1
  • Коротко
Экономика

11 пятилеток ЖБИ-1 (часть 8: 1995-1999)

1 апреля 2015 года отпразднует 55-летие псковский завод ЖБИ-1 – одно из ведущих строительных предприятий региона. Псковское агентство информации к юбилею предприятия запустило спецпроект «11 пятилеток ЖБИ-1»: следя за становлением и развитием столь важной для региона промышленной организации, мы вспоминаем, какой в это время была страна и город. Для кого-то это станет любопытным воспоминанием, а для многих – уже увлекательным открытием. Сегодня мы представляем вам восьмую часть, посвященную 1995-1999 годам.

От штурма Грозного до штурма Грозного

Вторая половина «лихих» 90-х – удивительное время. Это одновременно эпоха кризисов, политических и экономических, внешне- и внутриполитических провалов, разгула криминала, обнищания миллионов – и при этом время развития рынка, появления новых фирм и возрождения, перерождения прежних, время невиданной после свободы, инициативы, многообразия во всём… О таком говорят – год за три.

Начинается эта «пятилетка» трагическим началом штурмом Грозного в новогоднюю ночь с 1994 на 95-й годы, то есть символическим началом Первой Чеченской войны. Официально она именовалась операцией по восстановлению конституционного порядка.

В этом штурме принимали участие многие военнослужащие из Пскова, в том числе и капитан Олег Зобов, чьим именем позже назовут переулок в районе военного городка. Тогда, в новогоднюю ночь, он заменил погибшего командира роты, был ранен, но лично возглавил группу, которая ворвалась в здание и уничтожила гранатомётчиков с прикрытием. После этого Зобов организовал перебазирование техники и личного состава, приказал им занять круговую оборону и своими грамотными действиями спас порядка 160 жизней.

Штурм Грозного с большими потерями с обеих сторон, а особенно среди мирного населения, продлится до марта, когда последние отряды боевиков покинут столицу, и там будет восстановлена пророссийская администрация.

Затем начнётся операция по установлению контроля над равнинной и горной частями Чечни, а страна столкнётся с терактами – захватами больниц в Кизляре и Будённовске.

Война завершится в 1996 году подписанием Хасавьюртовских соглашений. При этом, по воспоминаниям многих ветеранов, перемирие было объявлено в тот момент, когда федеральные силы достигли решающего успеха. Как бы то ни было, переговоры положат конец вооруженному противостоянию и сделают Чечню de facto независимой до следующей войны, которая разразится в 1999-м после нападения боевиков на Дагестан.

Таким образом, и заканчиваться «пятилетка» будет под грохот миномётов – как раз 26 декабря 1999 года федеральные силы вновь начнут осаду Грозного. А ещё через несколько дней, заготавливая салаты к новогоднему застолью, россияне узнают, что первый президент России Борис Ельцин подал в отставку и назначил и. о. главы государства тогдашнего премьер-министра, экс-руководителя ФСБ России Владимира Путина.

Перед этим, в 1998 году, случится ещё один вооруженный кризис – бомбардировки НАТО Югославии без санкции ООН. В ответ тогдашний премьер-министр Евгений Примаков, летевший в США, по сути, просить денег, совершит свой знаменитый «разворот над Атлантикой». Депутат Госдумы от Псковской области, впоследствии губернатор Михаил Кузнецов будет выступать в прессе с призывами к созданию военного союза России, Белоруссии и Украины. А между тем, когда в результате бомбардировок президент Югославии Милошевич неожиданно согласится на требования НАТО, российские десантники совершат многокилометровый марш и захватят главный аэропорт в Приштине, где должны были разместиться британцы. В этот момент мир будет как никогда близок к началу Третьей Мировой войны, потому что десантники целились в бронетехнику НАТО из гранатомётов, а солдаты альянса, напротив, в какой-то момент получили приказ силой занять аэропорт…

Семибанкирщина, «Красная угроза» и «Выбирай сердцем»

В 1996 году в России происходили самые напряжённые президентские выборы за всю её новейшую историю. Достаточно сказать, что это были до сих пор единственные выборы, в которых для определения победителя понадобилось 2 тура…

К этому плебисциту страна подошла в условиях жесточайшего кризиса, сопровождавшегося тотальными и многомесячными невыплатами зарплат, коррупционными скандалами в Кремле, огромным социальным расслоением в обществе, фактическим разрушением соцсферы, разгулом преступности… Не удивительно, что рейтинг Ельцина на старте кампании оценивался лишь в несколько процентов. Соответственно, удивительно то, как ему - больному и редко появляющемуся на публике – удалось удержать власть.

