10
 

Сергей Биговчий: Псковская книга состоялась как культурное явление

Перед Новым годом хочется поговорить с приличным человеком. Одно из немногих успешных государственных предприятий области «Псковская областная типография», Слава Богу, не пережила трансформации перехода в супермаркет, как это водится. Но в маленьком магазинчике типографии я купила подарок для друзей на Новый год, живущих в чухонском Евросоюзе - псковское издание «Граф Нулин». Вот и подводим предварительные итоги 2004-го с директором типографии Сергеем Биговчим.
 

Вы, Сергей Александрович, теперь  известный издатель в России?

В узких кругах.

Не думаю. Вас знают книжники, а их немало. Но есть традиционная типографская деятельность, не поделитесь ли, если возможно, каковы финансовые итоги года?

Хотя нет еще годового баланса, но по ощущению, мы сработали с прибылью. Она не настолько высока, как была два года назад, когда  мы имели большой резерв по оборудованию, и резко поднялись с 860 тысяч почти до 2 млн рублей сразу по общему объему производства.
 
А сейчас?

У нас медленное нарастание, потому что резерв был использован максимально, и необходимо новое оборудование. Пока же мы покупаем его, практически ежемесячно, по мелочам. Полиграфическое оборудование очень дорогое, и никого не удивит стоимость полиграфического станка в миллион долларов. На самом деле, когда люди восхищаются нашими книжками, они не представляют, на каком оборудовании это сделано. Каменный век. Но есть и такая закономерность, когда мы наращиваем объемы производства, значительно, например, чуть больше двух миллионов -  если на два - хорошо с точки износа оборудования, как только делаем на 2.4, у нас уже появляются поломки, а когда выходим на три, такое бывает, мы начинаем «сыпаться». Печатная машина, которой шесть лет, уже старая, а любой новый болт покупается на «евро» и дорого.

Значит, прибыль в типографии есть?

Да, мы прибыльное предприятие.

Можно говорить о каком-то процентном соотношении непосредственно вашей типографской продукции и книгоиздательской деятельности?

Из того, что мы делаем как собственные проекты, это, наверное, одна двадцать пятая часть от того, что печатает типография традиционно. Очень незначительная часть. Если мы изготавливаем продукции на 25-26 миллионов, то своей книжной продукции в Москве, Питере, Пскове мы продаем где-то на один миллион рублей. Хочу сказать, что если бы это был частный бизнес, никто бы не стал вкладывать деньги в книги с псковской тематикой, которые продаются иногда в течение полутора лет. Но с другой стороны, я не заметил, что предприятия, которые не делают таких проектов, живут лучше нас. И у меня есть ощущение, что книги, которые мы сделали и делаем, создали репутацию фирмы и являются одним из стимулирующих факторов размещения у нас столичных заказов. А конкуренция здесь, поверьте, очень суровая. И в Пскове тоже конкуренция очень значительная с частными предприятиями. Условия у всех неравные, есть и свои достоинства, и свои недостатки – у частников, и у гостипографии. Но работать интересно.

Вы не назовете свою традиционную продукцию, которую печатает типография?

Мы печатаем региональные газеты, они в общем объеме занимают большую часть. Традиционно у нас печатаются «Псковская правда», «Новости Пскова», из районных – «Псковская провинция», газета  «Из рук в руки» и т.д.

А должники есть?

«Новости Пскова» должны почти полмиллиона рублей, немного «Псковская правда», 200 тысяч – долг «Псковской провинции». 

Сергей Александрович, а каковы итоги проекта  ПИБ - «Псковская историческая библиотека»?

Это был действительно удачный проект года, хотя он задумывался давно и по инициативе тогдашнего губернатора Евгения Михайлова, но я ему поначалу сопротивлялся, зная нашу творческую интеллигенцию, которая говорит, что их не издают, а сама, как правило, и не пишет. Здесь мы сделали удачную попытку объединить краеведов и мобилизовать интеллектуальные силы губернии, в данном случае, попытались ввести новое в оборот – исторические документы. И оказалось, «Псковская историческая библиотека» стала успешным коммерческим проектом, а слава этой серии началась с книги Володи Аракчеева «Средневековый Псков». Она раскупалась в Питере, видимо, сказались скобарские корни питерских жителей. И сейчас нам удается соблюдать пропорцию изданных книг дореволюционных, классики псковского краеведения, и новых исследований. И вот готова к изданию культовая книга  «Дневники похода польского короля Стефана Батория в Россию» Яна Пиотровского,  с огромной вступительной статьей профессора – псковича, историка Андрея Михайлова. Это издание вполне соответствует уровню литературного памятника тщательностью комментария, перевода на современный язык. Книга серьезная. И семь книг за  2004 год в проекте ПИБ для области - это неплохой показатель.

