0
  • Коротко
Экономика

Стенограмма посвященного работе системы «Платон» эфира ПАИ-live

10 декабря в прямом эфире проекта ПАИ-live выступили представители ООО «РТ-Инвест Транспортные системы» - компании-оператора пресловутой системы «Платон» по взиманию платы за проезд по федеральным трассам грузовиков с разрешенной максимальной массой более 12 тонн, вызвавшей горячие споры и протесты дальнобойщиков по всей стране. С гостями - руководителем Северо-Западного обособленного подразделения компании Евгением Пепеляевым и руководителем псковского филиала Павлом Крикунов - общался главный редактор Псковского агентства информации Сергей Васильев. ПАИ представляет вниманию читателей стенограмму онлайн-интервью.

Ведущий: Добрый день, уважаемые читатели ПАИ, сегодня у нас в гостях представители компании ООО «РТ-Инвест Транспортные системы», которая, в свою очередь, является оператором нашумевшей системы взимания платы с большегрузов «ПЛАТОН». В последние несколько недель в стране не утихают споры об этой системе, и мы пригласили  в гости руководителя Северо-Западного обособленного подразделения ООО «РТ-Инвест Транспортные системы» Евгения Пепеляева и руководителя псковского филиала Павла Крикуна. Здравствуйте!

Гости: Здравствуйте!

Ведущий: Действительно, это самая обсуждаемая ситуация: дальнобойщики выходят на улицы, протестуют, перекрывают трассы, идет коррекция со стороны правительства, однако вопросов по-прежнему больше, чем ответов. И мой первый вопрос: как работает система, избавилась ли компания от сбоев, которые были 15-16 ноября? Нет ли жалоб на технические неполадки?

Пепеляев: Спасибо, Сергей, спасибо за приглашение! Хочу отметить, что помимо того, что много шума, в первую очередь [«Платон»] - это самый большой за последние годы, один из крупнейших IT-проектов для Российской Федерации. Это крупнейший, межведомственный, инфраструктурный проект, в который вовлечены Минтранс в лице Росавтодора и в лице себя, Министерство финансов, Министерство налогов и сборов, МВД в лице ГИББД - огромное количество министерств и ведомств, заинтересованных в том, чтобы проект состоялся.

Почему заинтересованных? Во-первых, изменился подход к федеральной дорожной системе, и есть понимание, что это стратегический ресурс страны, который нуждается в абсолютно понятном, прозрачном контроле, нуждается в том, чтобы все происходящее было понятно и управляемо. Во-вторых, стратегия развития федеральной дорожной системы заключается в том, чтобы к 2030 году уже должна быть высококлассная дорожная сеть, имеющая высокую пропускную способность, и самое главное - имеющая инфраструктуру, как придорожную, так и дорожную. Все это нуждается в финансировании и в управлении, и, безусловно, в системах, которые осуществляют контроль, как  то: перемещение транспортных средств, учет, весогабаритный контроль и т.д. Одну из таких задач выполняет система взимания платы с грузовиков свыше 12 тонн.

Ведущий: Тогда давайте расскажем тем, кто совсем не в курсе, что такое «Платон», и начнем с того, как именно система работает.

Пепеляев: Начнем с того, что в 2007 году был принят 257-й закон, согласно которому транспортные средства весом более 12 тонн должны возмещать вред, которые они наносят дорожному полотну. Прошло 8 лет, в 2011 появился федеральный закон № 68, который внес изменения. Почему это так? Дело в том, что советская дорожная сеть (а большинство дорог были построены в советское время) имела совсем другие ГОСТы и требования. Времена меняются. Появились другие транспортные средства, которые перевозят значительно более тяжелые грузы. А вот сеть федеральная, которая насчитывает более 50 тысяч км (если брать вообще всю дорожную сеть, так это полмиллиона км, но федеральные [дороги] несут львиную долю нагрузки) - за эти годы удалось привести в порядок только 15 % из них. Поэтому, конечно, нужны средства для восстановления и развития и, что важно, постройки новых дорог.

