0
 

«Переправа»: точка в дискуссии или жирный крест?

«Да что же вам так эта «Переправа» далась? Отменили и отменили, ничего страшного не произошло, никто не умер… Столько в городе было мероприятий, вполне нормальных программ, а вы опять с форсированием. Перспективы? Скорее всего, никаких», - примерно так, если перевести с крайне раздраженного на парламентский язык, комментируют в Управлении культуры города Пскова событие недельной давности. Пытаемся перевести диалог в конструктивное русло: поговорить об истории вопроса, о возможном поиске компромисса в будущем. После получаса переговоров понимаем, что история «Переправы» туманна, а будущее… Нет у мероприятия больше будущего.

 

Неделя прошла со дня празднования 61-ой годовщины освобождения Пскова от немецко-фашистских захватчиков. Напомним, что в год 60-летия Победы и 75-летия ВДВ горожане и гости города остались без самого зрелищного события праздника – без военно-театрализованного представления «Переправа». И слава Богу, вздохнули те, кто в курсе проблемы: опасность, которую форсирование представляло для Мирожи - уникального памятника XII века - лучше переоценить, чем недооценить. Почему же осадок остался, когда ложечки нашлись?

 

Дискуссия на тему «фрески Свято-Преображенского собора и «переправа» несовместимы» длится уже 20 лет. Последний выплеск эмоций, не без скромного участия ПАИ, случился в марте этого года. Но, хорошо понимая, что «Переправа» стала частью победных торжеств, что с традицией встречать День города-воина с подарком от дивизии выросло целое поколение псковичей, никто не призывал просто «взять и отменить». Предлагали поискать компромисс. Если верить специалистам городского Управления культуры, компромисс оказался невозможен.

 

Говорит начальник Управления Феда Тесленко: «Поиск нового места для проведения мероприятия мы совместно с представителями дивизии начали еще в мае. Исследовали берега Великой до самой Черехи, и ни одно из предполагаемых мест не подошло: не было условий для подъезда техники, для размещения зрителей, много других спорных моментов. Подходящим местом могла бы стать Филатова Гора, но это 24 километра от города. Уверенности, что люди туда поедут никакой нет, да и десантники вряд ли бы согласились устраивать праздник для пятисот человек». По ее словам, единственное, что можно было сделать – было сделано. Напомним, что с военными договорились об уменьшении количества залпов и их мощности. «Насколько это помогло бы снизить опасность – теперь никто не скажет. Оценить можно было только опытным путем, но командование ВДВ отменило мероприятие и говорить больше не о чем», - считает Феда Дементьевна.

 

Также, по ее мнению, предложения о том, что вместо демонстрации современной военной мощи (ну, или ее части), следовало бы сделать историческую реконструкцию событий июля 44-ого, не могут быть реализованы. «Мы читали на лентах информационных агентств, что, якобы, с такой реконструкции и начиналась «Переправа». Могу заверить, что это не так. Дивизия изначально не ставила перед собой такой цели, напротив, всегда было желание продемонстрировать новые достижения в технике, в боевой подготовке, десантники стремились показать преемственность традиций, скорее, символическую связь между поколениями воинов. Сделать такое представление в современных условиях мы просто не можем себе позволить, у города нет средств. Вы представляете, во что может обойтись только пошив формы времен Великой Отечественной? Не говоря об остальных необходимых элементах реконструкции: оружии, технике и т.д. Да и десантникам это зачем нужно? В современной «Переправе» для них был какой-то рациональный, даже обучающий момент. Вряд ли они согласятся на постановку спектакля военной поры».

 

Резона, конечно, мало, возможностей – и того меньше. «Переправа», действительно, была подарком Пскову – город нес затраты только на дизтопливо для дивизионной техники, обеспечивал безопасность мероприятия, всем остальным занимались десантники. Кстати, в Управлении нам так и не удалось выяснить историю вопроса - как же действительно все начиналось? Припомнили 1975-ый год, когда праздновали 30-летие Победы, но в ежегодности мероприятия сомневались. Было время, когда его только в юбилейные годы проводили (через пять лет), затем регулярнее, а вот в 90-ых не до праздников было – обходились без форсирования.

 

«Скорее всего, в этой истории надо поставить точку и искать другие способы проведения праздника, другие методы работы. Если говорят, что форсирование наносит колоссальный вред фрескам, значит, его не будет. Мы не варвары, чтобы настаивать на продолжении. Возможно, будем приглашать военных к участию в водно-спортивном празднике. Наши десантники всегда являются украшением любой программы, и сотрудничать мы с ними обязательно будем. Замену форсированию можно попытаться подобрать. В следующем году – 95 лет Первому певческому празднику России, который прошел в Пскове. Нам надо достойно отметить это событие в условиях минимального финансирования», - сказала Феда Дементьевна.

