0
  • Коротко
Общество

Аист под крышей

Совсем скоро в Псковской области может открыться первый в России реабилитационный центр для белых аистов, построенный на средства благотворителей. Сбор денег для решения аистиных бед организован на краудфандинговой платформе «Планета», за три летних месяца на эти цели удалось собрать чуть более 250 тысяч рублей. Автор проекта - кандидат биологических наук, орнитолог, научный сотрудник заказника «Ремдовский» Марина Сиденко. Она рассказала Псковскому агентству информации об актуальности приюта для аистов на Псковской земле, о том, как птицы становятся инвалидами и можно ли их спасти.

- Марина, как давно вы занимаетесь проблемами пораненных аистов и почему решили создать специализированный реабилитационный центр для них?

- Я уже 16 лет работаю в системе особо охраняемых природных территорий, начинала в национальном парке «Смоленское Поозерье». В первый же год работы случилось так, что на моем попечении оказались сразу несколько пострадавших аистов. И потом из года в год люди стали привозить травмированных птиц, которым требовалась помощь. Это были и птенцы, которые выпадают из гнезд, и неулетевшие аисты. Каждое лето, каждую осень были массовые звонки в национальный парк: «Спасите, помогите, окажите помощь». Кто со слезами, кто с просьбами, кто с угрозами: «Как это так, особо охраняемая природная территория, вы должны этим заниматься!» 

В 2015 году я переехала на работу в Псковскую область. А не так давно случилась трагедия, которая стала толчком к активным действиям. 11 лет у нас жила моя любимая аистиха Варечка, которая свое время выпала из гнезда. Ее тогда подобрал человек, живший поблизости, лето она пожила у него, а осенью ее привезли ко мне. Уже было поздно, октябрь, и улететь никуда она уже не могла, поэтому осталась у нас на зиму. Перезимовала, летом выпустили, все лето Варечка жила рядом с нами в деревне, летала подкармливаться. Настала очередная осень, все аисты улетели, а она - нет. И все 11 лет она жила вместе с нами, летом - на воле, зимой - в помещении.

В прошлом году она погибла: в вольер проникла лиса и убила её. Для меня это была большая трагедия, потому что Варечка была уже как член семьи, я очень долго переживала, не могла отойти от этого всего. А потом решила – хватит печалиться, если я не могу вернуть к жизни своего любимого аиста, то могу сделать много хорошего для других. Этот случай меня подстегнул более активно работать над созданием реабилитационного центра. Я поняла, что и дальше хочу этим заниматься, и у меня есть для этого возможности, есть образование. К тому же, мы живем на особо охраняемых природных территориях, здесь птицам ничего не угрожает, мы можем заниматься этой деятельностью, выпускать их в природу.

- Насколько актуальна проблема травмирования аистов для Псковской области? Какие травмы они получают чаще всего?

- Мне привозили самых разнообразных птиц, но обращений с аистами больше всего. У нас два проблемных вида для Северо-Запада – лебедь-шипун и белый аист. Сейчас у нас со всех сторон посыпались аисты, в середине октября это закончится, потом начнутся лебеди. У них период миграции, и если в это время их прикормить, то они так и будут выпрашивать корм и никуда не улетят. Но это уже другая история.

Дело в том, что аистов в Псковской области очень много, она находится на втором месте по числу этих птиц среди регионов России - больше их только в Калининградской области. Здесь же порядка 2 тысяч гнездящихся пар, и обращений будет явно больше, чем в той же Смоленской области, где гнездится в два раза меньше пар.

Чаще всего встречаются травмы крыльев – открытые и закрытые переломы. Это происходит по-разному. Например, гнездо обрушается, и при падении птица получает травму. Либо они летят и цепляют за провода. Зачастую аисты попадают под автомобили, потому что они очень медленно взлетают, и если машина идет на большой скорости, запросто может эту птицу сбить. В зависимости от того, куда приходится удар, птица может и не выжить. Автомобилю тоже грозят серьезные повреждения. Поэтому я всех водителей предупреждаю: если на обочине видите аиста - сбрасывайте скорость, чтобы его не сбить, не повредить автомобиль и птицу.