В 2014 году было принято решение, что система взимания платы должна быть запущена 15 ноября  в 2015 году. Задача, как вы понимаете, неординарная. За год нужно было создать инфраструктуру, за год создать технические решения, найти людей, которые в состоянии это сделать. Это было поручено госкомпании «Ростехнологи» - сейчас это акционерная компания, которая смогла привлечь частный капитал. У государства нет денег на создание такой системы, как «Платон». Необходимость системы очевидна - это хороший пример государственно-частного партнерства, когда государство предъявляет требования, а частные инвесторы вкладывают средства, создают систему, работают как операторы, эксплуатируют ее, а государство небольшими долями в течение 13 лет по концессионному соглашению выплачивает компании фиксированную сумму, причем сумма может быть только уменьшена в случае каких-то сбоев или нареканий к работе системы.

Ведущий: Это примерно 10,6 млрд в год…

Пепеляев: Да. Повторюсь, она [эта сумма] может быть только уменьшена. Уже более 30 млрд рублей инвестировано. Те бортовые устройства которые должны быть произведены в количестве 2 млн штук - это суммарно еще около 15 млрд рублей. Они [устройства] выдаются бесплатно. Есть также 481 рамка контроля, которые будут установлены на дорогах, и операционные расходы, которые, конечно, будут очень высоки.

Срок окупаемости составит 8-10 лет: учитывая, что срок [концессионного] соглашения 13 лет, это не тот проект, на котором зарабатывают. Это проект поручен госкорпорации для реализации. Да, «Ростехнологии» стали выглядеть как частная компания, но именно для того, чтобы привлечь частные средства - она выполняет четкий прозрачный госзаказ.

Ведущий: Вы знаете, думаю, многие с вами не согласятся по части отсутствия прибыли. Впервые в истории России частная компания получила право собирать налоги, хотя формально это налогом не является. Многих раздражает тот факт, что значительную долю в компании приобрел известный бизнесмен Ротенберг, что говорит о том, что это все-таки бизнес. Но вот с вариантами подсчета прибыли есть много непонимания. Если я правильно помню, в первый год планируется собрать с «Платона» 40-50 млрд рублей…

Пепеляев: При тарифе 3,73 рубля за км - да. Такие прогнозы делались при таком тарифе, исходя из пробега, делались такие расчеты.

Ведущий: До старта проекта тариф был понижен до 3,06 а сейчас, до 1 марта 2016 года, он понижен до 1,52 рубля. По данным Росавтодора, за первые две недели было собрано 550 млн рублей...

Пепеляев: Время идет и цифры меняются: сейчас это уже больше 1 млрд рублей, которые перечислены в Федеральный дорожный фонд. «Платон» - очень интересный проект с точки зрении прозрачности. У нас создана рабочая группа из перевозчиков, членов правительства, представителей Росавтодора, Минтранса предпринимателей, общественников, которые еженедельно работают в этой группе, вносят свои предложения, информируют правительство, ведут «вести с полей». Благодаря этому принимаются оперативные решения, которые компания-оператор реализует, потому что мы обязаны выполнять эти поручения. На сайте Росавтодора есть полный отчет о средствах, которые получили, какое количество маршрутных карт выписано, сколько транспортных средств зарегистрировано, сколько бортовых устройств выдано.

Вчера прошла рабочая группа по обсуждению региональных проектов, в которую вошли  Хабаровск, Вологда, Чита и  Башкорстан. Регионы вышли с заявками с конкретными просьбами, с точными цифрами. Это и мостовые сооружения, и развязки, и т.д. Что важно в «Платоне» - это то, что средства будут выделяться на конкретные проекты. Не каким-то тонким  слоем размазываться на 51 тысячу километров [федеральных автодорог],  которые потом нельзя отследить, а эти деньги пойдут на ремонт или реконструкцию абсолютно понятных и видных проектов.

Ведущий: Действительно, в Псковской области дорожный комитет уже сообщил, что Росавтодор за счёт средств «Платона» при соблюдении ряда условий поможет запустить масштабную программу по реконструкции мостов.

Пепеляев: Да, раньше таких проектов не было, а регионы в этом нуждаются. Но у федерального дорожного фонда таких денег не было. Поэтому «Платон» может очень точно, адресно собирать средства и предоставлять абсолютно прозрачный контроль. Будет приятно увидеть, как за счет «Платона» построят необходимые сооружения.

