9
  • Коротко
Общество

Юрий Михайлов: Война начинается, когда люди забывают, что это такое

23 февраля часто воспринимается как профессиональный праздник военнослужащих. Но этот день по праву считают своим и все те, кто, не будучи кадровыми военными, участвовали в боях, защищая Отечество. В преддверии праздничной даты корреспондент Псковского агентства информации встретился с псковичом Юрием Михайловым, который во время службы в органах внутренних дел 23 раза был в командировках на Северный Кавказ. Обладатель медали «За отвагу» рассказал ПАИ об атаках смертников, «дружественном огне» и острых ощущениях.

Нападение на владимирский ОМОН

«Всё самое страшное в моей жизни – это 2000-й год», - вспоминает ветеран. В мае 2000 года он с десятью другими псковичами приехал в командировку в чеченский Урус-Мартан. На месте псковские милиционеры вошли в состав второй отдельной роты ДПС по Чеченской Республике, которая обслуживала трассу «Кавказ» (в советские годы «Ростов - Баку»). На трассе им достался блокпост в селении Алхан-Юрт Урус-Мартановского района. Работали псковичи вместе с омскими омоновцами, которые базировались неподалеку.

Постоянные зачистки стали обыденностью, но не всегда проходили гладко. Одной из самых памятных для Юрия ситуаций стала засада, в которую попали однажды бойцы ОМОНа. Спецназовцы следовали на «Урале» в Урус-Мартан и попали под перекрестный огонь: стреляли с двух сторон дороги. Рядом с водителем на сиденье лежал одноразовый гранатомет «Муха», сдетонировавший от выстрела. Кабина тяжелого грузовика превратилась в факел, а сам автомобиль по инерции покатился дальше, вышиб ворота в заборе вокруг ближайшего дома и миновал зону обстрела. «Это омоновцев и спасло. Но все, кто находился в кузове, получили ранения», - вспоминает Юрий.

После этого инцидента, по его словам, комендант Урус-Мартановского района Гейдар Гаджиев собрал местных жителей и заявил: «Имейте в виду, – это не с гор пришли, это ваши, местные. Имейте в виду, если кто-то из них умрет – за каждого нашего я десять ваших положу».

Смертницы в Алхан-Юрте

7 июня 2000 года псковичи обустраивали свой блокпост в селе Алхан-Юрт, сооружая бруствер из мешков с песком. В 17:40 раздался взрыв: две смертницы, девушки 18 и 20 лет, на УАЗе-«буханке» заехали на территорию расположенной неподалеку базы ОМОНа, пристроившись к ГАЗ-66 с питьевой водой, и привели в действие взрывное устройство. Сразу же после этого на базу напали боевики.

«Пошла стрельба. У омских там на крылечке сидел краснодеревщик, очень талантливый парень, что-то из дерева вырезал. Он погиб сразу от взрыва. Были и кроме него погибшие… Ребятам до замены оставалось два часа…», - рассказывает Юрий.

Одна из смертниц, 18-летняя девушка, оказалась сестрой известного чеченского террориста Арби Бараева. «Полевой командир Бараев - это такой отморозок был, – рассказывает Юрий Михайлов. – Бывший, кстати, старшина ГАИ в советские годы. Очень здоровый был, крупный и кровожадный. Когда его устранили, то хотели похоронить в селе Кулары на кладбище. Так вот, даже жители этого селения запретили его там хоронить. То есть, чеченцы его боялись и не уважали, какое-то презрение было».

От сестры командира боевиков после взрыва сохранилась только нижняя половина туловища, которую выбросило взрывом из машины. «Мы были в шоке, когда увидели юные женские ноги. Удивились, что в таком возрасте стала смертницей. Вторая девушка тоже погибла. Это, пожалуй, был один из первых женских терактов. Потом уже их много было. Коменданта Гейдара Гаджиева в 2001-м на площади в Урус-Мартане тоже смертница подорвала», - вспоминает Юрий.

В тот день в результате нападения террористок и боевиков в Алхан-Юрте погибли 3 омоновца, 5 были ранены.

Юрий Михайлов на блокпосте в Алхан-Юрте

Нападение на отделение милиции в Урус-Мартане

В 20:00 на территории Урус-Мартана объявлялся комендантский час и всё движение прекращалось. После этого времени по любому неустановленному транспортному средству приказано было открывать огонь на поражение. И вот в ночь с 1 на 2 июля 2000 года группа псковских милиционеров, дежурившая на трассе, расстреляла ВАЗ-2106 с боевиками внутри.

«Расстреляли эту «шестерку», – рассказывает Михайлов. – В ней был местный имам, его убили. А двое боевиков ушли. Утром мы приехали с зачистки, притащили «шестерку» в ВОВД [временный отдел внутренних дел – ПАИ] в Урус-Мартане, труп тоже привезли. Легли отсыпаться». А вечером во дворе здания ВОВД прогремел мощный взрыв. Это двое смертников на «Урале» вышибли ворота на полном ходу и привели в действие бомбу.

Когда грузовик выбил ворота, часовые успели дать очередь по кабине автомашины. «Там хоть и смертники были, но, видимо, инстинкт самосохранения сработал, они пригнулись оба, и поэтому въехали в угол здания. Видимо, задумка была въехать между двух зданий и рвануть. Если бы такой взрыв произошел между зданиями, то они, как и в Аргуне, сложились бы», - считает Юрий Михайлов.

Вспоминая атаку боевиков на ВОВД, он меняется в лице. По его словам, взрывом вырвало с корнем огромную шелковицу, росшую рядом со зданием, а задний мост тяжелого грузовика отлетел на несколько десятков метров. При этом не вся аммиачная селитра, которой было заряжено взрывное устройство, сдетонировала: она белым градом валилась на землю. 

