О библиотеках нового формата, переезде книжного фонда ПсковГУ и сохранении редких изданий – в интервью с Наталией Григорьевой

В эфире очередного выпуска ПАИ-live ведущий и автор проекта Александр Машкарин узнавал у главного библиотекаря библиотеки ПсковГУ Наталии Григорьевой, куда переезжает университетский книжный фонд, зачем нужны библиотекари-технари и почему теперь необязательно соблюдать тишину в зале.

Как пройти в библиотеку?

– Когда мы несколько раз уже общались с Натальей Анатольевной Ильиной, ректором ПсковГУ, она нам говорила о грандиозных планах, которые касаются в том числе и библиотеки. Например, она говорила о том, что библиотека будет объединяться и собирается переезжать в здание кампуса ПсковГУ. Так это или не так?

– Да, совершенно верно! Эта концепция поддерживается руководством университета и сотрудниками подразделения библиотеки и связана с двумя направлениями.

Первое – это объединение фонда с момента объединения двух университетов, и это главная задача, которая бы упростила научно-образовательный процесс в целом, потому что мы прекрасно понимаем, что у нас есть дублетность фонда и открыты новые направления в связи с созданием Псковского государственного университета, которые требуют дополнения литературы. Это первая задача. В связи с этим она должна быть реализована на какой-то новой площадке.

Вторая задача связана с новым видением и новым подходом к тому, что есть библиотека вуза. И этот подход поддерживается многими университетами на сегодняшний день. Ярким представителем такого подхода является Томский государственный университет, когда в научно-образовательной среде в целом была пересмотрена концепция функций библиотеки.

– Для меня библиотека в привычном виде – это так: приходишь, ищешь по каталогу книжку, приходишь с номером, получаешь книжку. Но в последний раз я книжку получал лет так 20 назад и с тех пор, как технологии шагнули далеко вперед, книжки читаю в телефоне. В библиотеки сейчас кто-нибудь ходит?

– Такая точка зрения связана с определением библиотеки как хранения книжных изданий, учебников, пособий и иной литературы как есть. На сегодняшний день мы для себя видим иную функцию библиотеки, потому что те ресурсы, которые уже имеются у университета (автоматизированная информационная библиотечная программа), позволяют выбирать книги по электронному каталогу, а не в привычном, указанном вами формате.

Необязательно приходить на площадку, а можно иметь точку доступа, находясь дома или имея выход в интернет. Можно сделать подборку книг по электронному каталогу. Все эти записи разносятся в электронном формате. Это первое.

Второе: университет на протяжении уже достаточно долгого времени приобретает электронные библиотечные системы-ресурсы, которые позволяют пользоваться и читать и преподавателям, и студентам литературу с помощью любого современного гаджета и с неограниченным доступом. Такие закупки ведутся своевременно, и связаны они с общим, базовым планом университета и направлением подготовки.

Студенты такую форму изучения информации считают на сегодняшний день более доступной. Но это не означает, что они не посещают библиотеку. Потому что, помимо цифровых ресурсов, в библиотеке на сегодняшний день ведутся закупки и научно-исследовательских серьезных журналов, с которыми поработать можно только в бумажном виде, и те документы, издания, которые имеют редкий и ценностный фонд, – это тоже только площадка университета. Поэтому избежать похода в библиотеку невозможно.

Библиоковоркинг

– Томский университет вы вспоминали как образец подобной площадки. Как это выглядит там? Вообще, как должна выглядеть современная библиотека?

– У нас в сознании существует единственная фраза, что тишина должна быть в библиотеке. И мы себе представляем стандартный академический зал. Томск для себя определил такую концепцию, что это на сегодняшний день неактуально, потому что как современные преподаватели, так и современные студенты больше хотят находиться в части коммуникации и визуализации.

И совершенно верная концепция выбрана Томском, когда библиотека должна стать неким коворкинг-центром, зоной коммуникации. В таких зонах коммуникации необязательно нужны большие академические залы, которые будут занимать серьезную и не всегда потребляемую площадь. Они пошли по принципу, что это должны быть отдельные групповые зоны, которые позволяют встретиться на площадке как студентам, чтобы что-то пообсуждать, так и студентам совместно с преподавателем, чтобы провести занятие, находясь в фонде и беря каждую книгу собственноручно, не привлекая к этому библиотекаря.

– Но это уже не библиотека в привычном понимании.

– Да, совершенно верно, это уже не библиотека. И здесь меняется карта функций библиотекаря. Это не та стойка книговыдачи, а цифровой спутник и навигатор по всем тем возможностям, которые предоставляет библиотека.

Как раз на площадке нашего кампуса мы планируем создать такие зоны, которые давали бы возможность и позаниматься индивидуально тем, кто хочет посидеть в тишине и поработать, и пообсуждать что-либо, чего ранее в библиотеке не было.