Как Вы ищете деньги на издания?

Я их особенно не ищу. Мы издаем за счет собственных средств, за исключением тех редких случаев, когда может профинансировать какой-то проект область. Такие деньги были под юбилей, небольшие. Эффект от госзаказа не финансовый, а это хороший катализатор для издательского процесса. И в 2004 году уже под мое имя давало деньги Министерство печати, тоже небольшие, и выбор Министерства показался  несколько странным: Джон Донн и «Нравы, обычаи и верования села Сенно».

Почему эти?

Кто знает.

Но, может, первая часть названия «Нравы, обычаи» - понравилась. Модное название: «Их нравы», «Обычаи, нравы» -  что-то вроде «Нравы средневековой  Франции»?

Да, это «Повседневная жизнь», кстати, такая серия французская по происхождению. Так что деньги мы получаем из собственных средств, а пока мы исходили из того, что книгу продавали практически по себестоимости. К сожалению, психология псковского человека отличается от столичной. В столице, если книга понравилась, без разницы - покупать ее за 100 рублей или за 400. И я сейчас не верю в моментальную продажу книг: модный Галковский уже продается полгода, псковская книга в первые месяцы продается пятьдесят штук. Любая книга обречена на реализацию от полугода до полутора. А когда-то брошюрка по истории Псковщины «про советскую власть» раскупалась сразу.
У людей нет культуры чтения исторических книг, и они, возможно, плохо понимают, что у каждого уважающего себя скобаря должна быть краеведческая библиотечка.

Сложно сказать. Может быть, мы недорабатываем по рекламе.

Да, рекламы у вас мало, Сергей Александрович, мне так кажется. То ли дело с утра в автобусе в уши: Купите скобарскую книгу!

«Кто не вооружился «Шпионами и диверсантами» - последней книгой псковича Александра Седунова»?! Может, мы закормили… Но вот, мы устраивали выставки наших книг в районных библиотеках, и библиотекари были искренне удивлены, что это выходит в Пскове. Но у нас, правда, есть поддержка областной библиотеки, мы с ними много проектов реализуем книжных.

Зато на Международных выставках вас знают.

Да, по прошлому году, я уже говорил вам, мы вошли шорт-лист Московской книжной ярмарки. И у нас украли две книжки - «Псковский альбом» Бориса  Диодорова, украли во Франкфурте со стенда Лучших российских книг, а «Историю села Горюхина» украли в Варшаве. Вот три наших достижения по прошлому году. В этом году мы впервые приняли участие в Московской международной книжной ярмарке, и, набравшей полный вес, выставке интеллектуальных книг «нон-фикшен». Это выставка ежегодная, она проходит  в декабре – выставка лучших книг некоммерческой литературы. И там у нас был триумфальный успех: мы вошли в шорт-лист, что само по себе является высокой оценкой. Если Московская ярмарка бескрайняя и необъятная, где рядом с нами Еврейский центр, далее Украинский культурный центр и изготовитель открыток, то на «нон-фикшен» нет конкурсов: там собираются люди, работающие в жанре интеллектуальной литературы. Покупается площадка недешевая, выставляются книги, идут разговоры с читателями, заказчиками, клиентами. И в этом проекте мы себя чувствуем своими. У нас там был стенд всей «Псковской исторической библиотеки», сигнальные экземпляры «Санитары города Пскова», «Нравы, обычаи и верования села Сенно».

Есть планы на будущее, Сергей Александрович?

Мы первыми в России начинаем проект «иллюстрированного Гоголя» к его 200-летию в 2009 году,  где непременным атрибутом издания будет «лодочка», нарисованная рукой Николая Васильевича  Гоголя. Мы ее поместим на фоне Псковского Кремля.

Дайте сносочку про «лодочку Гоголя», народ ведь не поймет, чей рисунок.

Проект начался книгой «Записки сумасшедшего», иллюстрированной художником, как он сам себя называет, книгоделателем Сергеем Любаевым. Мы с этим автором постоянно работаем. Книга придумана иллюстративно как история болезни: вклейки с анамнезом, рецептурой. Книги в этой серии будут издаваться в горизонтальном формате.

Я разоряюсь на Ваших проектах, Сергей Александрович, опять накупила кучу книг.

