2
  • Коротко
 

Территориальный парадокс Псковской области. Репортаж из регионального анклава - деревни Дубки

В приглашении на экскурсию было заявлено – «Псковский Калининград, деревня Дубки». Когда мы подошли к военно-сторожевому катеру с оптимистичным названием «Сайгак» капитан судна Вячеслав Игнатенко бодрым голосом предупредил: «У кого морская болезнь, ехать не советую, на озере большие волны». Деревня Дубки находится в Печорском районе, а уникальность села, которое игнорируют составители карт, заключается в том, что оно имеет сухопутную границу с Эстонией и водную – с Россией. Чтобы добраться до Дубков, надо пройти ряд экзекуций со стороны пограничников для получения разрешения вторгнуться в эстонские воды, провести полтора часа в «Сайгаке», а затем на шлюпке добраться с катера до берега. «Это же Псковская оффшорная зона, псковский анклав, я не поехал к Абрамовичу на чемпионат по футболу, а поехал в Дубки», - восхищается по дороге депутат Государственной Думы Алексей Митрофанов. Берега еще не видно, но А.Митрофанов уже спланировал, как на территории Дубков зарегистрируют «Сибнефть», как Абрамович будет платить налоги жителям деревни, и как можно будет подвинуть государственную границу на территории Дубков в сторону Эстонии.

Вспоминая передачу «Последний герой», мы высаживаемся на берег, не то, чтобы необитаемый, но видно, что до нас со стороны «большой земли» сюда не приходили давно. Развалины зданий, выкопанный огород, лошадь, и, что примечательно, кирпичный туалет, правда без дверей. Нас встречает Ольга Андреевна Философова, которая и рассказывает о жизни в Дубках.

Деревня расположена на мысе, и если идти тропинкой через лес, то метрах в 500 находится эстонский город Вярска. Оттуда тянутся в Дубки эстонские высоковольтные линии, и туда один раз в 3 месяца Ольга Андреевна ходит платить за свет – берет 500 рублей, меняет в банке на эстонские кроны и оплачивает электроэнергию по цене 2 кроны за 1 кВт. Для жителей Дубков есть свои пропускные дни – четверг, пятница, суббота и воскресенье. Один из церковных праздников, когда принято ходить на могилы родственников (которые у Философовых похоронены в Вярске), попался на «непропускной день», и пограничники не впустили Ольгу Андреевну в Эстонию. Отметившись у пограничников, старики ходят собирать эстонскую клюкву, грибы. «Хотя собирать там особо нечего», - отмечают старики. Алексей Митрофанов постоянно интересуется - это эстонская корова? это эстонские грибы? это варенье из эстонских ягод? Старики не проявляют национализма, спокойно относятся к соседям и утверждают, что пограничников в Дубках не было не разу, и жить они не мешают.

 

Продукты в Эстонии покупать дорого, поэтому каждую пятницу семья Философовых выезжает за продуктами в Кулье. Для людей живущих на берегу, моторная лодка – важнейшая вещь в хозяйстве. Но иногда нет бензина или сломался двигатель. Тогда 72-летняя Ольга Андреевна, и 77-летний муж Владимир Иванович идут «на гребках». Кстати, на веслах обычно сидит женщина, а мужчина должен координировать движение судна. Рассказывая о жизни, О.Философова жалуется, что теперь стало скучно, потому что «раньше танцы были, я главной тут была». «А сколько дворов-то жило, когда было весело», - спрашиваю я. «12 хозяев», - отвечает Ольга Андреевна. Впоследствии оказывается, что «веселье в Дубках было», когда функционировала финская баня, в которой 10 лет работала Ольга Философова и за что даже получила надбавку к пенсии – 59 рублей. Видимо с тех времен и сохранился приличный туалет, а вот о том, что развалина на берегу являлась баней, говорит только характерная труба. Старики не хотят уезжать к детям и твердо стоят на своем – «нам жить осталось немного, поэтому доживем здесь». Дети покупают визы, привозят в Дубки внуков. Телефона в селе нет, зато отлично работают все телеканалы, в том числе и эстонские, что скрашивает отдых ребятам. Согнанные в период коллективизации с хутора в колхоз, эти люди спокойно рассказывают о своих проблемах, да и проблемами их, по сути, не считают. Ольга Андреевна пришла на мыс с Печорского района и осталась здесь с мужем, коренным жителем Дубков. Ее мать убили русские военные – женщина везла детям на покос обед, а из обстрелянного побежденного Тарту летели советские солдаты и «пошутили» - расстреляли лодку.

 

Но женщины остаются женщинами, и даже в деревне где живут 4 человека – 2 семейные пары старичков за 70, жены умудряются интриговать и враждовать. При этом старики являются двоюродными братьями, а бабушки – «живут по всякому» и почти не общаются. Алексей Валентинович Митрофанов хочет выслушать позицию соседей и обещает «не сдавать» Ольгу Андреевну.

Вторую семью - Михаила Семеновича и Тамару Николаевну - мы находим за работой – они заготавливают на зиму дрова и на разговор идут неохотно. Семья тоже пришла в Дубки с хутора после войны. На вопрос, «пьете ли чай с соседями по вечерам», Тамара Николаевна говорит, что много работы, поэтому нет времени. А чего покрепче, если старики выпить и захотят, надо на лодке в Кулье идти, так что на реализацию желания уходит пара часов. И вообще, оказывается, что Ольга Андреевна «чужая», она вторая жена Владимира Ивановича, и «пришла невесть откуда», после того как Нюра, первая жена, запуталась в сетях и утонула. И, несмотря на то, что Ольге Андреевне уже за 70, моральный облик соседки-работницы финской бани, ставится Тамарой Николаевной под вопрос. И даже будучи на отрезанном от мира острове, умудряются старушки организовать склоки, втянув в них мужей, которые и «беленькой» после работы выпить из-за них не могут.

Алексея Митрофанова осеняет – в Дубках-то нет ни милиции, ни пограничников, нет органа исполнительной власти. Он предлагает Тамаре Николаевне избраться мэром Дубков путем голосования, и здесь опять возникает вопрос, потому что большинства голосов, то есть трех, у Тамары Николаевны не набирается, на что намекает Ольга Андреевна – «не будет у нее третьего голоса». Поэтому создать форму правления за час нахождения на острове, не получается по причине внутренних конфликтов и противостояния масс.

Успокоившись по поводу мэрства в Дубках, депутат Государственной Думы останавливается на решении организовать на острове международный терминал, дьюти-фри и обеспечить стариков работой. И в этот момент у меня возникло чувство, что нахожусь я на съемочной площадке фильма «12 стульев», где Остап Бендер пророчит, что Васюки станут «Нью Васюками», и именно здесь будут проводится международные шахматные турниры, и сюда переедет столица. Уезжая из «Нью Дубков», мы оставляли мэров, пограничников, начальников терминалов острова - всех в одном лице и в количестве 4-х штук. Хозяев острова, которые также и дальше будут жить и ждать гостей, правда неизвестно, когда у Ольги Андреевны появится повод выкосить траву и поменять мостки. И хотя мы не уходили огородами, как известный герой фильма, а уезжали вполне легально, меня не оставляла мысль о том, что мы  поступили нечестно.

 

Полина Анисимова,

 

Псковское агентство информации

Версия для печати


Идет загрузка...