О перспективах автотуризма в Псковской области и «классических российских дорогах» – в интервью с Александром Рейхруделем и Дмитрием Дроздом

Многие говорят, что в современной жизни не осталось места романтике дальних путешествий прошлых времён, когда караваны преодолевали огромные расстояния в поисках новых земель и диковин. Но они не правы. Не верите? Тогда предлагаем вашему вниманию эфир ПАИ-live с современными романтиками-путешественниками – караванерами и организаторами автотуристических маршрутов Александром Рейхруделем и Дмитрием Дроздом. Ведущий проекта Александр Машкарин, пользуясь их недолгой остановкой в Пскове, узнал, какие марки автодомов более востребованы в российских реалиях, верна ли пословица «что русскому хорошо, то немцу – смерть» и каковы цели автотуров.

Совместить несовместимое

– У нас фабула такая: я уже сказал гостям, что мы ничего не знаем, они нам сейчас сами все расскажут, зачем приехали в Псков, а главное – на чём приехали в Псков, да? Кто начнет? Давайте, Александр, с вас.

Александр Рейхрудель: Ну хорошо. Мы – это команда «Марбахвояж». Команда представляет историю царского пути, по маршруту которого ездили ещё со времён Ивана Грозного. Но в нашем случае это маршрут свадебного путешествия Марии Федоровны, будущей императрицы, с Павлом I, графом Северным. Соответственно, Дмитрий – главный эксперт по караванингу. Мы приехали на караванах советского, российского производства, на «Газелях-Некст», с тем чтоб показать на будущее, что он намного лучше и надежнее импортных машин, но главное – приехать и своими глазами увидеть. Коли мы получили такую погоду, значит, делаем благое дело.

– Караванинг – домик на колесах?

Дмитрий Дрозд: Домик на колесах. Я езжу по стране, путешествую, разрабатываю автомобильные маршруты. Основной базой до недавнего времени были полноприводные «Соболи»: это маршруты, включающие off-road, но с максимальным комфортом, чтобы гость ощущал себя не где-то в тундре в палатке.

– Как совместить несовместимое – off-road маршрут и домик на колесах?

Дмитрий Дрозд: Совершенно отлично едет, на ура, проезжает практически везде. У нас есть разные маршруты: есть маршрут вокруг Карелии, зимой мы ездили через зимник по тундре. И вот мы все спокойненько живём в машине, ночуем, кушаем. Ставится шатер, всегда делается ужин, завтрак для всех. У меня это совмещение несовместимого совершенно реально.

Недавно мы совместно с производителем автодомов GO-TO-GO начали прокатку маршрутов на классических автодомах, но не до конца европейского производства, с огромными альковами, кому требуется хороший асфальт, а таких, чтоб без проблем можно было проехать по посредственному асфальту. И сейчас мы прокатываем маршрут Санкт-Петербург – Псковская область – Новгородская с финишированием в Санкт-Петербурге, чтобы гости прилетали в Санкт-Петербург, садились на эти автодома и самостоятельно за рулём или с водителем (зависит уже от того, чего они хотят) без сложностей проходили этот круг 1200-1500 км, получали массу впечатлений от дороги, от пейзажей, от исторических достопримечательностей, мастер-классов, экскурсий и финишировали уже в Санкт-Петербурге. Совмещение несовместимого. Мы живём в машинах, сегодня ночевали в Пскове в кемпинге «Раздолье». Если нужно, просто ночуем в поле. У нас классические континентальные завтраки, различные виды ужинов, обеды, и в рамках комфорта, где есть горшок, душ, все в движении.

«Классический российский асфальт»

– Вы начали путешествие, в котором сейчас находитесь, с Питера?

Дмитрий Дрозд: Да.

– Про посредственный и непосредственный асфальт: как вам дорога Санкт-Петербург – Псков?

Александр Рейхрудель: Уже освоили.

Дмитрий Дрозд: Мы ехали нестандартной дорогой, не через Лугу. Мы ушли с Санкт-Петербурга на Копорье, подъехали к крепости, посмотрели её (там, кроме как посмотреть её пять минут, нечего делать) и пошли через Гдов вдоль Чудского озера. Местами это хороший, классический российский асфальт, который забыли отремонтировать лет 20-30 назад, а он до сих пор ещё живой.

Почему я говорю про автомобили российского производства, в общем-то? «Газель» едет по такой дороге, все «Газели» ездят по нашим селам, городкам и не жалуются. А иностранный кемпер будет ехать очень медленно и тяжело: в отличие от нас, приехавших сюда вечером, он, наверно, приехал бы поздно ночью. Это совершенно разный темп движения, ну и комфорт другой, то есть ты едешь без проблем, а на иностранном кемпере на такие дороги лучше не соваться, лучше ехать как раз по дороге через Лугу, где все относительно отремонтировано и попроще.

