«Плакать нельзя», даже если хочется — встреча с создателями фильма в медиацентре ПАИ

Фото Арсения Тимашова.

На II Международном кинофестивале «Западные ворота» состоялась презентация фильма Натальи Назаровой «Плакать нельзя». Эта кинокартина – знаковый проект для Псковской области, потому что почти треть всех съёмок проходила на Псковщине. Гости медиацентра ПАИ получили возможность посмотреть готовящийся к прокату фильм и обменяться мнениями. О том, как проводились съёмки, почему была выбрана тема ювенальной юстиции и зачем нужен английский язык, рассказывали режиссёр и продюсер Вадим Быркин, актриса Светлана Чуйкина и председатель комитета по культуре Ольга Тимофеева.

Вадим Быркин. Фото Арсения Тимашова.

«Плакать нельзя»: предыстория

Вадим Быркин: Фильм «Плакать нельзя» – это не только наш проект, но и области. В нём рассказывается о том, как жительница Пскова эмигрировала в Скандинавию, выйдя замуж, и потеряла там сына, потому что муж, военный журналист, пропал на войне в Сирии, а ювенальная юстиция отобрала у матери ребёнка. Это очень важная проблема, которая существует в Европе, особенно в отношении эмигрантов – и русских, и других. Фильм – это борьба за счастье матери и ребёнка.

Режиссёр – Наталья Назарова, победитель многих фестивалей и одна из лучших сценаристок страны, у неё много проектов и свои фильмы как режиссёра. Оператор Олег Лукичев – один из лучших, член европейской киноакадемии, поэтому за творческую составляющую мы изначально были спокойны, и сейчас это подтверждается при монтаже. Сценаристы – опять же Наталья Назарова и Алексей Холмогоров. Актёры: Светлана Чуйкина, кстати уроженка города Острова Псковской области; молодое дарование Владимир Левченко, сейчас ведущий телеканала «СТС Kids», очень талантливый парень; Иван Янковский, член большой семьи (кстати, недавно у него родился сын и он назвал его очень достойно – Олег Иванович Янковский, с чем мы его поздравляем); Катарина Шпиринг – это очень серьёзная европейская актриса, недавно многие засматривались сериалом «Тьма» Netflix, она там исполняет одну из ролей; Дирк Мартенс – это тоже европейская звезда, большой величины артист. Также английские, британские актёры, американские актёры.

Фильм рассказывает о загранице, поэтому он на английском языке. Естественно, у эмигрантки акцент, а все остальные говорят без акцента.

Мировые референсы таких фильмов – это «Подмена», «Три билборда», «Пленницы» и так далее. Российские референсы – «Непрощенный» Сарика Андреасяна, «Текст», «Духless». Этот фильм подобного уровня. Будем надеяться, что он станет таким же успешным, популярным. В продюсерах – я и Гоша Куценко.

Фото Арсения Тимашова.

Предвосхищая вопросы, скажу, что мы получили в Псковской области. Мы здесь получили очень серьёзную административную поддержку, на которую надеялись, но особо не рассчитывали. Киношники как рыбаки: их прогоняешь – они всё равно пытаются в эти двери войти и поймать свою золотую рыбку. Здесь не было вообще никакого коэффициента сопротивления, то есть полная помощь.

Мне приходилось снимать в Крыму, в Татарстане, в Калининграде, в Москве, в Ярославле – да, везде есть административная поддержка кино. Приходишь – говорят: «Пожалуйста, комитет по культуре». Комитет по культуре говорит: «Да, конечно, мы поможем». Но комитет по культуре, к сожалению, в нашей стране не на первых ролях в исполнительной власти и сам всегда нуждается в помощи «старших товарищей и братьев». Здесь же всё было совершенно по-другому. Было распоряжение губернатора, после этого определены потребности для съёмок, состоялось большое совещание в администрации с участием глав ГИБДД, военных, УВД, МЧС, администрации, транспортников, в том числе присутствовал онлайн глава Гдовского района (у нас там были съёмки). Были расставлены задачи, после этого был определён – впервые такое! – ответственный в администрации за проект, который находился с нами, и не мы с любой задачей ходили, пытались кому-то позвонить и так далее, а был человек, который всё это делал. И всё это курировалось на уровне руководителя аппарата и губернатора. Вот такого я не видел.

Здесь как раз Ольга Тимофеева, и я хотел бы сказать: если будут приезжать другие группы для съёмок, такая поддержка – это преимущество Псковской области, потому что очень снижает и трудозатраты, и материальные затраты. Ни одной копейки от области мы не просили и просить не собираемся. Мы получим, дай бог, возвраты ребейтов, но вот эта административная поддержка нам очень помогла.