Ведущий: Одна из претензий критикующих систему состоит в том, что не было опубликовано концессионное соглашение. А члены рабочей группы с ним ознакомлены? И почему все-таки соглашение не опубликовано?

Пепеляев: Я, к сожалению, в рабочую группу не вхожу. Но, вы знаете, я вот ежедневно общаюсь со многими перевозчиками и предпринимателями, и мне таких вопросов не задавали. Концессионное соглашение — я его читал - на 80% состоит из требований правительства к системе: как надо сделать это и это, в какие сроки, какой регламент и т.д. То есть это соглашение о госзаказе на работу. Оно же регламентирует порядок размещения средств на специальный счет в «Газпромбанке». Оттуда деньги уже выделяются только на финансирование конкретных проектов.

Ведущий: То есть они не поступают в бюджет?

Пепеляев: Они поступают напрямую в Федеральный дорожный фонд. Оператор может обратиться к счету только в одном случае - если клиент отменяет маршрутную карту. В этом случае средства должны вернуться на лицевой счет.

Ведущий: Хочу вернуться к вопросу о сложной арифметике - сколько должен собирать «Платон». За 13 лет система должна собрать триллион, насколько я понимаю?

Пепеляев: Трудно делить шкуру медведя, который еще живет в лесу. Понятно,  что система окупит себя через пару лет

Ведущий: И все-таки, есть такая официальная задача - собрать триллион?

Пепеляев: Такой задачи нет - собрать какое-то количество денег.  Эта цифра, если и озвучивалась, то была прогнозной. Все понимают, сколько примерно может быть собрано и какой объем работ будет выполнен.

Ведущий: Исходя из ваших данных, сейчас в стране чуть более 1,5 миллиона грузовиков в России, которые при пользовании системой дадут сумму в 40-50 млрд рублей, при условии,  если каждый проедет 8 тысяч км в год. Сами водители говорят, что 8 тысяч км они проезжают в месяц, а в год получается почти сотня тысяч. Соответственно, и итоговая сумма выплывает в 10 раз больше — более 420 млрд рублей. Можете объяснить такую разницу в прогнозах?

Пепеляев: Средние цифры — это как средняя температура по больнице: они всегда приводят к тому, что кому-то очень хорошо, а кому-то очень плохо. Грузовики имеют разный пробег. В России сегодня зарегистрировано более 1 млн 600 автомобилей [с разрешенной массой более 12 тонн], но на ходу не более 1 млн 200 тысяч. Из них всего лишь 20 % работают на перевозках товаров народного потребления, то есть это порядка 200 тысяч. Все остальное - это карьерные самосвалы, тягачи и прочее. Поэтому, если размазывать цифры на всех, тогда да, получаем те цифры, которые вы озвучили. Но самосвалы карьерные, к примеру, зачастую даже не покидают этот самый карьер, есть еще те, кто работает только на региональных дорогах. Получается, что эти самые 200-260 тысяч фур проходят 120-150 тысяч км.

Ведущий: Нам уже пришло много вопросов, давайте перейдем к ним: «Правда ли, что ваш сайт построен на бесплатной платформе?» Действительно, появлялись сообщения, что в коде сайта IT-специалисты обнаружили следы платформы WordPress. В то время, как вы говорите о сложности и высокой технологичности проекта, как-то странно, что для сайта выбирается бесплатная платформа…

Пепеляев: Я не знаток программирования, но знаю точно, что сайт - это всего лишь «окно» в таких сложных системах. И это - максимальная простота. Сейчас в Твери работает основной центр обработки данных, с хорошим резервированием и защищенностью, там способность генерировать электроэнергию достигает 3 мВт. Плюс в Самаре есть похожий центр. Поэтому сайт - одно, а ядро системы - это совсем другое. Биллинг является сердцем системы, могу сказать, что все программное обеспечение, вся обработка данных уже переданы государству, и это его собственность.

Ведущий: Еще один вопрос тире страх наших читателей, которые обнаружили на сайте в разделе «Транспортные средства» легковые автомобили и автобусы. Значит ли это, что им тоже придется платить в будущем?

Пепеляев: Система взимания введена на основе закона, и все концессионное соглашении написано на основе реализации 257-го закона. В нем идет речь только о 12-тонниках. Никакие другие транспортные средства не упоминаются.