Для понимания – то, что Ельцин слишком часто «работает с документами» (что почти всегда означало «запил»), было секретом Полишинеля. Газеты даже не стеснялись публиковать подписи к фото о том, что иностранные гости увидели российского президента «трудоспособным»...

По воспоминаниям многих участников той предвыборной кампании, на выборах по всем опросам во втором туре побеждал лидер КПРФ Геннадий Зюганов [в последнее время среди российских политиков практически не оспаривается версия о том, что фактически именно коммунист и победил, а формальную победу Ельцину обеспечили лишь фальсификации и подтасовки – ПАИ].

Чтобы помешать «реставрации КПСС» в стране появилась семибанкирщина [по аналогии с историческим термином «семибоярщина»] – группа олигархов (их число в разных источниках приводится разное – и 7, и 9, и 15 человек), контролировавших более половины всей экономики России и объединившихся, чтобы обеспечить режиму второй срок. Поддержку президенту оказал и занявший в первом туре третье место генерал Лебедь, который затем по поручению президента и завершит войну в Чечне.

Для победы в ход шли все средства – Зюганова в предвыборных материалах изображали чуть ли не Гитлером. Популярность получил плакат с изображением лидера коммунистов и надписью «Купи еды в последний раз»: политтехнологи умело манипулировали страхами граждан перед возвращением к массовому дефициту времён позднего СССР.

Предвыборная кампания Ельцина, напротив, строилась на эмоциональном лозунге «Выбирай сердцем». И здесь, несмотря на тяжелейшее положение дел в стране, миллионы граждан сердцем решили, что назад в СССР всё равно не хотят… [Однако, надо отметить, что Псковская область тогда в целом проголосовала преимущественно за Зюганова, то есть попала в так называемый «красный пояс» регионов - ПАИ].

Выборы – псковский вариант

В Псковской области во второй половине 90-х прошли свои предвыборные войны. Сразу вслед за президентскими, осенью 1996 года, состоялись первые губернаторские выборы [в самый первый раз губернаторов назначал лично Ельцин].

И здесь ожидался почти общероссийский сценарий, только с поправкой на отсутствие местных вариантов «семибанкирщины»: своих региональных «олигархов» к тому времени Псковская область ещё, в общем-то, не имела. Зато здесь был свой «Лебедь» - полковник ВДВ по фамилии Комар: «на родине 76-й дивизии» протеже прославившегося генерала-политика (который в 80-е, кстати, жил в Пскове) стал, естественно, десантник.

При этом на старте выборов все ожидали, что основная борьба развернётся между демократом Владиславом Тумановым и экс-председателем Псковского облисполкома во времена СССР Виталием Пушкарёвым, ставшем, правда, к тому времени предпринимателем.

Но судьба распорядилась иначе, и Псковскую область возглавил единственный на всю страну губернатор от ЛДПР - Евгений Михайлов. Благодаря этому к следующим выборам в регионе будет популярен слоган «Освободим Псковщину от жириновщины!».

В поисках национальной идеи

На фоне смуты и разрухи особенно популярным делом в России 90-х становятся поиски национальной идеи. С идеей, естественно, было трудно, поэтому основная масса разговоров сводилась к необходимости её поисков.

Зато наметился повышенный интерес к теме убийства большевиками царской семьи. Николаю II и его семье ставят в России памятники, в честь них совершаются крестные ходы.

Ещё во второй половине 90-х обостряется национальный вопрос. Во-первых, на фоне плохой экономической ситуации как грибы после дождя плодятся всевозможные движения националистического толка. Более того, их представители попадают во власть и пользуются этим для реализации собственных идей. Например, в 1996 году с этим в Пскове был связан громкий скандал по поводу т. н. «Письма Дмитрия Беляева» против яблочника Льва Шлосберга.

А затем, в 1998 году, страна бурно обсуждает инициативу об изъятии из паспортов знаменитой «пятой графы» - «национальность».

Беспредел

Разгул криминала достигает в середине 90-х апогея. Теперь поездка на озеро и уже тем паче ночёвка где-нибудь на трассе в машине представляют прямую смертельную опасность. Как и поход на дискотеку…

Грузовики на трассах в Псковской области вообще пропадают вместе с водителями с завидным постоянством.

Люди пытаются заработать, даже приклеив к 1000-рублёвой бумажке ещё несколько нулей…

(Кстати, вскоре подобные выкрутасы станут не актуальными, потому что в 1998 году произойдёт знаменитая деноминация – все банкноты и цены, соответственно, потеряют по 3 ноля, и бывшая тысяча превратится в рубль, вернутся копейки. Таким образом, кончится повод для шуток, что Россия – это страна миллионеров, которым не хватает на хлеб).

