10
  • Коротко
Культура

Водораздел

«Это что-то невероятное. Я пришёл со своей затеей, а у меня за столом народный и два заслуженных. Тут я начал прикидывать, в какой момент они меня побьют. Но они были на моей стороне и поддерживали меня», - откровенничал во время обсуждения премьеры спектакля «Река Потудань» его режиссёр Сергей Чехов.

Фото Андрея Кокшарова, Театрально-концертная дирекция Псковской области

Премьера постановки по повести Андрея Платонова состоялась на Малой сцене Псковского театра драмы 23 марта, а немногим ранее в интервью завлиту Любови Никитиной режиссёр признавал, что находится в «перманентном восторге» от готовности погружения псковских актёров в экспериментальный театр.

«Река Потудань» стала частью проекта, который в театре назвали «Пространством эксперимента», поэтому на всякий случай перед началом постановки заместитель худрука по репертуарной части Андрей Пронин попросил прощения у зрителей, которым спектакль не понравится, и предупредил, что воспринимать его будет непросто. К такому, мол, не всякий столичный зритель готов, что говорить о патриархальной провинции. Но, то ли Европа рядом, то ли псковичи всё тактичнее, то ли зрители перестали ждать от спектакля готовых, разжёванных смыслов, однако с действительно непростого спектакля никто не ушёл. И реплик вроде «Ни черта не понял!» тоже, как будто, не было.

В спектакле задействованы всего пять артистов: один народный – Юрий Новохижин, два заслуженных – Виктор Яковлев и Надежда Чепайкина, а также Денис Золотарёв и хореограф театра, жемчужина постановки Илона Гончар, украсившая её своей игрой и пластикой. Во-первых, ни в одном эпизоде все пять персонажей не появляются вместе, во-вторых, со сцены они не произносят ни слова. Но звуки и слова играют здесь центральную роль. Это, пожалуй, шестой артист, который с помощью аудиоэффектов символизирует течение реки Потудань, течение жизни. Каждый из артистов записал весь текст Андрея Платонова, затем из этих записей композитор Владимир Бочаров собрал дорожку голосов, которые звучат то тише, то громче, то становятся членораздельными, а то будто уходят под воду. В спектакле прозвучит весь текст повести, но не весь текст зритель услышит.

Спектакль многослоен: звук как будто сам по себе, а картинка перпендикулярна звуку, при этом они удивительно дополняют друг друга. В какой-то момент от обилия воздействий на органы чувств у меня закружилась голова: практически как в водовороте, куда, по убеждению режиссёра, и должна затягивать постановка.

В течение практически всего спектакля из ниши в стене сочится и капает вода, через некоторое время она даже проливается на пол. В какой-то момент в воде оказываются все, но особенно достаётся Илоне Гончар, которая в завершении спектакля выполняет очень крутой пластический этюд под холодными струями в не самом тёплом помещении, чем восхищает и зрителей, и партнёра по сцене Виктора Яковлева. Даже если, в конце концов, вы ничего не поймёте или устанете от тщетных попыток, то вот от «картинки» удовольствие точно получите. Один мой коллега даже назвал «Реку Потудань» произведением визуального искусства.

Фото Андрея Кокшарова, Театрально-концертная дирекция Псковской области

Актёры здесь не играют конкретных персонажей: Никиту Фирсова, Любу Кузнецову, отца, сторожа с базара. Вместо этого постановка полна деталей-символов. Это, если хотите, спектакль-привет Серебряному веку. Пространство коридора на сцене, как символ жизненного поиска, жизнь, как река, река, как граница между мертвыми и живыми. Никита ведь возвращается с Гражданской войны, как будто приходит из мира мёртвых снова к живым, исследует пространство вокруг, снова привыкает к миру, пытается начать жить.

Во время обсуждения выяснилось, что Виктор Яковлев «бегал на репетиции из больницы». При этом он рассказал, что сначала с режиссёром «всё было очень непросто», но точкой соприкосновения стало общее восприятие проблемы реабилитации человека после войны. «Человек измордован войнами, кровью. Это так просто не проходит. Пришедшим с войны необходимо восстанавливаться, восстанавливать в себе человека», - сказал артист. Для него спектакль оказался именно про это.

Фото Андрея Кокшарова, Театрально-концертная дирекция Псковской области

Мне сценическое пространство как раз больше всего напомнило больницу для душевнобольных. Все полтора часа не могла отделаться от мысли, что передо мной пациенты психиатра, за которыми ухаживает медсестра. Пытается вернуть их к нормальной жизни. Но каждый здесь в итоге увидит своё: сообразно своему опыту, мировосприятию и даже сегодняшнему настроению. Режиссёр только призывает публику не лениться, не требовать готовых эмоций вроде слёз или смеха, а включить радар и понять, что происходит, самостоятельно. Если хотите «тупо, холодно и в лоб», лучше тогда включите телевизор. На спектакле придётся подумать, покопаться в себе и своих ощущениях. Да, и повесть перед походом на «Реку Потудань» перечитать тоже рекомендуется. Избавьте от необходимости спойлерить. «Зритель может пытаться разобраться в происходящем на сцене или отдаться. Оба пути хороши, плох только путь полного неприятия без попыток понять», - уверен Сергей Чехов.

Денис Золотарёв поделился, что за четыре года его службы в псковском театре впервые он был занят в спектакле, который ему наиболее близок. «Это продукт непростой, но нужный. Однако без зрительского потока он быстро скиснет», - заверил артист и предложил писать о постановке в соцсетях, и «тащить» в театр тех, кто ещё сомневается.

Виктор Яковлев добавил, что ему вообще псковская «Потудань» нравится гораздо больше, чем спектакль «Лондон» того же Сергея Чехова, номинированный в этом году на театральную премию «Золотая маска». «Мне тоже!», - рассмеялся в ответ режиссёр.

Ольга Машкарина
Версия для печати


Идет загрузка...