Как трехлетний Елисей из Пскова стал моделью для Bjork и Wildberries

Лиза Славятинская

Мы нашли профиль малыша Елисея в Instagram. Мальчик словно сошел со страниц сказок – голубоглазый, светловолосый, задумчивый королевич. В три года маленький пскович уже сотрудничает с брендами Bjork, Nutrilon, «Детским миром», его фотографии можно встретить в интернет-магазине Wildberries. Когда видишь в Instagram аккаунт ребенка-фотомодели, возникает множество вопросов. Псковское агентство информации расспросило, как живется белокурой модели, Маргариту Черенкову – маму троих детей и пиар-агента Елисея, который покорил своими фотокарточками бренды и тысячи людей.

Как стать моделью в годик

- Маргарита, расскажите, когда началась карьера Елисея?

- Получилось это чисто случайно. Мы просто хотели сделать семейную фотосессию, потому что у нас было очень мало совместных фотографий с детьми. Знаете, когда ребенок маленький, телефон забит фотографиями, но в основном там только дети. Елисею как раз исполнялся год. В сентябре 2017 года я нашла в соцсетях детского фотографа (тогда я думала, что это питерский фотограф).

Получилось очень смешно: мы выбрали дату на ноябрьские праздники, я забронировала квартиру рядом со студией (улица Правды, 24). А буквально за три дня в переписке обмолвилась, что мы приезжаем в Питер за день. Там такая пауза, и она мне пишет: «А почему в Питер? Я вообще-то в Москве нахожусь. Улица Правды, 24. Москва».

У нас был фактически день на принятие решения: отказаться от съемки или ехать в Москву. Я решила так: если будут билеты – поедем, если не будет – не поедем. Билеты были. Старшего мы оставили дома, а с младшим поехали.

- Но это была обычная фотосессия, об участии в качестве модели речи не шло?

- Да, совершенно случайно оказалось, что девушка-фотограф – руководитель детского модельного агентства, которое работает с детьми от 0 лет и старше.

Она сняла Елисея, сделала ему первое портфолио и предложила взять в свое агентство, то есть предлагать фотографии Елисея заказчикам. Мы решили: «А почему нет?»

Первый год мы очень активно ездили в Москву, завели Instagram, зарегистрировались на разных площадках.

По договоренности с агентством мы должны были сниматься раз в месяц, но на деле получалось 2-3 поездки в Москву. Мы участвовали и в кастингах сторонних заказчиков. У нас всегда стоял «тревожный чемоданчик», когда нам вечером позвонят и скажут ехать.

Позже мы устали ездить в Москву и перешли работать в петербургский филиал этого агентства.

Первая съемка – и сразу в Wildberries

- Расскажите о вашей первой фотосессии в модельном агентстве.

- Первая съемка состоялась в декабре 2017 года. Как сейчас помню, снимали мы совершенно, на мой взгляд, какие-то непрезентабельные вещи: фабричные ползунки, пижамки российского производителя, снимались для каталога. А через три или четыре месяца мне мои подружки прислали ссылку на Wildberries, где был Елисей в этих ползунках и прочих вещах. Хотя тогда не было разговора, что мы снимаемся для интернет-магазина.

Обычно заказчиками съемок являются производители игрушек, одежды, гаджетов, им  нужны фото для каталогов, для сайтов. Также бывают варианты рекламы: рекламные ролики и проекты, но в годик для кино он был, конечно, маловат.

- Как Елисей воспринимает съемки?

- Его очень любит камера. В жизни он тоже няшный и мимимишный, но не такой, как на камере. На фотографиях он просто картинка. Когда после очередной съемки у меня возникает желание все бросить, а потом прилетают эти фотографии, я говорю: «Ну ладно, куда-нибудь еще съездим».

В год он, конечно, ничего не понимал, но ему это было интересно. Я достаточно быстро вышла на работу на полный рабочий день, и у Елисея была няня. Для него такая поездка была праздником: мама посвящает ему целый день. Мама работает, работает, а тут взяла чемодан, ребенка, села в поезд и все: в поезде мама только с ним, в Москве мама только с ним. К тому же съемка обычно занимает полтора-два часа максимум.  Остальное время мы гуляли, ходили в зоопарк. Поэтому естественно для него это был праздник.  