Мне встречались даже аисты с поломанными клювами, не знаю, как им это удается. Такие случаи редко, но бывают. А в этом году в Калужской области и Тверской области много случаев переломов ног у аистов, не знаю, с чем это связано. Это, конечно, очень тяжелые травмы, и раньше я полагала, что такие птицы абсолютно безнадежны – если хотя бы одна нога сломана у аиста, всё, усыплять нужно. Но сейчас наука активно развивается, я увидела, что в Германии, Калининграде делают для таких аистов протезы, и они живут, причем не по одному году. Но это все дорого и сложно. У нас сейчас пока нет финансовой возможности этим заниматься. Ведь если брать птицу, нужно оказывать ей какую-то реальную помощь, а взять и ничего не сделать – это неправильно.

- Сколько подопечных живут у вас на сегодняшний день? Что с ними произошло?

- У меня уже четыре аиста, еще через неделю поеду в Смоленскую область, заберу оттуда еще трёх. Люди постоянно звонят и звонят.

Сейчас у меня живет аист, которого мы забрали в Гдове. Он просто неудачно приземлился на крышу. Причем, что интересно, приземлился на крышу дома, где со дня на день должен был появиться новорожденный ребенок. И он, видимо, растянул ногу, хромал очень здорово, практически не опирался на ногу. Сейчас ему уже стало гораздо лучше, он уже лучше передвигается. В следующем году, думаю, нога восстановится, и он просто напросто от нас улетит.

Еще из деревни Брагино Гдовского района забрали маленького аистенка из позднего выводка: единственный птенец был у молодой пары. Там пропал самец, и, видимо, самке было очень тяжело в одиночку его выкармливать, так как он явно недокормленный. Во время сильного ветра его просто сбросило с водонапорной башни, и он благополучно спланировал, потому что был оперенный – обошлось без травм. Но летать он еще не умел, поэтому просто ходил по деревне, клянчил у жителей корм. Не умея летать, ночевал на земле. Нам местные жители позвонили, потому что у птицы, которая не может летать, очень мало шансов выжить. Все наземные хищники – собаки, лисы, енотовидные собаки - с радостью такую птицу съедят. Мы забрали этого аистенка. В принципе, он на следующий год выпускной.

Из Смоленской области я тоже привезла аиста – обрушилось гнездо, там было два больших птенца. Один благополучно слетел, а  второго задело падающее гнездо – они же у них очень массивные. Он, судя по всему, растянул связки на крыле, пока что с повязкой ходит, и есть надежда, что в следующем году сможет улететь от нас.

Сегодня вот звонила бабушка одна из деревни Липня Дедовичского района, тоже говорит, что подобрали травмированного аиста. Все аисты уже улетели, этот еле живой был. Перелом крыла, соответственно, летать он уже не будет. Она говорит, что пока у себя подержит, но женщина болеет, бывает, нужно в больницу отлучаться, за аистом некому будет ухаживать. Мы его заберем.

Мы не отлавливаем в природе аистов, принимаем только тех, которых нам привозят люди. И привозят люди абсолютно разных возрастов – это и молодые девушки, и парни, и бабушки. Аистов традиционно люди любят. И поскольку это птица, которая без человека не живет, все происходит на глазах у людей. И люди откликаются на аистиные беды, начинают искать, куда обратиться. Хотя специализированного приюта для аистов нет нигде. К тому же, у нас все приюты на волонтерских началах. И если для собак, кошек приюты есть, то для диких животных в Псковской области ничего нет.

- На какой стадии сейчас создание реабилитационного центра на базе заказника «Ремдовский»? Что необходимо для завершения строительства?

