0
  • Коротко
Общество

Поэт. Стихи. Бумага

В рамках фестиваля памяти Сергея Довлатова «Заповедник» в Пскове прошёл творческий вечер русского поэта и лидера панк-группы «Последние танки в Париже» Алексея Никонова. 17 сентября в малом зале драмтеатра собралось большое количество его поклонников, к которым присоединилась корреспондент Псковского агентства информации, решившая познакомиться с творчеством человека, называющего себя единственным профессиональным поэтом в России. 

Лёха Никонов, как она сам предпочитает себя называть, собирает полные залы по всей России, как с сольной программой, так и с группой «ПТВП». Не стал исключением и Псков – зал был забит до отказа. Собравшиеся услышали произведения о любви и поэзии, культуре и политике, в которых причудливо переплетаются прошлое и настоящее, суровая реальность и миф, проститутки, наркоманы и поэты, нецензурная брань и высокий слог. Стихи выборгского поэта раскрывают темы, о которых многие предпочитают молчать.  

«Я выступаю прямо сейчас в маленьком клубе, похожем на клетку. // Буду читать и нести всякий вздор, // которому, впрочем, искренне верю...»  - констатировал Никонов, зачитывая «Письмо коринфскому другу». Псковскому зрителю он представил свои лучшие стихи и отрывки из поэмы «Медея» - пятого сборника, на основе которого Джулиано Ди Капуа поставил в Петербурге одноименную панк-оперу. Кстати, в 2014 году «Медею» видел и псковский зритель

Фото с сайта peterburg2.ru

Через известный античный миф о женщине-детоубийце автор осветил современность: «Я вас приветствую, рабы! // Вы заслужили свой удел. // Свободный человек не станет пресмыкаться, // Терпеть высокомерие богатых // И низость власть имущих. // Вам воля и свобода вовсе не нужны, // И слушая мой монолог // Вы думаете, что он касается событий, // Которые давно прошли?! («Медея», песня первая, глава первая)

В монологах к этой панк-опере две истории: колхидки Медеи, изгоняемой из Коринфа за колдовство, и современной эмигрантки, выдворяемой из-за отсутствия отметки в паспорте. В чём же между ними разница и есть ли она? «Мне кажется, что в «Медее», я, наконец, высказался достаточно ясно по поводу всего того, что меня волновало в эти три года, и высказался, отказавшись от прежней, присущей мне манере, или, правильнее сказать, тактике «выжженной земли». Здесь сжигать уже нечего», - так автор прокомментировал своё творение.

Кстати, в 2011 году в Санкт-Петербурге состоялась премьера монодрамы «Магбет» на слова  Никонова, стихотворные монологи из которой также услышали псковичи.

Во время прочтения своих произведений поэт обращался к каждому в отдельности и к миру в целом, ведь то, что он говорил, касается всех. И не удивительно, что в одном из прозвучавших произведений упомянут Псков: «Ты повзрослеешь. Это очевидно. // И вовсе не обидно, // что сморщится прекрасный рот // и вылезет живот. // Сейчас ты молода - весь мир тебе, // но я пою хвалу судьбе, // что приготовила такое испытание - // стать взрослой, перестать шутить // и приступить к тому, что значит жить: // рожать детей и шить подушки - // и ты и все твои подружки // обречены судьбой старух // и вместо белых, тонких рук - // к морщинистым ладоням. // Так за искусство мстит природа! // и вот однажды в мартобре // две тысячи какого года? // на лавке старой в Пскове (в оригинале - «во дворе»), // встречая мне неведомое лето - // ты вспомнишь, вспомнишь обо мне. // Ты проклянёшь несчастного поэта».

Высокий слог поэт умело сочетал с абсценной, жаргонной лексикой, что не мешало псковичам вторить срывающемуся голосу поэта: «Это действительно было круто! Я снова забыл все слова // Потому что закончились утро, транквилизаторы и трава». Вечер получился весьма неформальным, чему способствовало мерцающее освещение, эмоциональность поэта, порой переходящего на крик, и бумага со стихотворными строками, которую Никонов швырял себе под ноги после прочтения.

Завершая вечер, поэт предложил собравшимся задать вопросы, которых оказалось очень много. Псковичей интересовали творческие планы Алексея Никонова, его отношение к любви («Любовь — это всегда трагедия, если нет трагедии, это уже что-то другое»), к русскому хип-хопу («Отношусь с подозрением, но потенциал есть»). 

Прозвучал и вопрос о том, планирует ли группа «Последние танки в Париже» приехать в Псков. Лидер ПТВП заверил, что с радостью привезёт в город музыкальную программу при первой же возможности.

Вспомнили слушатели и другого русского поэта и музыканта – Егора Летова, который, по заверению одного из пришедших на творческий вечер, знал, куда нужно идти. «Куда идти вам, вы знаете?», - обратился пскович к Алексею Никонову. На что тот уверенно ответил: «Писать стихи».  И подтверждение тому - одно из прочтённых на вечере произведений: «Я предпочту отвагу слов // Пустому препирательству с весной, // Где - карандаш, стихи, бумага // Навек останутся со мной» («Поэт. Стихи. Бумага»).

Ульяна Ловыгина
Версия для печати


Идет загрузка...