Александр Рейхрудель: Тогда Псковская область не увидит туристов.

– Так, Александр, ну Дмитрий, ладно, выкрутился, сказал про «классический российский асфальт», а вы что скажете?

Александр Рейхрудель: С точки зрения западного, немецкого, австрийского автотуриста, это, конечно, кошмар, потому что он бы по большому счёту развернулся, если бы был один. Поэтому вариант «Марбахвояжа» предполагает сопровождение всех немецкоязычных автотуристов из Европы, в частности из Германии, Австрии, Швейцарии, чтоб они могли понять, что они под присмотром, под защитой. И как лучше проехать – конечно, маршрут будет разработан. На сегодня таких маршрутов нет.

– Вы вообще начинаете с нуля?

Дмитрий Дрозд: Да, мы сейчас прокатываем маршрут.

Александр Рейхрудель: Для этого мы и приехали, чтоб посмотреть своими глазами. Я специально прилетел из Штутгарта, пользуясь тем, что я гражданин России и могу летать куда хочу. Я типа немец, которого сопровождают.

Дмитрий Дрозд: А я с детьми, вот они, со мной.

Александр Рейхрудель: Для наглядности, что это возможно, безопасно.

Дмитрий Дрозд: Да, что это возможно. Ночует вот. Как ты сегодня спала ночью?

Маргарита: Отлично.

Дмитрий Дрозд: Отлично? Понравилось, как обычно? Это ребенок, который спокойно в тундре в -36 при шквальном ветре ночевал в машине и, в общем-то, спал не напрягаясь.

– После этого ночевка в Псковской области, конечно, ни о чем.

Александр Рейхрудель: Да, рай.

Дмитрий Дрозд: Но для иностранцев это тяжело, конечно.

Александр Рейхрудель: Треш.

– А почему вы выбрали эту дорогу?

Александр Рейхрудель: Потому что, во-первых, это оригинально. Во-вторых, Копорье (мы через Ленинградскую область поехали)… Дима правильно сказал, что по дороге через Лугу, которую зализали, могут конкорды и прочие лимузины ездить, но не будет ощущения.

– В Европе такие уже видели, да?

Александр Рейхрудель: Там и в деревнях такие дороги, которые здесь самые лучшие. Но неважно. Главное, что автотуризм предполагает оригинальность. Плюс мы надеемся, что после наших посещений дороги улучшатся. Но это неважно. Главное, что машины российского производства, в частности «Газель-Некст» и «Садко», которые будут предлагаться в сопровождении этих туров, покажут кузькину мать и все потом пересядут на наши машины. Они будут прилетать на самолете в Пулково, пересаживаться на эти машины, на них ездить, получать море впечатлений, испытывать реальное удовольствие. Мы им покажем то, что ни один немецкий туроператор не покажет.

В поисках душевности

– Вы это к какому виду путешествий причисляете?

Александр Рейхрудель: Активный туризм.

Дмитрий Дрозд: Активный туризм – караванинг. Псковская и Новгородская области – это активный туризм, просто автомобильный туризм. А экстрим – это то, что Александр рассказал про «Садко», это Урал, где дорог нет, где я в прошлом году ездил на «Соболях»: 800 км полного бездорожья, то есть отсутствие асфальта вообще как класса.

– Такое у нас есть тоже.

Александр Рейхрудель: Да, конечно.

Дмитрий Дрозд: Да, это у меня такой маршрут с «Садко», для того чтобы сопровождать «Унимогов», «Манов», «Ивеки», чтобы они поняли, что, в общем-то, они строятся для таких дорог, а не для асфальта, где они по Европе катаются и до сих пор не знают, зачем им нужен полный привод.

– В Псковской области какие точки собираетесь посмотреть?

Александр Рейхрудель: Мы уже были в Изборске, там, к сожалению, тоже надо все переделывать. Но мы будем в Пушгорах, в Великих Луках (об уникальной крепости Великих Лук мало кто знает). Великие Луки, может быть, достойны даже большего внимания, чем сам Псков, потому что во Пскове, кроме Кремля, люди ничего не знают. Естественно, Печоры, о которых немного есть в «Википедии». Но мы хотим показать, как это было именно в царские времена, какие были дороги, встречи, гостеприимство. Если брать Мелетовский храм – уникальные фрески (может быть, они будут когда-то открыты). Мне повезло, меня туда пустили, показали. Это уникально. То есть показать то, что никто и никогда, кроме как с нами, не увидит. А дальше, естественно, мы едем в сторону Великого Новгорода, как эта дорога шла раньше, чтобы замкнуть кольцо.

Дмитрий Дрозд: Старую Руссу забыл.

Александр Рейхрудель: Да, конечно же.

– В Великий Новгород? А может, не надо?