До трех лет дети очень слабо представляют себе, чего от них хотят. А потом уже приходит какое-то осознание. Вот сейчас мы сидим дома на карантине, и он уже мучает меня вопросами, когда мы поедем на «Ласточке» (это любой паровоз). Я спрашиваю: «Куда ты собрался поехать на «Ласточке»? Он отвечает: «Как куда? Фотографироваться». Сейчас он уже просит, чтобы я его сфотографировала где-то на улице и начинает заглядывать в телефон, чтобы посмотреть, как он получился.

Съемка малыша – марафон для мамы и фотографа

- Как в полтора года объяснить ребенку, что сейчас нужно посмотреть в один объектив, а потом – в другой, улыбнуться, вытянуть ручку?

- Знакомые, которые видели его фото в журналах, всегда спрашивали: «Как он у тебя так стоит и позирует?» А он не стоит и не позирует. Это бесконечный процесс ловли вот этих вот моментов. Поэтому фотографы, которые с этими детками работают – специфические люди, их не так много, и они профессионалы.

Основная задача, конечно, веселить ребенка, чтобы ребенок улыбался, ложится на маму. Мама его носит, ставит на определенную точку, локацию, быстро отбегает и быстро его как-то веселит. У фотографа есть буквально несколько секунд, чтобы поймать в  этот кадр стоящего, улыбающегося ребенка, потому что в следующий момент ребенок убежал, причем ему не важно, в какую сторону.

И вся съемка – это такой вот марафон.

- Как нужно развлекать ребенка-фотомодель на съемках? Есть специальные приемы или достаточно что-то сказать или помахать рукой?

- Помахать – это работает ровно первые две минуты. Есть целая технология, как веселить детей: разные приемы и методы. Мы тащили всегда некоторое количество игрушек: или незнакомых, или хорошо забытых. Игрушка должна быть новой. Это может быть свисток за три копейки, но он привлекает внимание, вызывает какую-то первую реакцию и заставляет его, если не с улыбкой, то хотя бы с недоумением постоять 15 секунд на месте, сообразить, что с этим делать.

У некоторых агентств есть на площадке помощник, который, помимо того, что управляет процессом, отвечает за гардероб, между делом еще принимает участие в такой работе: поскакать, пошуметь, привлечь внимание, потому что мама не всегда работает.

И модельное агентство, и фотограф советовали много разных вещей, как можно развлечь малыша. Но самое смешное, что они работают раз – максимум два. То есть на одну съемку оно зашло, на другую – уже так, знакомо, на третью – это не работает, уже неинтересно, надо искать что-то новое.

В пуховике в июле месяце

- А может его заинтересовать сама съемка? Наряды, стилист, позирование?

- Больше всего ему интересен сам процесс съемки, особенно, когда это большая съемка, где много детей на площадке.

В прошлом году мы снимались для бренда одежды Bjork – комбинезоны, шапки, зимняя обувь. Съемки в июле месяце. Мы приехали в студию, там была снежная пушка – это было очень интересно. Он смотрел, как дяди кидали этот  снег под вентилятор, который разносил крошку. Его не смущало при этом, что в  студии +16, а он ходит в пуховике, весь мокрый.

Ему нравятся такие крупные съемки, где много деток, где можно поразвлечься. Интересно когда есть полная профессиональная съемка, где снимают не только каталог, но и имидж ролики. Он часто подбегает к ноутбуку: «А что это там? Да это же я». И бежит дальше в объектив. В прошлом году было три такие крупные съемки: для Bjork, для «Детского мира» и для еще одного бренда.

А вот наряды его совершенно не радуют. Переодевание в обычной жизни – это всегда очень сложный процесс. На съемках он, к счастью, не сопротивляется, принимает это как обязательный элемент, там на него можно хоть платье надеть, и он возражать не будет.