А вот ещё одна новость тех лет - о попытке кражи с территории военного склада арсенала, которым вполне можно было бы серьёзно оснастить армию небольшого европейского государства – меж тем, всё это грозное оружие пыталась утащить городская шпана. И пусть тут подростков поймали - многим действительно удавалось разжиться армейским имуществом. Примета тех лет: мальчишки, разгуливающие с украденными с военных складов вещами.

Бардак в армии сказывается и на неуставных отношениях. В газетах даже появляются актуальные разъяснения о том, какие виды дедовщины «присутствуют на местах».

Невыплаты зарплат, 15-летние проститутки и «заводы под нож»

В выборный 1996 год особенно остро встал вопрос с невыплатами зарплат бюджетникам (впрочем, не только им). Люди не получают денег месяцами, выходят на митинги, но продолжают ходить на работу, каждый день решая задачку «Чем накормить детей?..»

Почти в каждом материале о невыплатах зарплат в заголовке есть слово «Надежда»… Даже в самые сложные времена надежда теплилась в сердцах людей.

С деньгами плохо в тот момент повсюду, в том числе и в судах, где не хватает средств даже на …канцелярские принадлежности.

Городские власти, чтобы дать возможность имеющим задолженности предприятиям рассчитаться, объявили о сборе металлолома с промышленных предприятий. Именно в этом время в стране появляется фраза «заводы под нож» - так с водой выплескивали ребёнка, когда порой в металлолом сдавалось и бездействующее в новых условиях оборудование.

На этом фоне люди стараются заработать как могут. В городе начинает процветать «напёрстничество», 15-летние школьницы, учащиеся днём на 4-5, по вечерам зарабатывают проституцией в центре города, стараясь не попасться на глаза возвращающимся с работы родителям.

Некоторые страдали из-за того, что бутылки из под водки сдавать стало невыгодно ...

А областные власти, чтобы быстро пополнить бюджет, принимают скандальное решение о создании госпредприятия «Псковалко», после чего с местного рынка будут выдавлены практически все альтернативные алкогольные марки.

Эта же история станет причиной конфликта региональной администрации и местного УМВД, которая завершится переводом в Москву начальника силовиков Сергея Щадрина.

А местные держатели ларьков выходят на свои акции протеста к городской администрации против очередного ужесточения требований к ним. Ларьки, в которых и наливали, и продавали сигареты по одной штуке даже школьникам – тоже примета времени.

Немного солнца в холодной воде

И всё же даже на фоне такого тотального раздрая жизнь идёт, происходят и позитивные перемены.

На Олимпиаде в Атланте в 1996 году псковский гребец Сергей Матвеев, воспитанник легендарного тренера Валерия Прокопенко, в составе восьмёрки стал бронзовым призёром. До этого из псковичей лишь также воспитанницы Прокопенко завоёвывали медали на Олимпиаде-80 в Москве. 

А в конце 90-х случается ещё одно громкое событие в сфере псковского спорта – местный футбольный клуб соглашается возглавить не кто-нибудь, а бывший тренер сборной СССР (!) Эдуард Малофеев. При этом он приходит в клуб, который из-за финансовых проблем исключают из 2-го дивизиона, выбрасывая в любительский турнир. Но там-то псковичи, ведомые Малофеевым, громят всех на пути к возвращению во 2-й дивизион с «хоккейными» результатми – нормальный счёт для матча того времени – 7:0, 8:2…

А благодаря центральному телевидению псковичи получают ещё один повод для гордости: после «тест-драйва» различных кухонных ножей специалисты приходят к выводу, что клинки закалённые на заводе «Псковмаш» по твердости почти не уступают лучшим мировым (!) образцам.

В стране намечается очередной этап автомобильного «перевооружения». Отечественные автозаводы представляют в 1998 году на автосалоне в Москве концепты новой «Волги» (как пишут журналисты, в советские годы все газеты пестрили бы заголовками, что ГАЗ дал достойный ответ западным автопроизводителям), новой «Нивы» (которая теперь – Chevrolet Niva), нового УАЗа, который получит название «Patriot» (именно так – латиницей, из-за чего будет много шуток).

В Пскове, между тем, обсуждают планировавшийся ещё в начале 80-х проект строительства первого фрагмента объездной дороги – так называемого «Северного обхода». Сейчас многие автомобилисты, наверняка, очень рады, что проект всё же был претворён в жизнь.

А ещё на псковских дорогах в середине этой «пятилетки» старые разваливающиеся «Экарусы» начинают понемногу сменять кажущиеся горожанам абсолютной фантастикой импортные «Мерседесы», что даёт тысячам горожан право в шутку говорить, что на работу они ездят на белых «немцах». Деньги на покупку автобусов дал Международный банк реконструкции и развития.

