Куда исчезли псковские раки – расследование Николая Бесклёвного

Разнообразие цвета псковского рака – от черного до голубого.  Маскировочная окраска рака зависит от цвета дна водоёма, где этот рак обитает. Фото Алексея Курочкина.

Получил я письмо от кандидата биологических наук Федотова Валерия Павловича – старшего научного сотрудника Санкт-Петербургского научно-исследовательского центра экологической  безопасности Российской академии наук.  Оказывается, с моими публикациями о псковской природе знакомы даже в РАН. Очень приятно. И просит Валерий Павлович, занимающийся исследованием речных раков, поделиться с ним информацией о местных ракообразных. По его утверждению в наших водоёмах водится самый ценный вид рака – широкопалый. Но, к своему стыду, я за 20 лет активной жизни на воде и у воды ни одного живого рака, обитающего в наших многочисленных реках и озёрах, не видал. При большом желании это, наверное, вполне можно было бы сделать, но такой цели в моих рыболовных увлечениях не было. Но существуют филиал научно-исследовательского института, рыбоохрана, где мне почти всегда помогали находить ответы на интересные вопросы. И, в конце концов, у меня десятки знакомых рыболовов по всей области и многие из них точно в теме. Вот ко всем ним я и обратился.

Официальные источники сообщили…

«С 2013 года, могу сказать точно, никто из наших специалистов раками не занимался, – рассказал кандидат биологических наук Сергей Олегович Северин, ихтиолог псковского филиала Всероссийского научно-исследовательского института речного и озёрного хозяйства (ПсковНИРО). – В течение восьми лет не было ни одного государственного заказа, ни одного договора на хозяйственную деятельность по этой теме. Но в 90-е годы и в начале нулевых мои коллеги, сначала Валентин Рыхманов, а потом Юрий Александров, проводили серьёзные исследования псковских раков, и их работы хранятся в научной библиотеке нашего института. Я знаком с этими трудами, и главное заключение в них было следующее: раки в псковских реках и озёрах имели на тот период устойчивые популяции. И их действительно было много, особенно в небольших речках и проточных озёрах. В этом я убедился лично 20 лет назад, проводя генетические исследования по заказу японских учёных.

Искали мы тогда такую экзотическую рыбку, как бычок-подкаменщик, именно она интересовала наших японских коллег, а повсюду встречались с раками. Особенно их было много в таких реках, как Пскова, Кудеб и Усвяча. И, на мой взгляд, тогда проблем с раками в псковских водоёмах не было. Раки очень чувствительны к загрязнению воды, поэтому места, где они водятся, говорят об экологической чистоте этих водоёмов. При загрязнении водоёма раки там быстро исчезают – или покидают эти места, или погибают. Иногда они гибнут от заболевания рачьей чумой, причины возникновения которой точно не установлены, но смертность ракообразных от неё очень высокая и составляет 90 % и более».

Информация из псковской рыболовной инспекции оставила двоякое впечатление – то ли в наших водоёмах раки перевелись, то ли браконьеры. За 11 месяцев этого года инспекторами было составлено лишь три протокола о нарушении правил рыболовства по «рачьей» статье. В одном случае было превышено допустимое количество раколовок, а в других в уловах оказались раки меньше разрешённого к вылову размера. И в прошлом году нарушений на рачью тему было примерно столько же. В рыбоохране напомнили, что на территории Псковской области можно добывать раков не более 25 штук в сутки на одного человека, иметь не более 10 раколовок на одного человека, минимальный размер рака, разрешённого к вылову, должен быть не менее 10 сантиметров (расстояние от линии, соединяющей середину глаз, до окончания хвостовых пластин). В период от распаления льда и до 15 июня раки к вылову в водоёмах нашего региона запрещены.  

Да, не густо с информацией из официальных источников. Много ли у нас сейчас раков или мало, больше ли их стало или меньше, устойчива ли их популяция и насколько широк ареал их обитания? Чётких ответов на эти вопросы я, к сожалению, не получил. Но и собранные многочисленные сведения из источников неофициальных тоже не дали однозначных ответов.

Фото Алексея Курочкина.

«Раки вчера по пять и очень большие…»

Помните монолог Романа Карцева про раков? Смешно было. А вот сейчас совсем не весело. Из своих личных наблюдений я могу сказать лишь одно: на втором по величине псковском городском рынке «Нива», куда я захожу давно и часто, всегда с любопытством обходя рыбные ряды, раков в продаже не припоминаю, ни живых, ни варёных. В этом году лишь в одном из псковских супермаркетов в аквариуме я их видел, да интернет пестрит объявлениями об их продаже. Но псковские ли там раки?