Ведущий: Почему же тогда они есть на сайте системы?

Пепеляев: Иногда, что называется, приходится делать защиту от дурака. К нам обращались те, кто не способен определить тип транспортного средства. Сайт строился, исходят из максимальной широты выбора. Поэтому да, на сайте есть данные о всех видах транспорта, но это только для ознакомления. Вы не сможете, будучи владельцем легкого транспорта, зарегистрироваться в системе.

Ведущий: Какие транспортные средства не попадают под систему взимания платы, даже если превышают нагрузку в  12 тонн?

Пепеляев: Машины спецслужб и министерства обороны, которые выполняют спецзадания и снабжены проблесковыми маячками. Сейчас разрабатывается положение о седельных тягачах. Седельный тягач - это особый транспорт, он имеет разрешенную массу ниже 12 тонн,  но через слэш [косая черта — ПАИ] идёт масса при наличии прицепа. Понятно, что если машина идет без прицепа, то водитель не должен вносить никакую плату, если с прицепом — должен платить. Сейчас дополнения в работу систему идут при участии перевозчиков. Это рабочий проект, в котором участвуют перевозчики и частные лица. Надеюсь, что эти изменения будут отражать нужные вехи и моменты отрасли, и будут соответствовать запросам общества.

Ещё автобусы [под действие «Платона»] не попадают, ведь они не перевозят грузы, они перевозят людей. Хотя у нас были шутки, что как в «дикие» 90-е кто-то из водителей возьмется возить арбузы на автобусах...

Ведущий: Вопрос к Павлу [Крикуну]: сколько в системе «Платон» уже зарегистрировались перевозчиков из Псковской области?

Крикун: Я могу сказать, что с момента работы 420 [перевозчиков] зарегистрировались, общее количество зарегистрированных транспортных средств составляет 1200.

Ведущий: Все они получили бортовые устройства?

Крикун: Нет, мы снабжаем [грузовики этими устройствами] постепенно, в зависимости от регистрации. На сегодняшний день их выдано 409. В основном [бортовые устройства получили] те, кто зарегистрировался первым, а не сидел и не ждал счастья - то есть те, кто начал регистрацию в августе.

Ведущий: А есть данные о том, сколько собрали денег от тех, кто проехал по федеральным дорогам в Псковской области и сколько средств получили за счет псковских перевозчиков?

Пепеляев: Здесь важно понимание как работает система. Информация стекается в центр обработки данных. Собственником информации является федеральное дорожное агентство (Росавтодор), которая распределяет средства. Системе не важно, на каких участках было собрано. Вы знаете, мы посетили МАПП «Шумилкино», и отметили, что зарубежные перевозчики, например, с готовностью подошли к нововведению. Сами пришли, зарегистрировались, у них вопросов нет...

Ведущий: Ну да, они привыкли платить в Европе...

Пепеляев: ...Еще раз подчеркну: средства распределяются не по тому, сколько регион соберет, а по тому, насколько важен тот или иной проект. Если область выйдет со своими предложениями, обоснованными и адекватными, то они получат средства.

Мы как операторы должны отвечать за то, чтобы система была удобной, дружелюбной клиентоориентированной. Дальше задача - выявлять нарушителей, и делать это с высоким процентом качества.

Надо сказать, что ни сотрудник компании, ни сотрудники ГИББД, никто не имеет права останавливать водителей и требовать от тех маршрутную карту или бортовое устройство. Весь контроль идет только при помощи электронных устройств. Когда информация идет в центр обработки данных, где уже решается  вопрос о возможном нарушении и только после этого уходит в ГИБДД.

Ведущиий: Сначала система предполагала драконовские, прямо-таки оборотные штрафы, которые были потом снижены в десятки раз. Но появилась такая пометка, что в случае многократного нарушения, которое зафиксировано на видео, штрафы будут выписаны. Речь идет о каких именно видеокамерах — о тех, что на трассах уже установлены [для контроля скоростного режима]?

Пепеляев: Это абсолютно независимая система стационарного контроля и мобильного - они работают независимо от других (камер скоростного контроля и т.д.), так что штрафы выписываются только на основании данных этой системы.