Теперь о фильме. Материал, который вы посмотрели, сырой. Когда мы с губернатором говорили, решили показать, что снималось здесь, какие отрывки. Обычно говорят, что непрофессионалам не показывают сырой материал, но я считаю всех вас профессионалами. Примите к сведению, что это сырой материал, без цветокоррекции, без чистого звука, без компьютерной графики, но музыка, правда, здесь своя. Так вот, режиссёр – Наталья Назарова, оператор – Олег Лукичев, композитор – Марко Марини, запись оркестра театра Карло Феличе (город Генуя), то есть здесь уже часть той музыки, которая будет в фильме. Отрывки на английском языке, но мы для вас сделали субтитры, чтобы вы понимали, о чём идёт речь. Все съёмки проведены в Псковской области.

Что касается съёмок, мы собирались съездить в Скандинавские страны, но границы были закрыты, и мы вынуждены были, к счастью, найти такие локации в нашей стране. В фильме есть сцены Пскова, в котором проживает героиня, и кроме природных локаций Северной Европы мы можем здесь спокойно и красиво снимать локации российские, как современные, так и исторические здания. Кроме того, здесь ещё удобная инфраструктура. Гоша Куценко прилетел ночью на самолёте и говорит: «Один час! Всего час – и я прилетел». Он до своей дачи дольше добирается, чем в Псков. Это тоже удобство. Поэтому у нас всё должно сложиться, и очень надеюсь, что сложится и у других кинематографистов и на карте нашей страны появится ещё одна серьёзная кинематографическая точка – Псковская область.

Ольга Тимофеева. Фото Арсения Тимашова.

Псковская Скандинавия

– Сделано ли это нарочно, что в двух отрывках, которые мы увидели, преобладают серые цвета и краски?

Вадим Быркин: Цветокоррекции ещё не было, она происходит на заключительном этапе, перед сведением. Это задача оператора. Скорей всего, мы будем ориентироваться на скандинавское кино: сейчас сильно развиты скандинавские сериалы, и мы постараемся, чтобы зритель идентифицировал фильм «Плакать нельзя» именно с таким подходом.

Тема фильма очень серьёзная, мы представляем, какое будет противодействие. Взять, к примеру, предыдущий наш фильм «Балканский рубеж»: фильм ещё только вышел – и на второй, что ли, день появилась редакционная статья газеты The Times без фамилии автора о том, что фильм «Балканский рубеж» – это «мягкая сила» Путина, на самом деле Югославию бомбили герои, и они очень сильно переживали, что они бомбили. А то, что там тысячи людей были убиты и до сих пор умирают от урановых наконечников, которые были в бомбах, их не волнует. То есть нас уже обвинили.

Я не знаю, что будет с этим фильмом, какова будет реакция. Мы старались не пережимать в политических моментах, то есть социальная тема есть, да, но она больше человеческая, потому что те ценности, которые мы через этот фильм хотим донести, – это семья, ребёнок, мать и то, что система не имеет права заменять собой мать или родителей. Система – это одно, а человеческие отношения и семейные ценности – это другое. Вот об этом кино. Поэтому хоть оно будет выглядеть как европейское кино, но ценности будут общечеловеческие. А о цвете разговаривать пока ещё рано, будем искать и развивать эту тему.

Всего фильм снимался в 35 смен, и в Пскове снималось 12, то есть одна треть фильма. Действие происходит на Ужинском озере, там есть уникальный домик тёти Зины, будущий кинематографический объект для многих проектов, мы снимали это там. Мы снимали на Псковском озере финальную сцену, её мы, естественно, вам не показываем, потому что она с компьютерной графикой, очень сложная: лёд трескается, трещит и так далее.

Я тут до мероприятия рассказывал, что каждое утро МЧС замеряло толщину льда, чтоб она была не меньше 25 см, потому что это было очень рискованно: большое количество техники, съёмочная группа до 50 человек в одном месте, и Russian Arm – это такая семитонная машина, на которой кран с камерой, она очень тяжёлая, неустойчивая. Мы хотели на Чудском озере снимать, а там толщина льда – 20 см, и мы снимали на Псковском озере, рисковали… Ну не то чтобы рисковали, потому что МЧС каждый день делал замеры, но нам говорили: «Вот туда не езжайте, потому что там опасно». Дело в том, что из-за подводных течений где-то тонкий, где-то толстый слой. В один день группа настолько разошлась, что начали говорить: «Давайте снимем в том направлении! Посмотрите, какой закат, как красиво!» – и туда. Я говорю: «Стоять! Замеров не было!» Они не поехали. На следующий день там провалилась машина.

