0
 

Биговчие книжки. Большое интервью с издателем

Такого на нашей Псковщине еще не было: в книжных магазинах продаются нашенские книжки, отпечатанные в местной Псковской областной типографии. И ничего здесь особенного не было, если бы от книжек – глаз не оторвать. Сочетание книжного благородства и оформительского остроумия, индивидуальная стилистика «книжного гризайля». Такое «серебро и чернь» нового книжного дела.  Книга английских, американских и ирландских сказок «Единорог»  (перевод большого мастера Григория Кружкова) оформлена знаменитым  книжным графиком Сергеем Любаевым. В ней и двусторонний печатный форзац, и отлакированные «глазик» и снег картинок, и вклейки прозрачной кальки, и английский Биг – Бэн «нежно переходящий в псковский Кремль», как говорит директор типографии и автор книжных проектов Сергей Биговчий.  Биговчий не просто обычный директор типографии, производственник, а книгоиздатель. Он формирует некую интеллектуальную книжную среду местности. При всем том, что печатает всё: от районных газет и визиток до книгоиздательских шедевров. Издания псковской типографии вызывают у меня «эстетический столбняк»: не ожидала. Изысканный «Псков» со стихами  Саши Черного; блестящее «краеведческое», чисто художественное издание – иллюстрированный Псков Александра Стройло «Что имеем». Постоянный иллюстратор псковских изданий Биговчего Александр Стройло – не скобарский человек, как и сам директор типографии. Но есть какая–то грустная закономерность для скобарей: проекты «посторонних»  создают сейчас  художественную современную среду древнего города.  И сочинения местных литераторов, облагороженные полиграфическими тонкостями, аккумулируют литературные силы вокруг типографии, где есть возможность издавать качественно. Современная книга живет в конкурентном пространстве, и нужно очень стараться и в текстологическом  уровне, и оформительском, чтобы купили именно твою книгу, этого автора, этого издательства.  Об этом мы и говорили с Сергеем Биговчим, о полиграфических кунштюках и книжном чтении.

Сергей Александрович, помнится, когда Вас назначал губернатор Евгений Михайлов директором ГУП Псковская областная типография, оппозиционная частная пресса раскричалась о произволе власти и тому подобном, как ей было заказано. Вы ничего не комментировали. Что  теперь можно сказать о прошлом?

Я стал директором типографии три года назад, потому что прежний директор не справлялся со своими обязанностями. Он сопротивлялся, не хотел уходить, но, вроде, карьерный его рост не сложился. Коллектив был достаточно квалифицированный, и надо было собрать силы всех работников на разных участках,  дать понять, что мы можем делать высококлассную продукцию. Ведь недавно листы сгибали вручную, чего говорить.

Ныне мы работаем с прибылью, хотя  рынок у нас напряженный, более сорока частных типографий. В том числе, и сидящих в подвалах. Там, в подвале, конечно, продукция дешевле. И какую-то часть заказов они у нас отнимают. Мы ведь прозрачное производство с необходимой налоговой дисциплиной. Мой предшественник не брал типографскую мелочь и дал возможность развиться конкурентному частному типографскому рынку. Например, такого не произошло в Великих Луках, где работает большой профессионал Юрий Поздняков. Мы же не брезгуем любыми заказами. Делаем все. Бланки так бланки. Сейчас у нас  почти вполовину увеличился коллектив. По-прежнему действует программа губернаторской поддержки местного полиграфического производства, кое-что мы купили из оборудования. Но полиграфический рынок очень дорогой, машины от миллиона долларов. Мы такое не можем себе позволить. Так что пасемся на вторичном рынке оборудования.

Вы пришли уже с издательскими проектами в типографию?

Нет, особых проектов не было. Это все-таки производство. Прежде всего, нужно было удержать ситуацию, а она была неблагополучной. Оборот последних месяцев - 700 тыс. рублей, сюда входила и стоимость бумаги, которая продавалась, а доля непосредственно производства была невелика. Тяжелое материальное положение в типографии, производственной базы  просто не было. Так что было не до проектов. Ведь проекты требуют денег, стоимость любой книжки от 100 до 250 тысяч рублей, а возврат вложенных денег только через год. Вот «Пропаганду» Дмитрия Галковского мы продали за полгода.