Сергей Иванович, мой хороший знакомый и рыболов, уроженец города Пскова, рассказал, что в конце 60-х – в начале 70-х годов прошлого столетия на центральном рынке (а других тогда и не существовало) был не менее чем тридцатиметровый торговый раковый ряд. Прилавки ломились от шевелящихся гор живых раков – серых, коричневых, зелёных, голубых. И красных – огромных лаптей с клешнями, уже сваренных и готовых к употреблению. Сейчас там раков в продаже он тоже не видит.

Фото Алексея Курочкина.

На юге области раки резко исчезают

Нет раков и на центральном рынке в Великих Луках, о чём сообщил мне ещё один Сергей – дайвер, рыболов и успешный бизнесмен.

«Редко вижу, как лишь один и тот же мужчина иногда с машины продаёт раков, – поделился своими рассуждениями великолучанин. – По моим практическим наблюдениям, на юге области раков стало очень мало. Их количество заметно уменьшилось за последние 8-10 лет, а из многих мест они и вовсе исчезли.  В Ловати (река, протекающая через город Великие Луки. – Прим. авт.) выше города раки были всегда, некрупные, но были. Но вот уже три года, как их там, почему-то, не стало.

В реках и озёрах Пустошкинского и Новосокольнического районов ещё недавно можно было за пару часов наловить и два, и три ведра крупных раков, но ушли те времена. И в известном всем дайверам России озере Белом, где раков водилось превеликое множество, они резко исчезли в последние три года. Несколько раз отдыхал в этом году на берегах этого великолепного озера, и, ныряя с подводным ружьём, я увидел всего… трёх небольших рачков. Да что говорить о доступных для всех водоёмах, когда даже в Полистовском заповеднике на реке Полисть, куда далеко не каждый опытный рыболов или турист сможет добраться, тоже раков не стало. А ведь там их было… С чем связано исчезновение раков? – завершал Сергей наш разговор по телефону. – Недаром ведь говорят, что раки любят и живут только в чистой воде. Мы, дайверы, погружаясь в воды рек и озёр юга области, в последние 3-4 года очень часто видим раков с чёрными точками, говорят, что это признаки «рачьей чумы». Вероятно, причина всему этому – нарушение экологии в их среде обитания. А что конкретно случилось, почему раки на юге области исчезают повсеместно, на этот вопрос должны ответить специалисты – экологи, гидрологи, ихтиологи, биологи».

Широкопалый рак – обитатель псковских рек и озер. Фото Алексея Курочкина.

И в полистовских водоёмах серьёзная проблема

И в Дно мне тоже подтвердили заметное числа уменьшение раков в водоёмах на востоке нашей области. Когда-то, более двадцати лет назад, ежегодно по нескольку раз проезжая на пассажирском поезде Псков – Москва через станцию Дно, я обязательно выходил на перрон, чтобы купить варёных раков, – от предложений отбоя не было. «Не стало, исчезли, – невесело ответил на мои вопросы житель города Дно Николай, известный рыболов и подводный охотник. – Давно нет раков ни на рынке, ни на перроне. Знаю, что дновские мужики за раками ездят куда-то под Старую Руссу (город в Новгородской области. – Прим. авт.).

А наши раки закончились. Причина? Видимо, с экологией что-то не так да браконьеры с электроудочками часто закон преступают. Сейчас я редко дайвингом занимаюсь, годы уже не те, а лет семь назад наблюдал страшную картину под водой. На одном из лесных озёр Дедовичского района весь четырёхметровый склон был усеян и мёртвыми, и едва шевелящими клешнями крупными и мелкими раками и такими же лягушками. Причину обнаружил сразу же, как выбрался на берег. На воде была лишь одна лодка с двумя рыбаками-подростками и явно не с удочками или спиннингами в руках.

Электроудочники! Сволочи! Быстро на своей лодке подгрёб к ним, но вразумить мне их не удалось. Неподалёку оказались их отцы и дяди, направившие на меня ружья и потребовавшие убраться с озера подобру-поздорову. Жаль, в тот день я был один».