Ведущий: На сайте РБК была статья исследователей одного из федеральных вузов, где всячески приветствуется система «Платон», потому что она дает шанс изучить логистику всей федеральной дорожной системы, чтобы иметь возможность её скорректировать. Но другие люди замечают, что уже установлены тахографы, которые пишут маршрут и пр.  Так чем они отличаются от бортовых устройств «Платона»?

Пепеляев: Тахограф выполняет задачу для конкретного автомобиля, и передача информации с него никуда не уходит. Его задача - установить пробег, оценить время для отдыха водителя. Платон оценивает и определяет местоположение, двигается ли он по федеральной или региональной трассе, и взимает плату только при перемещении по федеральным дорогам. Мы много общаемся с владельцами компаний. Все понимают, что  стратегичность системы приоритетна. Мы работаем в том направлении, чтобы избавить водителей от лишних хлопот, сделать систему прозрачной и понятной, чтобы не тратили лишние силы. Задача водителя - крепко держать баранку, а не следить за состоянием устройства, пополнять счет и т.д. Сейчас мы уже идем на конструктивный диалог с владельцами компаний. Так что с короткого этапа возмущения перешли в конструктивное русло. Все понимают, что ребенок жив, хорошо растет и учится принимать правильные решения

Ведущий: Зачитаю вам следующий вопрос, который пришел к нам в чат: «Если система «Платон» внедрена, как теперь объясняют, пытаясь снизить градус накала, для борьбы с нелегальными перевозчиками (приводили примеры дагестанских ОПГ и т.д.), то почему не могут отказаться от взимания платы? Ведь могут просто ввести штрафы за неиспользование этой системы, чтобы все перевозчики зарегистрировались, вели бизнес открыто, соответственно, платили налоги и т.д. Вот и пополнение бюджета. А деньги еще зачем с водителей большегрузов брать?» Напомню, что при коррекции штрафов звучало, что штрафы с водителей будут переложены на владельцев транспорта. Но в последней редакции 5-тысячный и 10-тысячный при повторном нарушении штраф для водителей остался…

Пепеляев: 80% водителей и владельцев совпадают. Это индивидуальные перевозчики. Если к вопросу о собирании налогов, то это задача налоговых органов. Мы говорим о собирании средств конкретно на дорожную систему. Теперь что касается перевозчиков из других регионов: у нас нет задачи всех переписать. Первое – это если транспортное средство не зарегистрировано, это первое нарушение. Второе – если есть регистрация но едет без бортового устройства. И третье - если транспорт едет без маршрутной карты. К слову, машина может ехать без бортового устройства, но с маршрутной карты, тогда нарушения не будет. Еще вариант - водитель едет с бортовым и картой, но на счете недостаточно средств, не происходит списания, тогда это нарушение. Вот четыре типа нарушений. Обязанность зарегистрироваться  возникает в самом первом случае. Если транспорт 12-тонный, с камеры его габариты фиксируются, а он не выполняет требований - тогда штраф.

Ведущий: Еще один вопрос: что с безопасностью, если все данные системы уведут, кто разработчик? Делал ли кто-то аудит?

Пепеляев: Могу лишь сказать, что когда протоколы безопасности внедрялись, то требования предъявлялись очень высокие. Этим занимаются структуры, которые занимаются безопасностью страны.

Ведущий: Еще вопрос: Система «Платон» позволит реконструировать дороги и т.д., но критики отмечают, что введение системы повысит стоимость самих дорожных работ, поскольку  многие грузовики перевозят как раз те материалы, что используются при ремонте: щебень, песок, асфальт. Есть какие-то сведения об этом, расчеты, будет ли подорожание?

Пепеляев: Хочу напомнить, что заказчиком дорожных работ в этом случае выступает Федеральное дорожное агентство, которое точно также внесло в расходные части бюджета выплату этих работ. Дополнительных средств никто выделять не будет. Важно понять, что плата взимается, только при движении по тем дорогам, которые введены в эксплуатацию. Есть реестр федеральных дорог, куда вносится только после постановления. Каждая из них вводится специальным постановлением правительства. На этапе строительства дорога не может стать федеральной.

