1
  • Коротко
Культура

Земля, воздух, вода

В прокат вышел самый ожидаемый фильм этого лета - «Дюнкерк» Кристофера Нолана, самая реалистичная историческая военная драма о жизни, смерти и спасении. Кажется, на этот раз Нолан стал близок к Оскару, как никогда раньше. 

Начало Второй мировой. Немцы ведут активное наступление в Европе. Британские войска оказались в кольце окружения в небольшом городке Дюнкерк на берегу Франции. Впереди – море, позади и в воздухе – враг. Командование принимает решение эвакуировать солдат, большая часть которых - вчерашние школьники. Почти 400 тысяч человек, находясь в ловушке, ожидают спасения. Пока из Англии медленно плывут эвакуационные эсминцы, на помощь приходят гражданские суда - каждая минута на особом счету. Несмотря на то, что официально эту операцию назвали «Динамо», ее также окрестили и «Чудом в Дюнкерке».

Изучив вдоль и поперек холодные просторы космоса, познав сингулярность и заглянув за горизонт событий в «Интерстелларе», Кристофер Нолан решил спуститься с небес на землю. Прямо на побережье Франции, отбросив нас в прошлое и впервые за всю свою жизнь сняв фильм по реальным историческим событиям. 

Все именитые режиссеры-классики вдоль и поперек изъездили тему войны. Каждый из них имеет в своей фильмографии хотя бы один такой фильм, навсегда закрыв для себя этот жанр. И каждый закрывал его по-своему. Стивен Спилберг, например, детально, со свистом каждой пули под водой, показал высадку союзных войск в Нормандии. О судьбе простого человека на войне и после нее рассказал Сергей Бондарчук. Стэнли Кубрик задокументировал Вьетнам. Нолан тоже не захотел оставаться в стороне. Да и зачем, если есть мало кому известная история о масштабном отступлении и эвакуации с берега Дюнкерка сотен тысяч британских солдат и офицеров в 1940 году?

Закрывать «военный гештальт» Кристофер Нолан взялся в своем традиционном стиле. Начиная с самых первых картин, его лучшим другом всегда оставалось время, эффектно манипулируя которым ему так же ловко удается увязать все три сюжетные линии в «Дюнкерке». Земля, вода и воздух - именно в этих трех стихиях, но в совершенно разных временных промежутках, развиваются события. В небе всего один час сражается с назойливыми «мессерами» персонаж Тома Харди. Герой Марка Райлэнса на небольшой частной яхте спасает солдат целый день. А по побережью вместе с другими ожидающими спасения солдатами неделю бродит угрюмый Томми (Финн Уайтхед).

Первые несколько минут все это кажется невнятным сумбуром, но постепенно сюжетные линии начинают взаимодействовать и плавно втягивают зрителя в масштабную историю. На войне и в бою время может молниеносно «сжиматься» и в тоже время умеет дико «растягиваться». Именно такого эффекта и добился в итоге на экране Нолан. Всего один час боев в небе воспринимается как целый день, сутки на яхте можно посчитать практически несколькими днями, в то время как томительное и страшное ожидание на берегу тянется, кажется, бесконечно. При хронометраже в 106 минут создается впечатление, что картина идет все три часа. Играя со временем на протяжении всего фильма Нолан доказывает, что любую историю можно превратить в напряженную до невозможного предела драму.

Главных героев здесь не существует. Они практически обезличены, остались лишь образы, - пехотинец, летчик, гражданский, - через которые Нолан плавно доводит главную суть: война - это ад. А если нет героев – нет и врага. В фильме не поминают всуе ни «фашистов», ни «нацистов», ни «Гитлера». Вражеский образ не определен: есть просто Враг. Нолан уважает своего зрителя, не мучает заурядностью и шаблонностью ярлыков. Незачем показывать то, что уже и так явно. 

Крайне негативное отношение британского режиссера к цифровой «эволюции» кинематографа с каждым новым фильмом только подкрепляет его мастерство и выводит талант и умение на новые уровни. Приверженец старой школы, Нолан - ярый противник 3D, признает только старую добрую пленку, а недавно заявил, что и Netflix вошел в его «черный список».  Идеально построив содержание, он также мастерски подошел и к форме «Дюнкерка». Практически вся картина снята в IMAX – громоздкие камеры крепили даже на крылья «спидфаеров». Как всегда, Нолан подходит к работе с присущей ему максимальной реалистичностью и достоверностью в кадре, пользуясь проверенными и простыми методами и приемами, но никак не хромакеем и графикой. Кажется, что его скрупулёзность тут выкручена до предела. 

Верный оператор Нолана Хойте Ван Хойтема («Интерстеллар», «Она») добивается чего-то совершенно невообразимого: почти каждый кадр «Дюнкерка» - картина, фотография из хроники Второй Мировой. Такого эффекта в последнее время достигал, пожалуй, только Стэнли Кубрик в «Барри Линдоне». Классика кинематографа - неизменная опора Нолана, то, чего он не предаст ни за что, поэтому и кадры в фильме - чистые, лишенные всего «цифрового». Лишен фильм и излишнего драматизма, и штампов, коими страдают все фильмы о войне. Без пафоса и практически без крови, аккуратно, с минимумом разговоров в духе «мы все умрем» и с максимумом действия на экране.

В «Дюнкерке» главным героем оказываешься ты сам. В кабине «спидфаера», на пляже под обстрелом вражеских самолетов, в яхте посреди Ла-Манша. Как и бескрайний космос с черной дырой, война захватывает полностью и с той же железной хваткой не отпускает домой. Превосходно синхронизируя между собой все три таймлайна, Нолан также синхронизирует и волнообразный, напряженный темп. А Ханс Циммер закрепляет все настолько мощным саундтреком, который прекрасно ложится на и без того завораживающие звуковые эффекты.

Кажется, что Нолан как никогда раньше стал близок к Оскару: с реалистичным фильмом о войне, о спасении, о жертвах и о надежде, но никак не о трусости.

 

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Петь или не петь? Холодное пьяное сердце Ах, как хочется вернуться Садовник, дворецкий, служанка? Дым без огня Бегущий по мукам Врач не дружит с медсестрой Выйди вон! Ну прям клоунада Он вернулся


Идет загрузка...