А как  Вы рассчитываете успех продаж?

Я сейчас не вижу связи между стоимостью книги и ее продажей. Можно и дорогую книгу продать быстро.

Как появились и оформились издательские проекты к юбилеям, есть ли у Вас, Сергей Александрович, профессиональные связи, есть ли авторы и  художники, которым Вы отдаете предпочтение?

Есть всё, есть наработки. И в области существует издательская полиграфическая программа. Есть личное распоряжение Михайлова еще в 1997 году: сделать первую книжку, посвященную отречению Николая II, к 80-летию события. Книга получилась хорошая, на качественных сортах итальянской бумаги. Есть и губернаторская Пушкинская полиграфическая программа. Это один из лучших издательских проектов в России. Мы же государственная типография, и без господдержки мы не смогли бы успешно работать.

Если говорить о юбилеях: 200-летие со дня рождения Александра Пушкина, 1100-летие Пскова, какие издания Вы отметили бы?

Мне все нравятся. Замечательная книжка Валентина Курбатова, посвященная графику Юрию Селиверстову; анекдоты из жизни Пушкина Хармса в оформлении Саши  Стройло. Книга Николая Новикова о Патриархе Тихоне. Многие тогда и узнали, что Патриарх – наш земляк. Мне это всё очень  дорого.

Как Вы ищите авторов, они к вам приходят или вы – к ним?

Авторы есть. Они приходят ко мне, я – к ним. Много дружеских товарищеских разработок у Курбатова, у Александра Стройло. Культурный слой на Псковщине очень «толстый», и позволяет делать то, что нравится. И на сегодняшний день очень большой выбор. У нас на два года вперед есть авторские разработки.

А как псковский юбилей  1100-летия?

К этому юбилею были приняты  областная и городская программы. Это был действительно шаг вперед и с точки зрения оформительского искусства, и текстологически.

Мне показались очень интересными книги Александра Стройло «Что имеем» и «Псков» Юрия Спегальского. Чья идея таких изданий?

Стройло фонтанирует идеями. И я все время собираюсь сказать ему: «Повторяешься», но он приходит, и я не могу это произнести. Вот он пришел недавно с готовым проектом «Санитары города Пскова». Открываешь и думаешь "Ё – моё, опять соорудил", и отказать невозможно.

Стройло - блестящий график. Я о нем еще в Москве слышал, до Пскова. Он мне нравился и я удивился, что он живет в Пскове. Его работы отвечают моей эстетике. Но мы работаем и с Насибулиным, и с Диодоровым, Буниным, Любаевым - великолепными иллюстраторами книг. А «Псков» Спегальского с картинками Стройло - идея моя. Предложил классическую лучшую книгу - путеводитель по Пскову с иллюстрациями Стройло. Мы все книги практически отдаем по себестоимости. Это не коммерческие издания.

А  какие коммерческие?

Я не могу знать, что будет коммерческим. Но для нас главное - привлечение заказов в профессиональную типографию. Еще три года назад от Пскова ничего такого не ожидали, но сейчас мы вышли стабильно на книжные ярмарки.  В 2003 году мы вошли в шорт-лист с тремя позициями, единственные на Московской книжной ярмарке. Это, кстати, плохо продаваемая «Англосахаб» – в номинации «Поэзия». «Псковский альбом» Бориса Диодорова и Энгель  Насибулин «История села Горюхина» А.Пушкина  в номинации «Отпечатано в России». К нам сейчас уважительное внимание, наши книжки замечают, и у нас есть свой, пока неповторимый стиль. Мы в этом огромном книжном мире, может быть, немножко страшном, занимаем свою нишу.

Не назовете ли награды, которые особенно  Вам нравятся ?