Ведущий: Очень часто речь идет не о строительстве новой дороги, а о ремонте определенных участков, обсуждались ли такая проблема, что часть средств может «съесть» сама себя?..

Пепеляев: Да, обсуждались, в том числе и вопрос по снегоуборочной технике. Но я так скажу: лучше всего обсуждать то, что принято. Седельные тягачи и спецтехника вот это сейчас на этапе обсуждения. Я, как гражданин, приятно поражен той скорости, с какой работают федеральные органы. Думаю, что уже в ближайшее время увидим принятыми все необходимые решения.

Ведущий: Несмотря на всю динамику и изменения, и стремительную коррекцию системы, в ряде регионов продолжаются протесты дальнобойщики. Как вы считаете, какие мотивы ими двигают, надеются ли они на компромисс или полную отмену системы? И  возможны ли дальнейшие уступки со стороны правительства?

Пепеляев: Да, заблуждений много, но я думаю, что о том, что происходит в Псковской области, лучше расскажет Павел, я могу рассказать о других регионах. Огромные массовые протесты зачастую делаются экс-депутатами, которые хотят вернуться в игру, и выводят бабушек с плакатами.

Ведущий: Тогда еще вопрос к Павлу: что же происходило по сравнению с другими регионами Северо-Запада?

Крикун: Протест происходил на одной волне. Первый был в Крестах…

Ведущий: …после которого к вам приехала инициативная группа. Что обсуждали?

Крикун: Да, мы поехали в дорожный комитет, активисты собрания приняли жесткую позицию отмены «Платона». Через часовой дискуссии поняли, что сделать это невозможно, составили список изменений по штрафным санкциям, которые могли бы внестись, и требование дополнительного тестирования. Ведь именно в первые дни запуска тяжелая работа системы расстроила водителей. Хотя они сами инициировали эти перебои, потому что дотянули до последнего. Те, кто пришел 15-16 числа в офисы, помнят очереди, сколько людей толкалось в коридорах. Самые продвинутые и находчивые пошли регистрироваться через «личные кабинеты» на сайте. Надо понимать, какая нагрузка свалилась на центр обработки данных,

Ведущий: Плюс атаки…

Пепеляев: Да, действительно, была произведена серьезная DDoS-атака, порядка 2 миллионов запросов в секунду, этим сейчас занимаются правоохранительные органы. На будущее многие вынесли для себя уроки. Что касается общественного мнения, которое было выражено на собраниях, если отбросить всю партийную шелуху… К сожалению, первое, с  чем мы сталкиваемся, это просто незнание: люди не заходили ни на сайт «Платона», ни на сайт Росавтодора, после чего пришли и стали задавать вопросы: а почему, а с чего я должен платить, а кто вы такие… Мы очень много времени потратили именно на разъяснение законодательных актов.

Ну а СМИ повели в данной ситуации себя как те, кто показывает только то, что горячо. До конца ноября, с момента запуска системы, только  в Петербурге  было снято порядка 14 сюжетов, а в эфир вышли только два. Один с митинга, после которого разбежались все участники-дальнобойщики, которые почему-то не стали регистрироваться, такие вот странные водители.

Второй – это когда пришли операторы и увидели, что в офисе идет спокойная работа, перевозчики регистрируются, бортовые устройства выдаются, царит нормальная атмосфера. Так вот, в кадр попали только съемки с улицы. Я лично трижды сидел в студии одного телеканала, и не оказался в эфире по той причине, что депутат побил пенсионера, трубу порвало, машину залило кипятком.

В итоге появились другие новости, более интересные, чем рассказать городу как работает система взимания платы. Можно зайти в офис, увидеть, что там постоянно находятся несколько сотрудников, нет очередей, сидят доброжелательные перевозчики. И  вот это уже никому неинтересно. Закончились митинги – внимание телеканалов пропало. Мы абсолютно спокойно относимся к этой ситуации, видим задачу в другом, не хотим заниматься разбором полетов. Есть ответственная группа, куда входят специалисты, от которых будет больше пользы, чем от горлопанов, которые выпрыгивают на улицу с флагами разных цветов.

