6
 

Часть 15. Михаил Медников

Для того, кто ничем не интересуется, нет ничего интересного.

Хелен Макиннес

 

Мы сидим за столом в большой комнате. За окном уже весна. Сквозь стёкла вламывается тёплое солнце, большой лапой ложится на ковёр и весь день медленно, неслышно ползет к высоким книжным шкафам. В этой квартире сказочная библиотека. Спасибо её владельцу.

 

Как мы, люди больших городов, живём? Торопливо. Дышим сбивчиво, задыхаясь. Говорим быстро, будто боимся не высказать всего накопившегося. С друзьями-подругами при встрече прижимаемся щекой к щеке и через миг мчимся в разные стороны, так и не заглянув в глаза. А здесь хочется сесть и замолчать, погрузившись в чтение. В этой библиотеке особые книги. Здесь издания – современники авторов. Вот "Евгений Онегин" от 1837 года, вот Блок двадцатых годов. Сколько любопытных людей держало в руках эти книги прежде, чем их собрал Михаил Михайлович Медников? Сколько любопытных глаз гладило взглядом эти строчки?

 

На столе старые фотографии, ровесники книг на полках. Михаил Михайлович улыбается, перебирает пожелтевшие карточки. Вот портрет его прадеда, деда. Откуда-то из школьной программы, из давно забытого, отложенного за ненадобностью в далёкий ящик приходят строчки "какие знакомые лица и как это было давно…". Мы говорим о прошлом и настоящем, мы говорим о человеке, который, живя по правилам дня сегодняшнего, всё время оборачивается назад.

 

Кто не знает этого человека? Медников. Это тот самый Медников, который, живя в Ленинграде, живо интересовался историей псковского края. Это тот Медников, который подобно мальчишке-сладкоежке, скупал в магазинах старинные книги, нередко забывая о необходимости приобрести вещи куда более значимые на тот момент. Это тот Медников, что возглавил Клуб краеведов, собрав вокруг себя и примирив вчерашних оппонентов.

 

Не так давно в прессе появилась публикация, в которой рассказывалось о Вашем предке по материнской линии - Фридрихе Пабо. Он какое-то время служил управляющим в имении Осиповых-Вульф в Тригорском. Каждый человек задумывается, кем были его предки. А с чего начался ваш интерес к истории семьи?

Псков

На фото: ответ на запрос о прапрадеде Михаила Михайловича Медникова

У нас в доме очень часто говорили об истории семьи. Но мама о многом не знала, поэтому мои познания о предках распространялись не слишком далеко. До тех пор пока однажды мне не попал в руки сборник псковского археологического общества, в котором была опубликована переписка Прасковьи Александровны Осиповой с псковским губернатором. Она жаловалась на сына, Вульфа Алексея Николаевича. Дело в том, что, будучи весьма преклонного возраста, Прасковья Александровна попала под влияние своего управляющего. Видно, он был человеком корыстным, и уговорил её продать Тригорское и часть земель, которые принадлежали её детям. Однако дети возмутились. Тогда управляющий увёз Прасковью Александровну в Опочку, даже сделка уже была заключена. И якобы она деньги получила – 50 тысяч за имение. А дети - Вульфы и Осиповы, чтобы ушёл прежний управляющий, наняли моего прадеда управлять имением. Он окончил аптекарское отделение в Дерптском университете. Но ещё дополнительно сдал экзамены, чтобы работать управляющим. А когда всё вернулось на свои места, и имение осталось у Осиповых–Вульф, он ушёл от них.

 

Это то, что касается линии матери. А по отцовской линии?

Псков

На фото: семья Медниковых. 1911 год

Он - из Вологодской области, Белозерского района. Сейчас это Череповец. Моя бабушка рассказывала, что мой дед Яков Фёдорович якобы происходил из Петербурга, его отец был учителем гимназии. Я даже нашёл в газете "Губернские ведомости": учитель такой-то прогимназии выпустил журнал. А сам дедушка был приказчиком у лесозаводчика. У меня сохранились его письма к моей бабушке, когда она ещё была наречённой невестой. Он писал, что нужно сделать перед свадьбой. Но подтвердить что-либо документально из истории отцовской ветви я не могу, только со слов бабушки.

