3
  • Коротко
Общество

Чужой среди «Чужих»

В кинотеатрах - долгожданный «Чужой: Завет» Ридли Скотта - сиквел «Прометея» и предыстория оригинальной франшизы, которая оказалась большой цитатой режиссера из самого себя.

Прошло около 10 лет после событий фильма «Прометей». Корабль «Завет» с колонизаторской миссией движется к планете «Оригаэ-6». На борту - около двух тысяч людей, находящихся в криогенном сне, и 15 членов экипажа: капитан Брэнсон (Джеймс Франко) и его жена Дениэлс (Кэтрин Уотерстон), биологи Орам и Карина (Билли Крудап и Кармен Эджого), связисты Рикс и Апворт (Джусси Смоллетт и Калли Эрнандес), пилот Теннеси (Дэнни МакБрайд) с женой Фэрис (Эми Сеймец) (в первоначальном сценарии в составе команды фигурировала еще и гей-пара, но в финальную версию фильма она не попала). Из «нелюдей» - андроид-синтетик Уолтер (Майкл Фассбендер) и операционная система корабля «Мать».

Космические «дальнобойщики» плывут по заданному курсу, робот Уолтер охраняет их сон и контролирует работоспособность «Завета». Но, после попадания в зону заряженных частиц, на борту происходит авария - погибает капитан Брэнсон. Инцидент быстро ликвидируют поднятые по тревоге члены экипажа. Затем они обнаруживают, что вместе с волнами частиц на корабль попал сигнал с почти безупречной в плане пригодности для жизни планеты, которая находится ближе, чем их конечная точка назначения. Практически единогласно (против только Дэниэлс) команда решает исследовать незнакомую землю. Члены экипажа оправдывают себя тем, что еще семь лет сна в криогене они просто не выдержат. 

«Чужой: Завет» является прямым продолжением нашумевшего «Прометея» Ридли Скотта, в котором он наконец-то решил прояснить, откуда же взялись эти космические существа. Уже который фильм из франшизы «Чужих» снят по стандартному лекалу. Опять корабль с безответственной командой ученых в глубинах космоса решает посетить пригодную для жизни планету, но находит там на свою больную голову одну только смерть.

Правда, в «Завете» Скотт пошел еще чуть дальше. Герои оказываются настолько безрассудны, что гуляют по неизведанной планете без скафандров (но хорошо хоть с оружием), заглядывают в коконы пришельцев почти с головой, и после всего этого еще удивляются, как кто-то из них мог заразиться какой-то «дрянью», которая в итоге начинает всех пожирать.

Вместе с тем 79-летний легендарный британский режиссер попытался наполнить фильм более глубоким смыслом. В картине прослеживается тема дальнейшей эволюции Homo sapiens в сторону сверхчеловека, есть мысль о том, что человечество постоянно пытается найти ответ на вопрос о собственных создателях, а также присутствует идея поисков «рая»: наилучшего места для жизни, «домика на берегу», о котором так часто упоминает героиня Дэниэлс.

В самой первой сцене, которая так напоминает кубриковскую «Космическую одиссею 2001», нам рассказывают о создании робота-синтетика, которого мы уже видели в «Прометее». С самого начала он начинает спор со своим «отцом», игнорирует его волю и сам выбирает себе имя: Дэвид, в честь статуи «Давида» Микеланджело. Вскоре синтетик становится своеобразным «пророком-франкенштейном», который почему-то решает, что эволюцию нужно продолжать, а создателей - истребить. Это все можно объяснить только тем, что если для человека богов не существует, если он готов смириться с их отсутствием, то и его собственное творение может в какой-то момент восстать против создателя. 

Да, «Завет» перенасыщен «культурными кодами»: цитаты из Библии, Шекспира, Ницше, музыка Вагнера, картина Пьеро делла Франческа и уже упоминавшаяся статуя Микеланджело в полный рост. Все эти высокоинтеллектуальные аллюзии зашиты в оболочку космического блокбастера. Проблема только в том, что за его персонажами совсем не интересно следить: ведь все, что с ними происходит, похоже на «день сурка».

Например, из Кэтрин Уотерстон пытаются сделать Риппли: позже она также будет бегать с автоматом по длинным коридорам от Чужого и за ним. Вот только она, конечно, далека от Сигурни Уивер. Второстепенным персонажам суждено умереть от вируса, быть загрызенными в душе и обезглавленными, а то и стать живыми инкубаторами для детенышей внеземных существ. И, казалось бы, все это выглядит жутко, но дико топорно, скучно и до тошноты предсказуемо.

Единственным плюсом всего этого космического «карнавала» с вялой беготнёй от ксеноморфов становится противостояние роботов-синтетиков, близнецов Дэвида и Уолтера, роли которых блистательно исполнил Майкл Фассбендер. Дэвид - устаревшая версия синтетика. Этот селекционер-ученый, проведя массу экспериментов с инопланетным материалом, пришел к выводу, что человечеству необходимо двигаться дальше, для чего людей следует принести в жертву. Уолтер, более совершенная машина, придерживается противоположного мнения и помогает людям. Скотт не зря сделал андроидов близнецами. Они являются олицетворением «доброго» и «злого» богов, ангела и дьявола, один из которых несет смерть во благо «эволюции», а другой - жизнь.

Оригинальный «Чужой» образца 1979 года привлекал своей холодной атмосферой космического хоррора: с кислотой вместо крови у инопланетных чудовищ, обилием оригинальных сцен, грамотными диалогами и раскрытыми персонажами, нагнетенным саспенсом и без нагроможденных философских аллюзий. В «Завете» - все это, к сожалению, почти безвозвратно выветрилось. Новый фильм Скотта - это картина, нафаршированная цитатами, подкрепленная доведенным расчетливыми продюссерами почти до абсолюта фансервисом в стиле «смотрите, сейчас будет как в первом «Чужом», без единой оригинальной сцены, с глупыми скучными героями. Но зато - с мощным культурным бэкграундом, который среднестатистический зритель, пришедший на «очередного «Чужого», вряд ли сможет заметить и оценить с первого раза. На этом фоне даже суррогатное «Живое» кажется более оригинальным и свежим. 

В начале мая Ридли Скотт раскритиковал режиссеров, которые снимали все сиквелы к «Чужому», заявив, что они нисколько не расширили вселенную франшизы. Но и Скотту, к сожалению, этого тоже сделать не удалось. Вместо того, чтобы создать что-то новое и оригинальное, он снял просто большую цитату из самого себя, почти без экшена, лишь с отсылками к историческим текстам, которыми, видимо, он стал одержим еще со времен «Прометея».

Ответы на вопросы происхождения «чужих» оказываются настолько глупы, что уж лучше бы они так и остались загадкой. Возможно, 80-летний режиссер, на счету которого почти 2 тысячи рекламных клипов и 30 с лишним кинокартин, уже растерял всю свою «хватку». И подобно тому, как в фильме Дэвид уничтожает своих «создателей», собственное творение в итоге «убило» режиссёра.

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Выйди вон! Ну прям клоунада Он вернулся Шестой, седьмой и восьмой элемент Неоновый демон против КГБ Земля, воздух, вода Лучшее враг хорошего? Там, где живет Паутиныч Не про любовь Никто не любит умников


Идет загрузка...