 

Дай Бог, конечно. Не будем сейчас подвергать критике уровень организации «вполне нормальных программ» на празднике – это вообще тема для отдельного материала. Но опять же к вопросу об отмене форсирования. Иногда ведь важно даже не ЧТО сделано, а КАК сделано. Вспоминается, как, возвращаясь с водно-спортивного праздника, с чувством некоторой тревоги шли мы супротив нарядной толпы горожан. Люди об отмене «Переправы» не знали, за руки их было хватать? «Граждане, форсирования не будет, отнеситесь с пониманием»? Отнеслись…

 

Вся разъяснительная работа среди населения идет задним числом, если не поминать информационную «арт-подготовку» за несколько часов до отмены. Причем, работа (и та и эта) ведется преимущественно, в Интернет-пространстве, подконтрольном администрации Псковской области. Даже не в доступной большинству горожан прессе – кому бы подконтрольной она не была. По поводу даваемых разъяснений, уверенно можно сказать одно: музейщики, конечно, врать не будут. Но вот выдержка из интервью ИА ПЛН заведующей отделом Псковского музея-заповедника «Мирожский комплекс» Таисии Кругловой: «Мы можем поддерживать внутри собора идеальный режим. Но памятник не изолирован от окружающей среды. В 19 веке академик Владимир Суслов в своих отчетах писал, что у Собора очень ветхие фундаменты, которые разваливаются от удара лопат. Потом пол собора был залит бетоном. Сейчас Собор в некоторых местах практически держится навесу. Более точно сказать о современном состоянии фундамента мы не можем - мешают бетонные полы. Фундамент может быть настолько ветхим, что собор может повести, если мы уберем полы. Поэтому по территории монастыря запрещен проезд автотранспорта, даже легкового.

 

Но у нас есть две проблемы. Это форсирование, которое бывает ежегодно, да еще с репетициями. Использование тяжелой техники способствует тому, что стены древнего сотрясаются. От взрывной волны у нас трескается и осыпается отмостка вокруг Собора. Она сейчас уже практически вся в трещинах. Трещины в бетонных полах пока не живые, но они в любой момент могут прийти в движение. Наблюдаются осыпи живописного слоя.

 

Еще одна проблема – наша военная авиация. Самолеты нередко делают разворот над Собором. Мы писали командующему несколько лет тому назад с просьбой о том, чтобы эти полеты проводились как можно дальше от Собора. На какое-то время полеты над собором прекратились. Сейчас они возобновились». Понятно, что не исключительно благодаря форсированию и авиации уникальный, единственный в России памятник доведен до вышеописанного состояния. Непонятно, почему в течение 30 лет нельзя было найти никакой управы на военных, упрямо дарящих городу «Переправу».

 

Непосредственно после отмены форсирования мы переговорили на эту тему с нашим источником в мэрии. Интересовались количеством письменных обращений музейщиков за все эти годы и содержанием ответов на них. Если верить источнику, то обращения эти «в деле не значатся», отсутствуют то есть. На вопрос – устных, что ли, было недостаточно для решения проблемы – нам изложили историю поиска компромисса, которую мы привели в исполнении начальника городского Управления культуры. «И потом, форсирование всегда находило поддержку с другой стороны улицы Некрасова (с «другой» от администрации города стороны находится, напомним, областная администрация). Это сейчас, после отмены, оказывается, все только и делали, что «указывали и призывали»… А на деле было, как в анекдоте про Брежнева, разоблачающего с трибуны Хрущева и услышавшего из зала «А где ты раньше был?» Генсек в ответ: «Кто спросил?» Молчание. «Вот и я там раньше был», - проиллюстрировал ситуацию со своей колокольни наш источник…

 

Не предоставив документов по истории борьбы музейщиков за памятник, он поделился с агентством другими, с его точки зрения, тоже ценными. Возможно, он прав, если иметь в виду еще одну составляющую мутного осадка после Дня города. Заработать репутацию радетелей за памятник спешили многие. Очень спешили. Почему тогда после всех баталий лавры «отменителя» «Переправы» никто себе присвоить не спешит, и даже их отрицает? Заместитель председателя областного комитета по культуре Владимир Куприн целый комментарий дал: заявления городской администрации о том, что командование ВДВ отменило форсирование на основании писем и обращений Администрации области, не соответствует действительности.

 

У нас в руках обращение к начальнику городского Управления культуры Тесленко Ф. Д. от заместителя комдива 76-ой по воспитательной работе Е. Манина. От 22 июля, заметим: «Уважаемая Феда Дементьевна, командование 76 гв. ВДД просит Вас согласовать вопрос с управлением культуры Псковской области по проведению военно-тетрализованного представления «Переправа» на реке Великой, в связи с обращением по данному вопросу к командованию дивизии главы администрации Псковской области». Военные, конечно, люди простые: могут управление от комитета не отличить, главу администрации от председателя комитета… Они могли вообще обидеться: не надо вам «Переправы» и не будет!

 

А с другой стороны все логично: 22 июля в гости к городу неофициально приехала вице-спикер Любовь Слиска, сказала, что форсированием стоит пожертвовать, губернатор обещал заняться вопросом. И занялся – лучше поздно, чем никогда, дело-то святое. Или целью было не святое дело, а одна подвижная фигура, с трудом, но пока уворачивающаяся от прямых попаданий? Единственным, кто в этом году в отмене форсирования никак не был заинтересован (к сожалению) – мэр Пскова Михаил Хоронен. Вот он и объяснялся с городом. И не факт, что сильно потерял лицо перед согражданами: форсирование отменил не он и не по его просьбе это сделано, возможность публично об этом заявить не упустил, склонять мэра на каждом углу за варварское отношение к памятнику теперь повода нет. Все, в общем-то, счастливы. С народом нехорошо получилось...

 

Александра Андреева,

Псковское агентство информации

Версия для печати

К каким мерам профилактики вы прибегаете в период ОРВИ?


Вы можете выбрать 4 варианта
Проголосовать >>>


Идет загрузка...