2
  • Коротко
Общество

Сокровища «сплющенного» раскопа: Квартиры над кельями

Элитные квартиры жилого квартала, который в перспективе появится в районе старой псковской ТЭЦ, разместятся над куда более скромными апартаментами в виде монашеских келий подворья Псково-Печерского монастыря. Территория у Мстиславской башни - неплохая иллюстрация поговорки про «свято место».

Подворье возникло в Пскове в начале XVI века и частично размещалось как раз на месте будущей строительной, а ныне археологической площадки. На монастырской территории находилось 14 келий, где жили 12 священников и старцев и 20 «слуг и служебников».

Две небольшие особножительные (для одного монаха) кельи археологи обнаружили почти под самыми стенами ТЭЦ на Мстиславском II раскопе. Нехитрый монашеский быт начала XVI века умещался в помещении два на два метра. Деревянная лежанка и печка - больше отшельнику для удобства ничего не требовалось. Аскетизм наивысшей степени. Лежанку археологи нашли в виде щепок и стружки. Вполне может быть, что это и было то «мягкое», на чём спал монах.

Кельи практически примыкали друг к другу. Одна была немного меньше, другая чуть больше. В той что побольше сохранились глиняные ступеньки и углубления от деревянных столбов, державших крышу. В маленькой келейке удаётся разглядеть световое окошко.

Впрочем, находки келий археологи связывают с подворьем монастыря с осторожностью. Всё-таки территория подворья, если судить по планам XVIII века, не распространялась так далеко. Возможно, эти кельи относятся к более раннему периоду, и к моменту появления подворья были уже заброшены.

За кельями находилась большая каменная постройка, которая могла быть трапезной или использоваться для хозяйственных нужд. Однозначного определения зданию дать нельзя. От постройки практически ничего не осталось, потому что камни были скреплены глиняным раствором. Со временем стены расплылись. «Для показа сохранять нечего, эта находка найдёт отражение только в наших документах, - пояснила старший научный сотрудник Археологического центра Псковской области и руководитель работ Елена Салмина. - Возможно, те, кто занимается доработкой проекта благоустройства квартала каким-то образом учтут монастырские мотивы в декоре, например, в виде фрескового панно».

На фото: Остатки монастырской постройки неустановленного назначения

Почти у края раскопа из-под земли возникло ещё одно известняковое здание неясного назначения. Возможно, тоже келья. И эту постройку предстоит разобрать и увековечить в документах.

На фото: Ещё одна неустановленная постройка

У самой речушки Зрачки, которая по сей день пробивается сквозь грунт, обнаружился эффектный (за счёт размеров) монастырский колодец. Дерево неплохо сохранилось, поэтому планируется сделать два спила бревён, чтобы установить их точную датировку.

На территории Мстиславского III раскопа, который начинается за церковью Одигитрии, обнаружилась интересная каменная постройка начала XVI века, также принадлежавшая монастырю. По-видимому, её в обители использовали в качестве кладовки-холодильника. Ступеньки, ведущие вниз (значит помещение было заглублено), подтверждают догадку. «Думается, сюда могли ставить какие-то ёмкости с продуктами. Например, бочки с квашеной капустой, с огурцами и прочими постными блюдами долгосрочного хранения», - предположила Елена Салмина.

Рядом с ледником раскопан ещё один колодец, на этот раз без собачьего черепа. Колодец появился здесь к началу XX века, когда кладовая уже не использовалась. Его наличие лишь подтверждает, что из-за подступающих грунтовых вод местечко здесь было прохладное. В монастырском «холодильнике» также вполне могла стоять вода.

Ещё одна постройка, где места хватает только на печь и постель – бревенчатая, попала в Мстиславский III раскоп целиком. Она расположена довольно близко к церкви Одигитрии, возможно, это как раз одна из 14 келий, упомянутых в источниках.

На фото: Бревенчатая келья. Фото Археологического центра Псковской области

В этой же части раскопа в руки археологов попала наместничья печать, связанная с делопроизводством канцелярии при Троицком соборе. На одной её стороне изображена Богоматерь с младенцем, а на обороте — «легенда», которая свидетельствует о принадлежности печати. Такими печатями скрепляли письма и документы.

На фото: Изображение Богоматери с младенцем

На фото: Легенда печати с обозначением её принадлежности

«А вот ещё очень милая находка — быстро сляпанная чернильница или солонка, - уточнила Елена Салмина. - Это такая очень индивидуальная вещь. Может, вчерашний семинарист или какой диконький монах пришёл на подворье и сделал себе эту вещицу. Вот весёленький сосуд-водолей для умывания. С небольшими ушками у горлышка. Это какой-то очень авторский зверь. Рабочая версия — барашек, но этого мы не узнаем».

На фото: Монашеская чернильница или солонка

На фото: Часть водолейного сосуда

На планшете в камеральной лаборатории бросается в глаза красивый обломок западноевропейского сосуда — импортированная рейнская керамика, здесь же фрагменты зелёнополивных изразцов, украшавших печь. «Сейчас зелёная расцветка не угадывается. Возможно, конкретно этот изразец свалился в печь и сильно обгорел», - предположила научный сотрудник Псковского археологического центра, руководитель лаборатории Татьяна Щукина.

На фото: Черепок европейского сосуда

На фото: Печные изразцы

У Мстиславской башни найдена масса простых бытовых предметов - стандартный «джентльменский набор» любого раскопа: точильный камень, ножи, рыболовное грузило на сеть, свёрла, костяная рукоятка ножа, пряслице, крючок (не рыболовный), кудельная булавка, державшая моток шерсти, обивочный гвоздь, ключи. Пламя из искры монахи добывали с помощью кресала и кремня.

Такой археологический шлейф оставило после себя подворье Псково-Печерского монастыря, прекратившее существование в первые годы после Октябрьской революции 1917-го.

Предыдущие публикации об удивительных артефактах Мстиславского раскопа можно найти здесьздесь и здесь.

Ольга Машкарина
Версия для печати


Идет загрузка...