Эта концепция на сегодняшний день для университетов является приемлемой, потому что библиотека как одно из многочисленных подразделений обладает интеграционными статистическими функциями. Мы знаем все, что имеется в наших фондах, мы можем это предложить как для образовательного процесса, так и для научного, и плюс мы можем вовлечь в эту среду еще иные информационные ресурсы за счет различных корпоративных связей и соглашений. Все это мы можем предоставить на своей площадке современному студенту и профессорско-преподавательскому составу.

Электронное сохранение

– Очевидно, что в библиотеке накоплено море материала: книг, биографий, монографий, журналов и так далее. Копились они, наверно, с 50-х, если не раньше, годов.

– С момента открытия института.

– Что происходит с устаревшей литературой, которая уже не отвечает современным тенденциям?

– Это общая тенденция, которая связана со списанием. И списание такой литературы в соответствии с приказами и Минобра, и Минкультуры, и Минфина проходит несколько стадий.

Сначала такая литература выбирается, то есть проводится мониторинг фонда, затем анализируется, сколько необходимо оставить контрольных экземпляров книги, а следующая процедура проста: выявляется ее значимость и что мы дальше будем с ней делать.

Мы просто сдадим ее в макулатуру и получим денежные средства, которые будут вновь запущены в оборот на закупку новой, актуальной, современной литературы. Или такие книги могут быть по желанию переданы в дар организациям, у кого есть на это запрос, а также розданы по интересу студентам или преподавателям, потому что такой опыт у нас тоже имеется. Все, более ничего не делается.

Единственное, в отношении некоторых особо ценных и значимых экземпляров на сегодняшний день мы видим приоритет в оцифровке таких книг. Книга может быть заражена, она может быть расклеена, уже в ненадлежащем виде, и тогда есть смысл сохранить электронный экземпляр, потому что исследования в университете бывают разные в своей исторической ретроспективе и по каталогу такую книгу все равно могут найти и запросить.

– Кто занимается оцифровкой в университете?

– Оцифровкой в университете на сегодняшний день занимается библиотечное подразделение. В конце прошлого года мы приобрели современный сканер для этой функции.

Одно из приоритетных направлений, когда мы проводим мониторинг в фонде библиотеки, – это вычленение из всего количества наших книг фонда редкой книги и ценных документов. Это приоритетное направление на сегодняшний день поддерживается нашим вышестоящим руководством.

Есть национальный проект «Культура», который заявил, что самые лучшие варианты оцифрованных редких книг – это книги, изданные до 1917 года, и книги по социально-ценностным критериям, потому что там может быть какой-то отдельный региональный компонент. Такие книги могут быть оцифрованы, и заявка на оцифровку таких книг может быть подана в Российскую государственную библиотеку, на базе которой находится национальная электронная библиотека.

Псковский государственный университет в конце 2020 года уже являлся членом экспертного совета по вычленению и экспертизе таких книг, который у нас находится при областной универсальной научной библиотеке. И надо отдать должное, у нашей научной библиотеки есть один фонд таких книг и они подают свои заявки, а как выясняется, у нас есть совершенно другие книги, которых нет нигде, и мы тоже подаем и формируем отдельную заявку. Поэтому оцифровка изданий – это на самом деле перспектива существования библиотеки в ее функции хранения.

– А что это за редкие книги?

– У нас есть ряд старопечатных толковых словарей – это первое. Дальше у нас есть уникальные монографические исследования до 1905 года по физике и механике и тоже редкие книги, которые были переданы в дар университету различными учеными: редкость и ценность этих книг заключается в том, что при постраничном чтении сделаны уникальные записи, пометки к тем или иным фактам и событиям, что может стать предметом научного исследования вообще разных областей знаний. Вот такой фонд.

В сторону открытых дверей

– Та концепция библиотеки, которую вы описываете, подразумевает новый тип библиотекаря, который не только умеет с каталогом работать, книги выдавать, но и современными технологиями владеет. Где вы берете кадры и как вы их готовите?

– Кадровый состав объединенной библиотеки вследствие объединения институтов, университетов достаточно стабильный и серьезный. Это выпускники наших вузов и те люди, которые получили серьезное библиографическое специализированное образование в Санкт-Петербурге.

Конечно, подвижность кадров имеет место, потому что и время проходит, и функции меняются. Но на сегодняшний день в большинстве случаев это наши выпускники, как правило, исторического, филологического факультета, и есть выпускники с факультета информатики и математики, которые как раз серьезно поддерживают цифровую функцию и направляющую и считают, что за этим будущее библиотеки.

– Я не учусь в университете, не преподаватель – могу ли я как обычный житель Псковской области получить доступ в библиотеку университета?

– На сегодняшний день по отдельным видам запросов и по работе находясь в стенах университета – да. Но в целом получить доступ ко всем ресурсам, которые имеются, – нет.

– Например, к электронным.

– Нет, потому что этот ресурс оплачиваемый, он оплачивается на количество пользовательских мест. Это связано с контингентом университета, будь то количество профессорско-преподавательского состава и студентов.