Гонорары baby-modal

- Вы назвали весьма известные бренды и магазины. Поделитесь, какие «звездные» съемки есть в портфолио Елисея?

- На самом деле, мы не сильно к этому стремимся, потому что особой разницы нет: что звездные, что не звездные.

Вот мы очень стремились попасть в  «Детский мир». После этого у нас директ просто взорвался вопросами: «Как вы попали в «Детский мир»?». Но «Детский мир» за каталожную съемку детям платит 800 рублей в час. Мы два раза съездили и сказали, что больше не хотим, это совсем не интересно.

Съемка для Bjork – тоже достаточно знаковая съемка. Но тогда я уже заявила: «Если съемка будет от четырех часов, тогда поедем». Выяснилось, что это был и каталог, и видео – всё, и это было интересно. Мы потратили на съемку день и получили не столько денег, сколько удовольствия.

- Сколько зарабатывает Елисей?

- Елисей не зарабатывает (смеется). У нас редко когда окупается дорога.

- Ну есть же миф, что мамы зарабатывают на своих детях-моделях. Вот, например, Яна Рудковская и Гном Гномыч.

- Может, Яна Рудковская и может заработать. Но на самом деле, в детском моделинге в России очень редко платят. Если ты не Марта Тимофеева или Саша Плющенко, то гонорары предпочитают детям не платить. Мелкие бренды расплачиваются сертификатами или дарят лук одежды. Крупные бренды платят, но не намного больше.

Самый большой гонорар Елисея – 16 тысяч рублей от Nutrilon за 8 часов нахождения на площадке, притом, что он не снимался: он был вторым ребенком, резервным. Основной мальчик тогда получил 32 тысячи на руки, а Елисей – 16 тысяч.

Самый первый гонорар, который мы получили – две тысячи рублей. Мы снимали крестильную одежду. Сначала он побывал на коллективной съемке для бренда крестильных рубашек, они сняли на нем две рубашонки, а потом через две недели хозяйка захотела на нем отснять всю коллекцию. Вот за три часа мы отсняли 12 рубашек и получили две тысячи рублей.

Королевич Елисей

- Откуда такое имя – Елисей? Королевич Елисей…

- Согласитесь, оно ему идет? Когда я была в положении, особых планов на счет имени у меня не было, но чтобы родственники отстали, я говорила: Мишка. Почему? У меня старшая девочка Катя, мальчик – Гоша, этот – Миша. Катя, Гоша, Миша – замечательно.

На момент рождения Елисея было куплено много пижам, игрушек, постельного белья с мишками. В общем, кодовое название было «Мишка».

Но когда Елисей родился, мы сразу поняли, что он совсем не Мишка. Он такой весь из себя королевич: прозрачный, беленький, тоненький. Он три недели оставался безымянным, пока ему искали имя. У нас был мозговой штурм, все начали мне присылать всякие варианты. И в один прекрасный момент выскочило имя Елисей, и мама поняла, что это – Елисей.

Глядя на него сейчас, я не представляю, как его еще можно было назвать.

- Планируете ли дальше продолжать моделинг? Сулите Елисею карьеру фотомодели в будущем?

- Елисей-то про карьеру мало думает на самом деле. Это больше мамино хобби, чем карьера Елисея.

Это больше для общего развития, я не рассматриваю это как профессию в отношении Елисея. Во взрослый моделинг он не пойдет из-за небольшого роста.

Продолжать будем, но сейчас мы стали более избирательны. На первых порах мы брались за любую работу, нам нужно было наработать портфолио, опыт. Сейчас мы уже смотрим, на какие творческие проекты хотим попасть, за какой гонорар мы готовы работать. Звездных амбиций у меня нет. Бросать не планируем, но и безумных действий предпринимать – съемки каждый день или каждую неделю – мы не готовы.

- Вы работаете в основном в Санкт-Петербурге и в Москве, а что в Пскове?

- В Пскове рекламных съемок очень немного, но в Пскове иногда снимается кино. И мы думаем, что Елисей подрос, уже начал разговаривать, с ним стало можно договариваться, поэтому попробуем работать в этом направлении.

Источник: Псковское агентство информации