Пока самое серьезное признание – это Московская международная ярмарка с огромным количеством книг. Там весь книжный рынок. Но мне дороги и наши областные, которые устраиваются  практически семь лет, сколько я связан с книгоиздательством. Создан институт при Главе Администрации области Евгении Михайлове - традиционная Весенняя псковская книжная ярмарка. Эти ярмарки стимулировали конкурентную борьбу, отчасти зародились какие-то традиции. Оживляется рынок.  Вот и вышел уже пятый номер  литературного журнала «Скобари».

А «Скобарёнок» у Вас тут лежит, такое симпатичное название.

Вроде хорошая,  интересная книга. Это заказ Пушкинского заповедника. Воспоминания мальчика, пережившего оккупацию. Вот, посмотрите новые книги: "Воспоминания князя Бориса Васильчикова", вот переиздание А.Софийского  «Опочка», вот история Троицкого собора в Острове, написанная священником Николаем Пановым. Жаль, книжной рекламы нет. В телевизоре рекламируют предметы личной гигиены. Живем в эпоху размытых духовных ценностей.  Когда-то жили в традиции: лучший подарок книга. А теперь?

Сергей Александрович, а как наполеоновские планы?

Пскову повезло. Его описывали великие писатели, его рисовали великие художники, его фотографировали великие фотографы. У нас есть крупные проекты. Уже через месяц должна выйти книга Дмитрия Галковского «2331 отрывок из произведений Николая Ленина». Она будет украшена живописью Дейнеки 50-60 годов. Мы имеем право выставить на конкурс наше лучшее издание «Единорог», которое признано Ассоциацией книгоиздателей как «Лучшая книга». Выпустим «большой кирпич» работ Саши Стройло за многие годы: «Мы – псковские». Будет издаваться серия «Псковская историческая библиотека». Начались переиздания районной исторической литературы с  использованием материалов современных авторов – исследователей. Готовится к печати очень интересное издание преподавателя Санкт-Петербургского университета, псковича Андрея Михайлова, его работы по кадетскому корпусу «Обаяние мундира». Книга по средневековому Пскову, автором которой является преподаватель Псковского пединститута Владимир Аракчеев. Это первое издание такого формата. Мы планируем одну книжку в месяц в серии фотоальбомов - мемуаров  «ХХ век: птичка вылетела». Летопись псковской земли ХХ века. Повседневная жизнь скобарей, запечатленная на фото жизнь, которая ушла, ушла целая цивилизация. В этой серии «Птички» фотографии «Сельцо Михайловское 70 -90 годы ХХ века». Из этой серии уже вышли «Земное и небесное», фотографии Бориса Скобельцына, «Обаяние Пскова» - фотографии Александра Потресова.

Много платите авторам?

Мало. Денег больших нет.

У Вас нет жесткого текстологического направления, какой-то определенной  модели, специализации в издательской деятельности. Например, только краеведческая литература. Вы издаете Галковского, вы выпустили его Антологию советской поэзии «Уткоречь», вы печатаете «Единорога»… Много псковской исторической и мемуарной литературы. У вас талантливая группа художников–оформителей. А что скажете о чтении сейчас, в России?

Ну, художник книги – это в некотором роде ее комментатор, комментатор текста. Поэтому он очень важная составляющая в издании книги, ее художественного проекта. Мы действительно не связаны жесткими рамками издательских задач, и достаточно свободны в выборе. Ситуация же с чтением достаточно тяжелая. Теперь ведь есть другие способы заполнить пространство «головного компьютера». А в стране нет пропаганды здорового образа жизни. Чтение, например, как способ существования нашего поколения, осталось в прошлом.

P.S. Позволю себе не согласиться с заключительными словами Сергея Биговчего. Тому есть  веские аргументы в виде множества типографий, издательств и книжных магазинов. Просто чтение стало более прагматичным. Но то, что Псковская областная типография под руководством Сергея Биговчего стала известным издательством, работающем профессионально и достойно на книжном российском рынке – несомненно.

Вот такая скобарская правда. Наташа Богомолова.

Версия для печати

Сколько денег вы готовы потратить на «новогодний стол» в этом году?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...