Все представленные отрывки снимались на озёрах, в Пскове на набережной, то есть виды Пскова тоже в фильме будут присутствовать, в гостинице. Одна треть фильма снята здесь, и пять дней снято в Калининграде, то есть мы сочетали Калининград и Псков как Северную Европу.

У нас были актёры массовых сцен. На набережной должны были ходить люди, жизнь должна быть, и вот на набережной снимали. Основные актёры привозные: немец, американец и российские актёры. Но местные актёры массовых сцен снимались. Актёров массовых сцен часто нужно привлекать.

Светлана Чуйкина. Фото Арсения Тимашова.

Застывшие слёзы

– Расскажите, пожалуйста, о съёмках главной героини и о мальчике: ребёнок снимается буквально в главной роли, а этот фильм достаточно тяжёлый.

Светлана Чуйкина: Сейчас сложно рассказать, потому что можно проспойлерить многие моменты. Это драма, но с элементами триллера, и очень много будет неожиданных моментов.

– Даже в этом небольшом отрывке периодически дух захватывает: «Боже мой, только не это!» Уже пытаешься предугадать страшные последствия. Фильм в напряжении держит.

Светлана Чуйкина: Да, тема серьёзная. Я сама мама, и поэтому было, с одной стороны, всё очень понятно, а с другой стороны, психологически сложно, потому что невозможно не пропустить всё это через себя, когда ты реально понимаешь, с какой проблемой, трагедией может столкнуться женщина, которая приезжает в другую страну. Может быть, фильм в этом поможет. Один из его посылов в том, что если женщина попадает в такую же ситуацию, выходит замуж, уезжает за границу, нужно очень хорошо изучить законы данной страны, прежде чем круто менять свою жизнь, потому что непонятно, как дальше она может сложиться. Этот фильм основан на реальных событиях, и их, к сожалению, очень много.

С мальчиком у нас сложились чудесные отношения, мы как-то сразу друг друга приняли ещё на пробах. Будем надеяться, наш «семейный» дуэт сложился на экране.

– Я бы не сказала, что это черновой материал.

Светлана Чуйкина: Нет, это совсем черновой материал. Это черновой монтаж, и даже каскадёрские верёвочки подстраховки видны, потому что мальчик снимался. Это каскадёрские съёмки, они очень сложные, там настоящая мама мальчика стояла внизу и переживала, когда ребёнок на такой высоте ползал. Всё будет замазываться, убираться, и у зрителя будут совсем другие ощущения, потому что страшно: такая высота! Мальчик – молодец, он просто отчаянный, смелый, невероятно талантливый.

Фото Арсения Тимашова.

Что касается английского языка, детям на съёмках было проще, потому что они сейчас языки изучают с раннего детства и разговаривают на них уже как на своём втором родном. Им проще было, чем, допустим, мне. Мне практически с нуля всё это пришлось учить, но, слава богу, моя героиня имеет право говорить нечисто, потому что она небольшое время прожила за границей. А мальчик очень хорошо говорит на английском.

Вадим Быркин: С мальчиком занимается преподаватель-американец, он многие годы занимается с носителями языка. Я хотел бы подчеркнуть то, что Светлана сказала. Представьте, съёмки на Псковском озере, мороз, вот они едут, ветер, рядом едет техника, от которой ещё больший ветер и снег, мальчику нужно сильно плакать, и камера прямо перед лицом, то есть крупный план снимается по ходу. И мы справились, несмотря на непогоду. Самое противное, что лёд в это время трещал, это страшно. Я смотрю на ребёнка, а у него замёрзшие слёзы на лице, ледяные полоски, а он смеется и говорит: «Вадим Валентинович, мне удалось семь раз заплакать!» По-настоящему семь раз в течение дубля, потому что кран снимает не останавливаясь!

– Хотелось по поводу языка спросить: почему фильм именно на иностранном языке, а не на русском?

Вадим Быркин: Он на английском языке. Во-первых, мы не хотели подчёркивать никакую из стран Скандинавии, хотя реальные события взяты на основе Норвегии. Мы не стали показывать никакую страну. Это просто Скандинавия. Это для того, чтоб не только не судиться, но и показать, что это общая проблема. Поэтому и английский язык. Кроме того, фильм довольно провокационный и поэтому не может не вызвать спор. Если фильм на русском языке, он не вызовет спор. Этот фильм не может быть с титрами, потому что эмоция предполагает задействование и слуха, и глаза, и ты не должен отвлекаться на титры. И поэтому он на английском языке. В том числе и для продвижения. Как зарубежный фильм – вот такое звучание будет.