Николай  – завсегдатай полистовских рек и озёр, а потому обстановку, сложившуюся там, знает не понаслышке. «Никогда и предположить не мог, что в реке Полисти не станет раков, – с болью в голосе продолжал мой знакомый. – И ладно в наших реках и озёрах, которые располагаются вблизи городов и посёлков, дорог и полей, исчезли раки, какая-то гадость могла попасть в такие водоёмы, этому есть хоть какие-то разумные предположения. Но Полисть, река в центре заповедника, где вокруг на десятки километров кроме болот нет ничего и никого! Что там могло случиться? И в шабановских озёрах сомов не стало (озёра среди полистовских болот в Бежаницком районе, где в 2008 году я имел счастье побывать по приглашению Николая, сомы там водились знатные. – Прим. авт.). Местные  мужики ропщут: не было мобильной связи в этих местах, а как появилась, то вскоре и раки исчезли, и сомы закончились. Нет ни у кого ответа на серьёзные изменения. А ведь это псковская природа сигналы бедствия подаёт».

Широкопалый рак. Фото Алексея Курочкина.

Вокруг Пскова – разноцветье членистоногих

Ну а что же в водоёмах вокруг Пскова? Водятся ли раки на севере области? «Раков у нас много, – утверждает известный псковский рыболов и начинающий раколов Алексей. – Я только четвёртый год как увлёкся ловлей раков. И до поры даже не знал, что в ручье, который протекал внизу нашего дачного участка, водятся раки. Пока они сами о себе не заявили. А дело было так. Ручей не каждое лето, но периодически мелел и даже пересыхал. Для бесперебойного полива огорода мы набирали воды впрок, заполняя многочисленные ёмкости. И в одно прекрасное летнее утро подхожу я с вёдрами к нашему «водохранилищу», чтобы набрать воды, и глазам своим не верю: на дне каждой ёмкости шевелились кучи раков, в какой десяток, в какой два. Наверное, они искали спасение от засухи и воду нашли только в наших баках.

С тех пор я стал ловить раков сначала в своём ручье, а затем и в других местах. Раки водятся в каждом втором озере Псковского и Гдовского районов, и чувствуют они там себя прекрасно. Как и в каждой второй речке и в каждом ручье, впадающем в эти речки. Что любопытно, в речках и ручьях раки разнокалиберные – от мелкого до очень крупного, а в озёрах более ровные, почти одинаковые. И цветом они удивительные – от чёрного или тёмно-коричневого до сине-голубого, очень интересное разноцветье. Встречаются раки и в ручьях, впадающих в реку Великую выше по течению от Пскова. С ранней весны они забираются в ручьи, а осенью сматываются на зимовку в Великую.

Что заметил, если такой ручей протекает через дачные посёлки или вблизи них (не через деревни, а именно дачи), то раки там водятся только выше по течению. Ниже дач ловить нечего или встречаются там только мёртвые раки, иногда довольно крупные, вероятно случайно там очутившиеся. Ниже дачных посёлков большинство ручьёв так загажено, что от них на десятки метров несёт канализацией и синтетическими моющими средствами. Из бань, душевых и туалетов без какой-либо очистки всё стекает в ручьи и речки. И никому до этого нет дела. За четыре года я обстановку изучил и обхожу десятой дорогой такие испоганенные ручьи и речушки».

Красный рак – желанный гость на любом столе. Мясо рака – и вкусное, и полезное. Фото Алексея Курочкина.

Где вы, рачьи времена?

Обратился я и к главному псковскому рыболову, председателю Федерации рыболовного спорта Псковской области Игорю Иванову, и к главному псковскому ныряльщику Александру Миклину, в недавнем прошлом председателю Федерации подводного плавания нашего региона. И оба поделились яркими воспоминаниями о встречах с раками, но только и у одного и у другого они произошли в прошлом. У Игоря – в далёком детстве, а у Александра – десяток лет назад. «Мальчишками мы охотились за раками с привязанной к палке вилкой. Пятьдесят лет назад в речках Кебь и Кебка, протекавших рядом с домом, их было очень много. С пустыми руками мы домой никогда не возвращались».

«В 2008 году в озере Гороховском (Островский район. – Прим. авт.) раков было пруд пруди. И сейчас они там есть, но гораздо меньше. А вот в озере Елизаровском (Псковский район. – Прим. авт.) они совсем исчезли, хотя ещё семь лет назад раков там обитало очень много». А что касается наших дней, оба председателя ничего существенного мне не сообщили.

Опросил я и хозяев трёх серьёзных рыболовных магазинов. В двух ответили, что раколовки – товар не самый популярный и их продажи из года в год примерно одинаковые. А в одном заметили, что за последние три года продажи снастей для ловли раков заметно выросли.

Красный рак. Фото Алексея Курочкина.

Алло! Институт? Чем вы занимаетесь?