У нас сейчас лежит цикл известнейшего классика Михаила Рудакова иллюстраций «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Они не были опубликованы, были забракованы высокой комиссией с формулировкой: «за анатомически неверное изображение черта». Книга так и не вышла, и мы пытаемся сейчас издать ее: «Заколдованное место», с его же иллюстрациями. Хочется издать с иллюстрациями Сергея Любаева три повести Гоголя - «Вий», «Как поссорились  Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» и «Старосветские помещики».

Для художника  такие проекты некоммерческие?

Да, если учесть, что книгу надо делать минимум полгода, не разгибаясь. Мне стало стыдно, когда я увидел проработку, почти раскадровку иллюстраций, множество их вариантов  у Сережи Любаева. Платить по европейским, да даже столичным стандартам мы не можем. А хороший художник помогает читать авторский текст. Вот я сейчас одного человека терзаю, знаменитого мультипликатора Юрия Норнштейна. Он пока сопротивляется, но я надеюсь, что мы сделаем «Шинель». У него все уже есть, он лет двадцать работает над мультфильмом по этой гоголевской повести. Уговорю.

А как с кадрами в типографии, хорошие специалисты у вас  работают?

Да, у нас ведь типографии 200 лет, традиция ремесла пока сохраняется. А с кадрами дальше будет хуже, и об этом знают все. Мы же радовались, когда закрывались ПТУ, а открывались при ЖЭКах  юридические и экономические факультеты. Как говаривали в старину: кадры решают все.

Да, из гения строчки не выкинешь.

Мы тут выпустили исторический путеводитель по Пскову Александра Бологова, а народу, я полагаю, надо просто краткое описание: боулинг здесь, поесть – здесь, поспать – здесь, а здесь Грозный убил собственного сына. Такая потребность в такой информации. Но я надеюсь, что и в ближайшее время я буду делать книжки, но где это будет - в Пскове, в Твери, в Питере, в Улан-Удэ - это вопрос, но книжки буду делать, хотя возникает иногда такое ощущение, что никому это не надо, но, может, придут китайцы и скажут: «Культурный народ был, книжки выпускал, а мы-то думали - совсем дикие».

Да, любопытное время: печатать можно, что хочешь, издавать можно, а читателя такого, какой был раньше - увы, нет.

Здесь нужна помощь власти, и не только региональной. Мы должны думать о здоровом образе жизни. Когда руководство страны это поймет? И подумает о том, кто через 20 лет придет преподавать в школу, встанет за станок? Вырастить граждан государства, пусть не великого, но большого, рекламой пива нельзя.

Сергей Александрович,  как мы здесь, в Псковской областной типографии боролись за здоровый образ жизни в 2004 году?

По итогам года, в целом, мы вышли на уровень двадцать книг в год: художественная, историческая, краеведческая литература. В этом году вышел «Магнит» Дмитрия Галковского, «Граф Нулин» с иллюстрациями Энгеля Насибуллина, вступительной статьей американки, слависта Антонии Грасса, с диском поэмы, начитанной Сергеем Юрским. Вышло, уже упомянутое мной, издание «Записок сумасшедшего». Продолжен проект «Птичка вылетела» фотоальбомом Юрия Белинского «Повседневная жизнь сельца Михайловское», а также вышло краеведческое издание «Нравы, обычаи и верования села Сенно». Год мы завершаем давно задуманным проектом «Санитары города Пскова» с картинками и текстом Саши Стройло, который оказался еще и талантливым литератором. А в полиграфическом университете недавно прошел конкурс «Искусство книги», где Псковская областная типография получила три диплома, в том числе, за книгу «Записки сумасшедшего». Мы там, как нынче говорят, «зарубались» с книжным «олигархом» Сергеем Александровичем Кондратовым, владельцем холдинга ТЕРРА, который издает роскошные книги, очень дорогие, для очень состоятельных людей. Мы с ним оказались в одинаковых номинациях. Наши скромные копеечные книжки боролись с тысячными евроизданиями и оказались среди победителей. Так что, в любом случае, псковская книга состоялась как культурное явление.
 
 
P.S. В связи с известными политическими событиями в области, персонал, обслуживающий нового губернатора, на форумах ПАИ, не стесняясь в выражениях, пишет о «проходимцах», которых бывший губернатор Евгений Михайлов привел в область. Надо полагать, один из них, по их бесхитростным представлениям, Сергей Биговчий, и, видимо потому, что книжек эти ребята не читают. Ну, вот только, если Коэлью. Чуть-чуть.
 
Вот такая скобарская правда. Наташа Богомолова.
Версия для печати


Идет загрузка...