В ходе боя погибли 4 человека, 6 тяжело ранены.

Последствия нападения боевиков на временный ОВД в Урус-Мартане

В результате нападения в ВОВД отрубило электроэнергию. А значит, исчезла возможность предупредить об атаке остальных псковичей, которые должны были вскоре вернуться с блокпоста в Алхан-Юрте. «На связь с ними не выйти. У нас - месиво. По зданию бомбят по-серьезному. А что они на двух «Жигулях»? Окажутся между двух огней. И наши тут стреляют, и боевики!» - Юрий Михайлов и сегодня будто заново переживает события того вечера.

Милиционеры из Пскова, между тем, подъезжая к Урус-Мартану попали под обстрел снайпера и были вынуждены вернуться в Алхан-Юрт, на базу омского ОМОНа, на которую в ту ночь также напали боевики. Когда они, также натерпевшись за ночь, вернулись в Урус-Мартан, то зашли в ВОВД с «квадратными глазами»: «Мужики, что тут у вас было?!».

Юрий Михайлов с интересом читает книги о чеченской войне. По его словам, в воспоминаниях генерала Геннадия Трошева написано, что боевиков в ходе данного нападения задержали на въезде в Урус-Мартан. «А на самом деле далеко не на въезде, а в центре Урус-Мартана. Конечно, как генералу доложили, так он и написал, но немножко всё не так было, как у него в книге», - уверен ветеран.

Юрий Михайлов слева после нападения на временный ОВД в Урус-Мартане

О крови и боли

Юрий Михайлов до командировки в Чечню несколько лет оформлял аварии, насмотрелся на изувеченных в ДТП, и, по его словам, «крови особо не боялся». Но на войне, вспоминает он, пришлось увидеть действительно страшные вещи: «Человек еще живой, а у него практически половина скальпа снята, видна черепная коробка, кости видно, как мозг пульсирует – жуткое зрелище. В машину его загрузили, он весь мокрый от крови, а пытается сесть, ему контрактники говорят: «Брат, брат, ложись, брат». Он ляжет, тут же опять садится, чтобы куда-то пойти, а на виске мозги пульсируют…».

Однажды поступила оперативная информация о том, что в селении Гехи Урус-Мартановского района может находиться тайник с наркотиками, и оренбургские сотрудники уголовного розыска на УАЗе с пензенскими милиционерами на автобусе поехали ее проверять. «Скорее всего, информация была «левая», их просто подставили. Выманили таким образом», - считает Юрий Михайлов, ведь в результате милиционеры попали под перекрестный огонь.

«Влетел снаряд из подствольника, пробив крышу УАЗика, и взорвался внутри. Три человека погибли, но справа сзади сидел парень, он успел вначале обстрела надавить на ручку двери УАЗика, его взрывной волной и выбросило. Он один остался жив. Но из госпиталя его привезли уже только за вещами, у парня «крыша поехала», - рассказывает Михайлов.  

«После этого я с пензенским врачом-подполковником убирал из салона УАЗика, который напоминал «дуршлаг», в ведро фрагменты тел. Внутри машины все было залито кровью», - не может вспоминать он без содрогания.

Не раз на глазах Юрия гибли его боевые товарищи. И самое  страшное – в этот момент он не мог им ничем помочь. Например, во время памятной атаки на ВОВД Михайлов и его напарник, Олег Петров, вынуждены были наблюдать через импровизированную «бойницу», как во дворе отделения милиции стали жертвами перекрестного огня двое контрактников: «Один упал сразу от взрыва, а один стоял за деревом. Но парень оказался между двух огней. Он упал, пытался ползти, но били фонтанчики крови уже: парень пуль шесть точно поймал. Они двое так и погибли».

Дружественный огонь

Смертельная угроза зачастую могла исходить оттуда, откуда ее совсем не ждешь. К примеру, однажды псковские милиционеры, возвращавшиеся на машине из Моздока, попали под так называемый «дружественный огонь».

«Я за рулем, Леша Яковлев справа, за ним сидел Панов Андрей, а за мной находился Колтунов Андрей, – подробно описывает случившееся Юрий Михайлов. – Остановились у смоленских ребят на блокпосте. Проходит воинская колонна. После нее мы начинаем движение, а на горке стоит БТР. Стоит и стоит».

По его словам, милиционеры находились в служебной милицейской автомашине со всеми опознавательными знаками и атрибутами. Однако это им не помогло: «Я только начинаю разгоняться и вижу, что по дороге побежали «фонтанчики» от крупнокалиберных пуль. Машинально под руль линяю, а Леша Яковлев закрывается руками».

Псковичей спасла воронка от взрыва авиабомбы: «Мы в нее на скорости ныряем, и пули проходят над кабиной. Из ямы вылетаем, аж машина немного взлетела, потому что я не тормозил. В зеркало смотрю, а «фонтанчики» дальше пошли. То есть они огонь даже не прекратили…».

Военная колонна на дороге в Алхан-Юрте

* * *

«Война эта была настолько грязная, настолько неблагодарная. «Кому война, а кому мать родна». Кто-то приподнялся на этой войне, кто-то звания получил, ордена, кто-то не вернулся с этой войны», - рассказывает Юрий Михайлов.

По его словам, войну вспоминать нелегко. Но он считает, что это необходимо: «А вдруг это кому-то поможет в жизни».

«Войну надо помнить и не забывать, чтобы она не повторялась. Война-то начинается, когда люди забывают, что это такое и чем она была. Я думаю, человек, который воевал, нормальный человек, который здраво мыслит, никогда войну не начнет», - уверен пскович.

*Фотографии из личного архива Юрия Михайлова.

Михаил Синёв
Версия для печати


Идет загрузка...