Александр Рейхрудель: А как нам вернуться обратно в Петербург?

Дмитрий Дрозд: Через Лугу.

– Точно так же, как и приехали к нам.

Александр Рейхрудель: Еще раз пережить эту дорогу, которой мы приехали? Честно говоря, не хотелось бы.

Дмитрий Дрозд: С моей точки зрения, это обычная российская дорога. Принцип очень простой: ежедневное движение, каждый день одна-две новых достопримечательностей, на которые тратится два-три часа, и несколько коротеньких, когда вышли, посмотрели, размялись. Но в основной массе автотуризм – это прежде всего напитывание себя в путешествии впечатлениями.

Александр Рейхрудель: Впечатлениями уникальными, которых нет в телевизоре.

Дмитрий Дрозд: В Псковской области много этих мест, но их мало кто знает. Правильно было сказано, из Питера напрямую через Лугу или же на Москву напрямую через Великие Луки пролетели и забыли. А маленьких районных дорожек уйма. Это почему-то называется сельский туризм. Я это не считаю сельским туризмом в чистом виде, это именно забытые, малоизвестные достопримечательности, где совершенно открытые, еще не развращенные, гостеприимные люди, где тебя принимают, встречают, показывают.

Александр Рейхрудель: Открытые, доброжелательные, натуральные отношения, вкусные коврижки у самовара и этот колорит… Мне повезло это испытать, когда я был в Карамышево. Я привозил своих швабов, нас принимали, мы ездили в Выбуты к святому источнику – они вспоминают до сих пор, а это было пять-шесть лет назад. Это может быть только тут и только так. А на караване ты доедешь туда, куда обычный туристический автобус просто не доедет.

– В Европе автопутешествия – это общепринятая история. Особенно на караване.

Александр Рейхрудель: 60 лет.

– В России насколько это распространено?

Дмитрий Дрозд: Очень мало. Полторы тысячи классических заводских караванов, по оценкам, на всю Россию. Чуть больше трех тысяч самодельных кастенвагенов… Кто-то говорит, что их уже до десяти тысяч. Но в масштабах того, что банально в соседней Финляндии почти 60 тысяч автодомов, это просто ни о чем. В Европе это порядка миллиона. Даже если один процент приедет к нам на караванах, мы захлебнемся, потому что здесь нет ни инфраструктуры, ни площадки – вообще нет ничего.

Александр Рейхрудель: И принципа, понимания, как их принимать. Каждый иностранный турист может оставить 100 евро чистыми на том месте, где он ночует, а ночевать он должен не один день. Если брать Себежский район, где нацпарк и ничего нельзя делать, там просто аэродром подскока, транзитная площадка, а потом ехать вниз по Рижской трассе (там нормальная дорога) – там столько озер! Но там ничего нет.

– Кто это должен делать?

Александр Рейхрудель: Власти, наверно, если им нужны деньги в бюджет, и люди, которым нужно показать себя и заработать.

– Псковских караванеров знаете?

Дмитрий Дрозд: В чатах встречал, на память не могу сказать.

– Про Великий Новгород я почему вспомнил? Для Пскова Великий Новгород – это своего рода конкурент. Давайте сравним Новгородскую область и Псковскую область: где для путешествия на автодомах лучше?

Дмитрий Дрозд: Не могу сравнить, потому что мы только завтра будем в Новгородской в рамках прокатки.

Александр Рейхрудель: Ну Дима – да, а я могу сказать, что там лучше, чище и привычнее для туриста. Они все-таки постарались, особенно за последние два года. В прошлом году у них вообще был бум. Здесь, конечно, больше возможностей, но ничего нет.

– Открою маленький секрет: Александр и Дмитрий, перед тем как мы с ними встретились, были в комитете по туризму. Не знаю, о чем они говорили, но думаю, что были точно так же откровенны, как и с нами, про «ничего нет». Но мы с комитетом по туризму еще отдельно поговорим, узнаем, что они по этому поводу думают. Друзья, большое спасибо! Я могу сказать только одно: когда у меня будет отпуск, я напрошусь к кому-то из вас.

Александр Рейхрудель: Когда будет отпуск?

– А когда будет путешествие?

Александр Рейхрудель: В мае, если все получится и мне удастся привезти немецких экспертов высшей лиги караванинга, автотуризма, но для этого нужно получить визовую поддержку. Я обратился с просьбой в комитет – не знаю, что они сделают. Тогда – да. Просто после посещения экспертов здесь будут (могут быть) десятки тысяч туристов. И естественно, мы должны представить это на выставке. Выставка состоится в январе следующего года, будет премьера российского активного туризма и караванинга. Будет ли там Псковская область или нет?..

– Будем надеяться, что то, о чем говорят Александр и Дмитрий, всё-таки случится. Нам туристы и гости нужны.

Источник: Псковское агентство информации