Он же уже тогда в перспективе готов был профинансировать проект «Чистая вода». Как известно, так и случилось, но с задержкой на три пятилетки.

Достижения, несмотря на общий кризис, есть практически во всех сферах. Так, Псковский театр драмы в 1996 году получает статус академического.

В Псковском государственном педагогическом институте в 1998 году на базе физмата открывается «модное» направление – специализация «Технология предпринимательства», где собираются учить сразу учителей труда и бизнесменов в одном лице.

«Большие терема»

Строительная отрасль Пскова во второй половине 90-х начинает понемногу оживать после нескольких лет «межсезонья» - между инерционными заказами ещё советских лет и временем окончания «первоначального накопления капитала».

Правда, в это время в основном строятся либо ведомственные дома, либо элитное жильё.

При этом многоквартирные здания начинают активно строить внутри уже сформированных кварталов – таким образом, псковичи познакомились с понятием «уплотнительная застройка».

Зато целыми кварталами в пригородах Пскова начинают возникать колонии владельцев больших частных домов, которые в России по недоразумению получили название коттеджи [в английском варианте – это одно или полутораэтажные небольшие домики].

Активно идёт строительство и всевозможных торгово-развлекательных заведений. Вот, например, фотофакт о строительстве на окраине города кафе «Берёзка».

Ещё одна примета времени – массовое паломничество в Псков западных архитекторов. Например, гость и Германии Джорджо Бавай разработал проект сквера «Ольгин берег» на берегу Великой.

А благодаря другим немецким специалистам, сотрудникам управления по строительству из Нойса, в псковском кремле был отреставрирован Дом причта.

Впрочем, и собственные меценаты в Пскове имелись – именно во второй половине 90-х на кладбище в Орлецах была построена первая после революции церковь. На её возведение средства перечисляли и фирмы, и частные лица – почти так же, как по всей России собирали деньги на возрождение в 1994-97 годах уничтоженного в годы советской власти храма Христа Спасителя в Москве.

«Бесконечный бартер»

Вторая половина 90-х – время возрождения псковского завода ЖБИ-1. В 1996 году председателем совета директоров предприятия становится Игорь Поляков, который до сих пор стоит у руля производственно-строительного объединения.

По его воспоминаниям, в середине 90-х, когда он пришёл на завод, там еле теплилась жизнь – в небольших количествах выпускались бетонные блоки, пустотные плиты, перемычки и товарный бетон на продажу.

«С этого момента я начал делать первые шаги по приведению предприятия в порядок, по расширению ассортимента продукции, - вспоминает Поляков. - Понимая, что рынок Пскова был очень маленьким, ограниченным, и, кроме того, был бесконечный период бартеров, нам пришлось выйти на рынок Санкт-Петербурга. Естественно, понимая, что там немножко другая технология, другие требования к качеству продукции и, соответственно, предприятия, мы начали первый этап модернизации завода, приведения его в работоспособное состояние».

В первую очередь на ЖБИ-1 увеличили производство пустотных плит, правда, ещё по старой технологии: в металлических формах.

Затем в Петербурге начал расти спрос на колонно-ригельные системы, которые позволяли строить крупные 24-этажные дома и общественные здания с большими открытыми пространствами.

«Мы закупили формы [для этих систем] в Рязани, начали выпускать новую серию изделий для Петербурга», - вспоминает председатель совета директоров объединения.

Первые крупные дома в Северной столице, конструктивные элементы для которых поставлялись с берегов Великой, были возведены на улицах Есенина и Фомина – два 24-этажных жилых дома.

«И эта востребованность колонно-ригельной системы до сих пор продолжается, мы их до сих пор выпускаем», - добавляет Поляков.

Однако первые заказы из мегаполиса ещё не позволяли заняться глубокой модернизацией завода, потому что реальных денег по-прежнему не хватало. Причиной тому – всё те же  бартеры [обмены товаров и услуг на другие, примерно равные по стоимости], ставшие экономическим символом пятилетки.

«Это был период бесконечного бартера. Нам давали квартиры, мы их продавали… Но не всегда – иногда тоже по бартеру реализовывали за цемент или металл, например, - рассказывает Игорь Поляков. – Однажды по бартеру мы вообще получили целый КамАЗ краски. Хорошая, кстати, краска была: до сих пор на деревянном доме не облезла! Мы её отдали Псково-Печорскому монастырю».

«Мы постоянно пытались перейти на живые деньги. И это свершилось, но уже позже, в середине «нулевых», - добавил он. Тогда же на ЖБИ-1 удалось начать по-настоящему серьёзную модернизацию. Впрочем, об этом – уже в следующей серии…

Версия для печати


Идет загрузка...