И какие-то выводы напрашиваются сами собой. Главный – раков в наших водоёмах заметно поубавилось, особенно на юге и востоке Псковской области. А вот почему, на этот вопрос действительно должны ответить специалисты. И таковых у нас немало. Имеются они и в комитете по природным ресурсам и экологии Псковской области, и в отделе государственного контроля, надзора и рыбоохраны Псковской области, и в псковском филиале Всероссийского научно-исследовательского института речного и озёрного хозяйства (ПсковНИРО).

Самую серьезную роль, на мой взгляд, должны в этом играть учёные из нашего института. Обратился я к директору филиала института Сергею Михалапу с просьбой дать интервью, рассказать нашим читателям о задачах и деятельности возглавляемого им научного учреждения. По настоянию Сергея Геннадьевича я официально, в письменном виде составил примерный перечень вопросов, нас интересующих, и передал их в канцелярию института. И было это… в июне этого года. В октябре я опять напомнил о зависшем интервью и опять по просьбе директора уточнил вопросы. Также Сергей Михалап до сих пор не ответил на официальный запрос о странном «научном улове», когда предположительно 7 тонн леща, пойманного сотрудниками института, было утилизировано. Скоро Новый год, а воз с вопросами и ныне там. А ведь в институте и научные сотрудники имеются, и лаборатория, и лаборанты с гидрохимиками. И современнейшее лабораторное оборудование стоимостью около 10 млн рублей тоже имеется. Вот только как закупили это оборудование ещё в декабре прошлого года, как заполонили ящиками коридоры института, так и стоят они, до сих пор ни один не раскупоренный. Очень любопытно, чем же на самом деле занимается наш институт?

P. S. Вот всё, Валерий Павлович, что я узнал и имею сообщить про наших псковских раков. Если это поможет в работе вам и Санкт-Петербургскому научно-исследовательскому центру экологической безопасности Российской академии наук, то буду очень рад. А также надеюсь, что деятельность научно-исследовательского центра поможет ответить на два серьёзных вопроса. Куда подевались наши раки и что происходит с экологией Псковской области?

Даже мне интересно. Оказывается, раки:

– ищут пищу, не отходя далеко от норы, если же корма недостаточно, могут мигрировать на 100-250 м, 

– при нехватке пищи в водоёме или перенаселении, наблюдались случаи каннибализма, 

– роют норы, длина которых может достигать 35-120 см, 

– летом живут в мелкой воде, зимой перебираются на глубину, 

– половое созревание наступает: у самцов – через 3 года, у самок – через 4 года, половозрелых мужских особей всегда больше самок в 2-3 раза, 

– у большинства представителей фауны процесс спаривания происходит по обоюдному согласию, но у раков он напоминает акт насилия. Самец, увидев самку, начинает преследование, и если догоняет, то хватает её за клешни и переворачивает. За один сезон самец может оплодотворить до трёх самок. Самец тратит много сил на погони и в этот период почти не ест, иногда, поймав последнюю по счёту самку, он её просто съедает, чтобы подкрепить свои силы, 

– самка выметывает по 20-200 яиц, которые вынашивает на брюшке, большая часть кладки при этом погибнет. Через 7 месяцев в июне-июле из икры выклёвываются рачки размером всего 2 мм и остаются на брюшке матери 10-12 дней, 

– у молодых рачков уже в первое лето панцирь меняется до семи раз, с возрастом количество линек уменьшается и взрослая особь обходится одной линькой за сезон. При этом обновляется не только хитиновое покрытие рака, но и верхний слой сетчатки глаз и жабр, часть пищеварительного тракта. После линьки рак отсиживается в норке до 2 недель без пищи и дожидается, пока покров не ороговеет, 

– продолжительность жизни – 20-25 лет, в длину вырастают до 6-30 см. Самые крупные речные раки водятся на острове Тасмания, их длина достигает 60 см, 

– у речного рака голубая кровь, 

– раков запрещено есть евреям, 

– мясо рака вкусное и полезное. Оно обогащено кальцием, магнием, хромом, фосфором, калием, серой, кобальтом и фтором. В нём преобладают витамины группы В, а также витамины С и Е, благодаря чему мясо рака обладает антиоксидантными и восстанавливающими свойствами и укрепляют организм после болезни. Рекомендуется тем, кто перенёс операцию онкологического характера или проходил курс химиотерапии: кальций ускоряет процессы регенерации поражённых органов и тканей и способствует успешной реабилитации пациентов, 

– мясо рака содержит много серы, поэтому его не следует хранить в металлической посуде, от соприкосновения с ней оно чернеет и портится, необходима стеклянная посуда. 

Николай Бесклёвный
Версия для печати










Как вы относитесь к ставкам на спорт?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...