премию бригада получала по окончании работ из сэкономленных ею средств. Таким образом, в производственную сферу всё больше вторгаются рыночные экономические рычаги: при бригадном подряде удавалось добиться большей производительности труда: строителям, чтобы получить хорошую премию, приходилось бережно обращаться с материалами и постоянно искать пути оптимизации рабочего процесса.

Кстати, о премиях… В это время в печати активно обсуждается новый фильм «Премия» с великим Евгением Леоновым в главной роли. Сюжет фильма сейчас будет сложно объяснить обывателю, привыкшему к «капиталистической морали»: в строительном тресте за выполнение годового плана и победу в соцсоревновании должны получить премию. Однако одна из бригад отказывается от денег, так как её коллектив считает, что план руководством треста был искусственно занижен, а проделанная работа не достойна поощрения…

Совсем другие фильмы снимаются в это время за рубежом. Вот на страницах газеты советские читатели узнавали про новую голливудскую моду на фильмы-катастрофы, порождённую «бездушными дельцами кинобизнеса».

Но «эксплуатация худших, примитивных наклонностей» - это ещё ладно! В то же время французские зрители, сообщала бдительная советская печать, оказались в «мутном потоке низменных страстей». В 1975 году ТАСС подсчитал, что за минувший год во французский прокат вышло 178 «порнографических лент». Стоит отметить, что одной из этих 178 картин стала «Эммануэль» - первая часть из эротической серии, рассказывающей о раскованных сексуальных похождениях жены сотрудника посольства. Именно этот фильм получил особую известность и популярность среди фильмов подобного рода в Советском Союзе: чуть позже он распространялся на видеокассетах, хотя это и могло стать поводом для уголовного преследования по статье «распространение порнографии».

Псков: планов громадьё

Во второй половине 70-х Псков продолжает активно застраиваться и меняться. Планов у местных властей после принятия в прошлую пятилетку нового генплана – громадьё.

На Завеличье собираются строить Дом пионеров (руины этого недостроя до сих пор являются головной болью для городских властей), новый Дом советов, новый драмтеатр, большой Дом быта между Рижским проспектом (тогда – шоссе) и улицей Коммунальной. Также на Завеличье должен был появиться широкоформатный кинотеатр (чуть позже кинотеатр будет построен немного в другом месте – на пересечении улицы Максима Горького с улице Розы Люксембург), Дворец бракосочетаний…

По задумке составителей генплана улица Народная должна была стать своеобразным бульваром, улица Первомайская – исчезнуть (вместо неё планировалось проложить улицу параллельно крепостной стене).

Не сбылись планы по строительству здания горисполкома напротив сквера им. Калинина [ныне – Кутузовского сада между зданиями областной администрации и Пушкинским драмтеатром] – правда, там был построен жилой дом для партноменклатуры.

ТЭЦ-18 на набережной Великой ещё тогда планировалось снести, чтобы не уродовать туристический центр города: увы, этим планам сбыться было не суждено, и сейчас заброшенное строение заметно портит панораму.

Ради улучшения, как сейчас бы сказали, «туристической привлекательности» в 1975-м постановлением горисполкома были объявлены вне закона лодочные гаражи на Великой выше устья Псковы. С одной стороны, самодельные строения по берегам рек действительно не украшали набережную. Но с другой – в то время река пестрела всевозможными лодками, в чём, несомненно, была своя поэтика…

Также можно лишь сожалеть, что не сбылись планы по строительству дополнительного моста через Великую в районе радиозавода. Но ещё более печально, что в Пскове, который до войны украшали трамваи, не появились хотя бы обещанные в 70-е троллейбусы. А они должны были дополнить существовавшие на тот момент автобусные маршруты и существенно улучшить транспортную инфраструктуру областного центра.

Кстати, уже в том время в городе планировалось построить 16-этажные дома на Рижском проспекте. В реальности строение такой высоты возведут в Пскове на перекрёстке Юбилейная-Рижский лишь в 2009-м – после того, как местные пожарные получат специальную автолестницу, позволяющую эвакуировать граждан с верхних этажей.

Как бы то ни было, вторая половина 70-х – это время строек, к которым в массовом порядке относится слова «новый», «самый», «впервые».

В 1975-м году открылось новое здание городского рынка (теперь, правда, называемого «старым»). 

Тогда же по адресу Новосёлов, 11 был построен первый в Пскове дом улучшенной планировки, в котором по новой моде первый этаж был отведён под «общественные пространства» - магазины и всевозможные службы. Особо отмечалось, что по первому этажу этого здания можно пройти из конца в конец дома, не выходя на улицу.

Тогда же в Пскове появляется первый многоквартирный дома на свайном фундаменте, первый дом, где межэтажные перекрытия выполнены полностью без дерева (тогда – абсолютная редкость).