Если вернуться к проблеме, скандинавская ювенальная юстиция – это большой бизнес. Во-первых, у них большие демографические проблемы, и они их решают за счёт мигрантов таким образом – отдают детей в местные семьи.

Фото Арсения Тимашова.

– Я знаю, что забирают детей, но вот чтоб фактически была продажа детей – это ненормально.

Вадим Быркин: Это продажа – это первое. Второе: в странах Европы каждые полтора часа изымают детей. 63 миллиона фунтов стерлингов – оборот продаж. А сейчас уже начали продавать детей людям нетрадиционной ориентации, уже в Америке аукционы проходят по продаже детей. Так самое интересное, что акции этой компании торгуются на Лондонской фондовой бирже.

– Абсолютно легально?

Вадим Быркин: Да. То есть это бизнес, если акции торгуются, это не защита ребёнка. Это значит, чем больше ты изымешь детей для продаж, тем больше вырастут у тебя акции, то есть человек – товар. Идёт современная работорговля. Хотя есть случаи, когда нужно изымать, но это не тот случай, он особый, а когда это становится массовым…

Мы пересмотрели очень много материалов – в фильме используются настоящие кадры изъятия детей. Очень сложно говорить о каких-то правах, потому что это человеческие судьбы. Но мы постараемся в фильм максимально вставить именно такие кадры. У нас есть снятое в фильме изъятие, сцены, когда дети изымаются, очень сильные сцены, эмоциональные, потрясающие, но поверьте мне, то, что вы смотрите по-настоящему, ужасает.

– Настолько перевёрнутые нравственные ценности у людей… Торговля людьми.

Вадим Быркин: Самое страшно, последние два года показывают, что мы привыкаем ко всему, нас приучают привыкать ко всему и под этой маркой подсовывают другие ценности. Здесь под маркой защиты детства подсовывается разрушение семьи. Я не только по церковным, религиозным канонам, а вообще скажу, что семья – это самая главная ячейка общества, ценность, на этой держится общество: нет семьи – нет общества. А нет общества – нечем управлять. Вот об этом кино. Да, это политический момент, да, это политизировано, но кино прежде всего должно быть человеческим.

Фото Арсения Тимашова.

Точка притяжения

Ольга Тимофеева: Очень трудно говорить сейчас, после просмотра. Я надеюсь, что в рамках третьего международного кинофестиваля мы всё-таки покажем фильм псковичам. Но, с другой стороны, поднимая такие острые социальные вопросы, мы должны каждый задуматься о том, каким образом формировать общество, как воспитывать детей, чтобы не допустить такой ситуации на территории Российской Федерации.

Благодарю вас за слова о поддержке в адрес администрации Псковской области. Хотела бы немножко сказать о системе ребейтов, которая действует на территории Псковской области. Мы не пионеры, мы вторым эшелоном идём за Калининградом, Тюменью и так далее: эти регионы уже более продвинутые, но они тоже несколько лет подряд не выдавали ребейты в связи с трудностью формирования пакета заявки на получение ребейта. Сейчас у нас тоже перерабатываются нормативные документы, буквально немножко – и мы завершим новое положение и зарегистрируем всё надлежащим образом. В этом году кампания продлена: обычно она идёт до 1 октября, в этом году – до ноября.

Но самая главная проблема, которая стоит во всех регионах, и в нашем в том числе, – это получение прокатного удостоверения. Потому как, с одной стороны, мы понимаем, что кинокомпания занимается производством, понимаем ответственность, но мы также понимаем, что есть и кинокомпании, которые просто получают деньги и исчезают. Поэтому пока этот юридический барьер непреодолим, и мы ждём прокатное удостоверение. Не получается в этом году – готовы предоставить в следующем.

Коллеги говорят: «Не проще ли ввести государственную поддержку?» Здесь палка о двух концах, потому что регион преследует свои цели: это и развитие кинотуризма, потому что те места, которые показывают, потом автоматически становятся точкой притяжения, и создание новых рабочих мест – для экономики это очень важно, и реклама региона – это тоже очень хороший инструмент, мы по Калининграду это знаем. Поэтому мы призываем всех производителей кино обратить внимание на Псковскую область, уникальные ландшафты, уникальные исторические места. Мы со всеми готовы работать и надеемся, что производство кинофильмов в нашем регионе будет с каждым годом только увеличиваться.

Вадим Быркин: Напоследок я хотел показать набросок, фильм о фильме, как снималось кино. Это 10 минут и интервью создателей. Оно ещё не завершено, там на хромакее снято интервью, под который был бы подложен кадр из фильма, но раз у нас нет такой технической возможности, значит, в следующий раз посмотрим этот материал, когда он будет готов к показу.

Источник: Псковское агентство информации