Ведущий: Еще вопрос  от читателей: вчера вот Медведев сказал, что «Платон» в итоге ударит по потребителю, то есть цена провоза  повлияет на стоимость продуктов. Поясню, почему это относится к теме протестов. Они появились ведь в связи с тем, что среди дальнобойщиков нет единства, и они боятся, что появятся компании, которые имеют лучшие условия своей работы, которые смогут не «зашивать» расходы в тариф, а просто снизят рентабельность и вытеснят конкурентов. Вы с этим согласны?

Пепеляев: Отчасти. Давайте разбирать слона по маленьким кусочкам. Возможно, да, будут переходить на потребителя. Но надо понять, каков размер этого перекладывания на потребителя. Мы готовы повторять любые глупости, но упаси Боже взять в руки калькулятор.

Предположим, 25-тонная фура едет из Краснодара в Псков, это где-то полторы тысячи км, умножаем на тариф, получаем сумму меньше 5 тысяч рублей. 25 тонн и 5 тысяч рублей, то есть максимальная нагрузка на килограмм при этом режиме грузоперевозок не превышает 50 копеек. Литр молока стоит 60 рублей, масло 60-80, так вот, средняя стоимость килограмма продукта питания 150 рублей. 50 копеек и 150 рублей!  У нас колебания цен каждый день рублевые, но по факту вот этой наценки в 50 копеек никто не заметит.

Хотя есть такие недобросовестные люди, которые делают наценку на десятки рублей, объясняя, что это из-за «Платона», хотя они свой товар получали по региональным дорогам, и ехала при этом другая машина. Продавцы мебели, например, накинули 5-8 тысяч рублей на стоимость. Мол, дорого теперь везти из Белоруссии. Мы говорим: «Ты же всю фуру вез? Почему же ты набрасываешь цену на один шкаф?!»

Я хотел бы призвать  людей проявлять свою гражданскую позицию, и в таких случаях обязательно сообщать в прокуратуру и в Роспотребнадзор, требовать объяснений, на каком основании подняты цены. Это очень важно, потому что по факту даже при максимальном пробеге транспорта при новой ставке это не приводит к повышению более чем на 50 копеек. Средний пробег порядка 400 км, делим на 3,5 и получаем в среднем 15 копеек. Это цифры, стремящиеся к нулю.

Ведущий: Надо отметить, что в  Псковской области региональные депутаты, уже после постановления правительства, еще в 2013 году обеспокоились тем, что большегрузы будут объезжать федеральные трассы по региональным дорогам. В нашем регионе есть три магистральные федеральные трассы: «Петербург – Киев», М-9 («Балтия»), «Москва –Рига», и «Петербург – Новгород», и одна не федеральная, это «Псков – Рига». Есть много объездных путей, начиная с того, что весь эстонский трафик  идет через Псков, и тут нет обходного пути, это большая проблема для города. Чтобы выпустить этот трафик в обход, есть гдовская трасса, по которой можно ехать на Петербург, есть смычки на дороге «Псков - Рига в виде дороги «Изборск – Остров». Депутаты беспокоились, что именно эти дороги придут в негодность, поддерживали инициативы коллег из других регионов, последние такие  это калужские депутаты, которые предлагали распространить систему Платон на региональные дороги. И даже собирались выходить с этим законопроектом на Госдуму. Как вы оцениваете перспективы такого законопроекта? Возможно ли это встроить в существующую систему, ведь создать отдельную региональную систему нереально? Есть ли будущее у таких идей?

Пепеляев: В 2017 году планируется наделение субъектов федерации правом создавать платные дорожные сети. Взимать плату именно за проезд по региональным дорогам. Но надо подождать до 2017 года. Система «Платон»  работает по точкам, назовем их графы, которые обозначают съезд и заезд, это уникальность системы. Для того, чтобы система заработала для регионов, надо проделать такое же исследование региональных дорог. Это долгая и кропотливая работа.

Что касается Пскова, то понятно, что надо увести тяжелый транспорт за пределы города, нужна объездная дорога. И тут как раз могут появиться проекты за счет «Платона». И если этот проект будет одобрен, показан как стратегически важный – тем более что Псковская область находится на границе, тут много транзита  - он может быть поддержан. Депутатам надо быть более настойчивыми. Выходить в Росавтодор с очень конкретным проектом, поучаствовать в конкурсе и получить финансирование.

Версия для печати


Идет загрузка...