На Запсковье, на улице Текстильная, которая только во второй половине 70-х начинает активно застраиваться, возведена школа №20, которая спроектирована по принципиально новой схеме – со внутренним двориком. Впоследствии этот принцип станет «золотым стандартом» для остальных зданий учебных заведений. Во внутренних двориках планировалось проводить всевозможные мероприятия с детьми.

«Сборность – основа строительства»

К концу девятой – началу десятой пятилетке (к 1975 году) почти половина построенных в Псковской области жилых зданий были возведены из крупнопанельных железобетонных элементов. В Пскове эта доля была ещё выше – 3/4 (при этом в среднем по стране доля крупнопанельного домостроения в 75-м определялась только в 50%). Высокие темпы обуславливались несколькими факторами, прежде всего тем, что на Псковщине сразу несколько крупных организаций, в том числе и завод ЖБИ-1, занимались производством изделий для такого строительства. Разрушенному во время Великой Отечественной войны городу требовалось застраиваться ударными темпами, а именно крупнопанельное домостроение было вдвое менее трудоёмким, чем кирпичное.

К помощью крупных железобетонных панелей удавалось быстро создавать и культурно-бытовую инфраструктуру в новых микрорайонах. Для этого была разработана серия унифицированных конструкций «ИИ-04», которая внедрялась в качестве основы культурно-бытового строительства. «Скелетом» зданий, построенных из конструкций новой серии, был каркас из железобетонных колонн и ригелей, жёстко соединённых с небольшим количеством железобетонных перегородок – диафрагм. Перекрытия выполнялись из сборных железобетонных плит, а стены – из керамзитобетонных панелей.

Узлы соединений элементов разработаны таким образом, чтобы при достаточной надёжности они не портили внутренний вид помещений большими рёбрами и выступами.

Эта серия позволяла строить здания до 12 этажей. В Пскове из элементов этой серии одним из первых было построено 8-этажное здание административно-бытового корпуса машиностроительного объединения. В освоении этой технологии строительства псковичи что-то подсмотрели у коллег из Калинина (ныне – Твери), но кое-что местные производители осваивали сами на основе кооперации: совместно работали и ЖБИ-1, и ДСК, и трест «Оргтехстрой», и трест №44, которые изготваливали детали для корпуса.

К этому моменту ЖБИ-1 подошёл модернизированным. До реконструкции производственный корпус состоял из одного пролета, где изготавливались пустотные настилы длиной до 6 метров и шириной 1,2 метра, с немедленной распалубкой изделий. Часть пролета была занята под производство арматуры. Завоз бетона в цех осуществлялся автотранспортом. Одним словом, производство было устаревшим.

В рамках реконструкции на заводе построили ещё 2 пролета формовочного цеха. Был полностью реконструирован арматурный цех, в нем установили новое оборудование. В результате в существующем пролете организовали 2 линии по формированию пустотных настилов в опалубке. В новых пролетах выпускали пустотные настилы, двускатные и односкатные балки, ребристые плиты покрытий и перекрытий, кольца колодцев, тротуарную плитку на специальной линии.

На полигоне завода [территории возле реки, где производили особо крупные элементы] вместо башенного крана была смонтирована железобетонная эстакада с двумя мостовыми кранами, что позволило не только значительно увеличить выпуск изделий, но и изготавливать предварительно напряженные 18-метровые фермы, двухветвевые колонны для промышленных одноэтажных зданий под краны большой грузоподъемности.  Также там выпускали элементы теплотрасс, очистных сооружений (которые строятся во второй половине 70-х), диафрагмы, элементы монолитного домостроения, различные колонны, балки, прогоны и т.д. То есть номенклатура продукции была крайне широкой...

Однако, несмотря на внедрение новых технологий и модернизацию производства, произошедшую в первой половине 70-х на псковских заводах, производящих железобетонные изделия, их катастрофически не хватало для всевозрастающих объёмов строительства в регионе.

Поэтому в конце десятилетия в Пскове на Запсковье, в районе Северо-восточного промышленного района на улице Литейной начинается строительство завода ЖБИ-3 – самого крупного и мощного предприятия по производству железобетона. Основные конструкции для нового завода делаются на ЖБИ-1, который после ввода в строй «большого брата», казалось, должен «уйти в тень».

Действительно, со вводом в строй ЖБИ-3 на рубеже 70-80-х Псковская область начала полностью покрывать собственную потребность в железобетонных изделий, которые ранее приходилось докупать в других регионах. Однако, по иронии судьбы, очень скоро ситуация изменится, на предприятии начнётся кризис и оно фактически встанет, а после развала Союза и вовсе прекратит существование, тогда как ЖБИ-1 сможет пережить смутные годы и возродиться в одного из лидеров отрасли на Северо-Западе.

Впрочем, об этом – в следующих сериях…

Версия для печати


Идет загрузка...