- Единственное, чего не хватает – это деньги. Бюджетного финансирования можно ждать бесконечно долго, а проблема ежегодная. Поэтому 25 мая и был запущен данный проект на «Планете». Это совместный проект двух особо охраняемых природных территорий, но, думаю, Себежский национальный парк также может в этом участвовать, у них наверняка есть проблемы с аистами. Тем более, под его охраной находится заказник «Ремдовский», где и будет находиться центр помощи аистам. Планируем, что это будет межрегиональный проект, к нам уже обращаются люди из Тверской, Новгородской, Ленинградской областей. Если будет необходимость, мы будем принимать птиц и от них.

Нас поддерживает очень большое количество людей, порядка 400 человек уже откликнулись на наш проект. Мы собрали уже более 250 тысяч. Нам очень здорово помогают Москва, Санкт-Петербург. Люди нам перечисляют, кто сколько может - по 50, 70 рублей. Как ни странно, отчислений из Псковской области, где и создается центр, нет. Здесь почему-то никто не хочет помогать проекту финансово, это печально. Может, люди еще об этом не знают.

До окончания проекта осталось совсем чуть-чуть – сбор ведётся до 24 сентября. Затем мы выводим деньги из проекта, уже заключили договор с псковской фирмой, которая занимается каркасным строительством. 15 октября они должны начать работы и 1 ноября у наших аистов должно быть новоселье.

Важно понимать, что наш центр - не ветлечебница, ветеринарного оборудования там не будет. Это передержка, приучение птиц к неволе и затем их выпуск в природу. Если понадобится ветеринарная помощь, то нужно будет отдельно обращаться к врачам. Сейчас мы пока что собираем деньги на зимнее помещение, потому что аисты – птицы теплолюбивые, на зимовку они улетают в Африку. И чтобы им благополучно перезимовать здесь, нужно утепленное помещение, в котором будет положительная температура. Во всяком случае, вода в тазу не должна замерзать.

- А что будет с птицами, которые не способны вернуться в природу?

- Да, не всех аистов можно вернуть обратно в природу. Есть травмы небольшие – растяжение связок, например, - после которых птицы восстанавливаются и могут летать. Если же мы имеем дело с переломами ног или крыльев, то, как правило, птица в природу не возвращается, она не может там жить. Потому что они совершают длительные миграции - больше 6 тысяч км, перелет для них - очень большое испытание.

Бывают случаи, что аисты по какой-то причине не улетают на юг, «сбой в программе» происходит, таких птиц мы передерживаем и весной выпускаем, даем им второй шанс на жизнь в природе. А птицы-инвалиды будут оставаться у нас, хотя это зависит от того, насколько их будет много. Если я пойму, что мы физически не справляемся с кормежкой такого количества, будем искать для них место постоянного проживания – самые разнообразные зоопарки и питомники, их сейчас очень много.

- Существуют ли планы по развитию центра?

- В перспективе на следующий год надо будет строить летние стационарные вольеры - и открытые, и закрытые. Еще мы планируем оборудовать гостевой дом для волонтеров, которые могли бы приезжать и помогать нам. Во-первых, многие волонтеры могут помочь транспортом – забрать птицу и привезти, во-вторых, впоследствии помогать выкармливать птиц. Планов громадьё, надо дальше существовать и развиваться. Но зарплаты у нас маленькие, надо будет создавать Фонд помощи аистам, другого выхода я не вижу. Чтобы постоянная помощь была, пусть и небольшая.

Аист - птица прожорливая, на каждого в день нужно не менее полкилограмма корма. Это птица животноядная, то есть должна быть либо рыба, либо мясные продукты - куриные головы, субпродукты. Это все достаточно накладно, и в одиночку не справиться. Будем искать поддержку у общественности. Сейчас основная надежда на поддержку людей.

На «Планете» можно следить за обновлениями. Мы обязательно выложим результаты, покажем дом, который мы сделали для аистов, и как у нас развиваются события. 

Ульяна Ловыгина
Версия для печати


Идет загрузка...