Но в той концепции, которую мы видим, мы хотим быть открытыми нашему населению, нашим горожанам. И естественно, мы понимаем, что те ресурсы, которые мы имеем, имеют не все библиотеки нашей Псковской области, потому что у них совсем другие задачи и функции: все-таки они находятся в подчинении Министерству культуры, а мы находимся – Министерству науки и высшего образования, поэтому и комплектация наших фондов совершенно разная.

Мы понимаем, что для населения на сегодняшний день становится важным получать такую информацию. Поэтому в перспективе в кампусе мы предполагаем открытую социальную среду для горожан, чтобы они могли тоже войти в библиотеку Псковского государственного университета и познакомиться с уникальнейшим фондом, который на сегодняшний день, я считаю, неполно раскрыт. По большому счету нигде нет таких альбомов по архитектуре, искусству и живописи: у нас нет таких прямых направлений подготовки в университете, но фонд за долгое время существования собрал очень интересные альбомы, которые все с нетерпением хотели бы посмотреть.

– Ваши коллеги из областной научной библиотеки время от времени проводят открытые выставки, куда можно прийти и посмотреть в том числе редкие книги. Как у вас это происходит?

– У нас тоже в плане деятельности отделов и библиотеки в целом есть такое мероприятие, как открытая выставка. Как правило, она приурочена к каким-либо событиям.

Если говорить о фонде редких книг, то последнюю серьезную открытую выставку мы делали в прошлом году как раз ко Дню науки. Если говорить о новых поступлениях, которые могут быть как в рамках комплектования, так и в рамках даров университету, то мы делаем виртуальные выставки на сайте библиотеки и тех площадках, на которых сегодня имеются наши отделы.

Тематические выставки, которые в большей степени ориентированы на юбилейные даты известных историков, литературоведов, философов, есть на площадках и приурочены к учебно-образовательному процессу. Но надо отдать должное, эта форма себя изживает.

– Прямо скажем, это скучно.

– Да, это скучно, и мы видим, что цифровая среда больше привлекает. В прошлом году мы попробовали в такой юбилейный год создать проект, в котором представили и наш редкий фонд, и наш книжный фонд, и этот проект назывался «У победы женское лицо».

Был снят фильм сотрудниками нашей библиотеки и направлен всему населению. Он имел большой успех и большое количество просмотров и отзывов. Вторым по части этого фильма стал проект «Помните!», в результате которого нам еще удалось провести творческое эссе среди школьников Псковской области, который позволил нам переосмыслить свое предназначение: мы поняли, что те стандартные выставки на стеллажах становятся банальными, а востребованы проекты, которые представлены везде и их могут посмотреть абсолютно разные люди, отреагировать, оставив комментарий. Впоследствии нам были звонки: зрители хотели поработать с книгами, которые мы представляли в этом проекте, – это, конечно, серьезная и значимая для нас обратная связь.

– В общем, вы идете в массы.

– Да.

Проектная деятельность

– Вы несколько раз употребили слово «проект». Наталья Ильина, ректор ПсковГУ, каждый раз подчеркивает, что университет свою работу строит в том числе на проектной деятельности. Означает ли это, что и ваше библиотечное ведомство тоже готовит, защищает проекты и получает дополнительное финансирование? Если это так, то о чем идет речь?

– Да, мы тоже для себя выбрали это как приоритетное направление. Такой проект был реализован к юбилею Великой Отечественной войны. Мы также попытались реализовать научный проект и в прошлом году подали заявку: это заявка на грант стоимостью один миллион рублей от Министерства культуры для сохранения частных коллекций, которые были переданы в дар. Будем ждать результата отбора заявок, потому что всего только сто лучших заявок будет отобрано со всей страны и о них мы узнаем в конце марта.

Вот такой серьезный научно-исследовательский труд мы провели и решили, что тоже можем поучаствовать и попытаться приобрести дополнительное финансирование, которое в любом случае будет полезно как библиотеке, так и университету в целом. Я думаю, что если в различных фондах еще будут какие-то гранты, то мы с удовольствием будем принимать в них участие, потому что научный задел у сотрудников есть, интерес к этой деятельности есть, и по большому счету и меня это тоже интересует в рамках своей научно-исследовательской деятельности.

– Вы еще занимаетесь научно-исследовательской деятельностью?

– Да, в конце прошлого года я защитила диссертацию: тема пограничья, регионального компонента, сохранения историко-культурного наследия в части псковских говоров, в части нестандартных наименований.

– В общем, если хотите что-то узнать о происхождении и трактовке слова «скобарь» – это к Наталии Евгеньевне.

– Да, совершенно верно. Этот микроэтноним у всех на устах, а как показывают наши ресурсы библиотечного фонда, это не единственное самоназвание (или название извне – тут еще спорно), одно из тех, которые имеют достаточно сомнительный характер, легендарный, а мы все-таки должны опираться на факты. И факты как раз сохраняет для нас язык.

Версия для печати










Есть ли у вас интерес к летней Олимпиаде в Токио?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...