 

А что лично для вас означают такие знания истории своей семьи?

Знать историю своей семьи – не последнее дело. Вообще, я считаю, каждый человек должен знать историю своего рода. И, согласитесь, есть чем гордиться. Не последние люди были, что-то хорошее делали. То есть краснеть не приходится за них. Я вот в школе сейчас работаю, у ребят спрашиваю: а вы знаете своего прадедушку. Никто почти не знает. Особенно не могут ответить, чем занимались предки. Я им говорю: так они же ведь жили, они же надеялись, что вы появитесь, внуки, и будете счастливы. Начинают как-то задумываться. Не зря дворяне знают чуть ли не двадцать пять колен своей родословной. Дедушка мой был из мещанского сословия. Почему бы не знать?

Псков

На фото: сын Фридриха Пабо - Карл - прадед Михаила Медникова

В вашей жизни что было раньше -  интерес к истории семьи или интерес к истории края?

Параллельно шло. Однако серьёзным поиском информации о своих предках в архивах я не занимался, не искал своей фамилии в церковных книгах, пытаясь найти, где крестили, венчали. Нет, я серьёзным поиском не занимался. Всё, что удавалось, выплывало, иногда даже неожиданно. А изучением псковского края я интересовался с детства. Я, замечу, всегда интересовался историей, мне всегда хотелось больше знать. Однажды столкнулся с Ларионовым Иваном Николаевичем. Был такой директор музея до войны. Он, кстати, и фотограф, и художник. Иван Николаевич написал потрет Окулича-Казарина. В своё время он был с ним знаком. Ещё мальчишками мы помогали Ларионову разбирать завалы в Поганкиных палатах. Таскали всякие железяки, которые он считал нужным сохранить. А потом я занимался у него в изостудии. Это где-то было в 1949 -50 годах. Студия была небольшая, человек 10-15 занималось. Она находилась там, где сейчас музыкальная школа имени Римского-Корсакова. А тогда, после войны, там был кинотеатр "Родина", и на втором этаже эта студия размещалась. В помещениях стояли античные скульптуры и бюсты. Мы много рисовали, ходили на этюды. Вот и это тоже как-то приобщало к истории Пскова. Мы ведь выходили к Мирожскому монастырю, к дому "Искры", исторические места рисовали. Мне тогда лет 15-16 было.

Псков

На фото: внук Фридриха Пабо - Вальдемар (Владимир) - дед Михаила Медникова

Какой период истории края вам ближе?

Я больше занимался губернским периодом. Меня заинтересовали псковские историки, то есть те, кто историю Пскова вытаскивал на свет. Например, Ильинский Николай Степанович, живший ещё в конце XVIII века. Книга его есть, а человека нет. Кто он такой? Вот восстановить его биографию, хотя бы краткую, я и ставил своей целью. Василев Иван Иванович. Библиотека краеведческая названа его именем. И вот я многие биографии таким образом восстанавливал по крупицам на основе публикаций в газетах губернского периода, в "Губернских ведомостях", "Псковском городском листке" и так далее.

 

Вы занимались историей губернского города в советский период. Вам никто никогда не говорил, что это лишнее?

Нет. Такого не было. Я же жил в Ленинграде долгое время, почти 45 лет после института. После службы на флоте вернулся и поступил в политехнический институт, закончил его, и остался жить в Ленинграде. Считайте, с 1952 до 1996 года моя жизнь была связана с этим городом. Но каждый год я приезжал сюда, в Псков. Мама моя тогда ещё жива была. И я каждый год лето проводил в Пскове. Когда мамы не стало, мне путёвки стали давать в "Черёху". Все знали, что я отсюда родом. Никто особенно в Псков не рвался, а я в санаторий приезжаю и 24 дня занимаюсь любимым делом. Я тогда тесную связь поддерживал с музеем. Там в то время работала Осипова Нина Петровна, заведующая древлехранилищем. Мы переписывались. С ней я делился своими приобретениями. В Ленинграде ведь тогда ещё можно было купить старые книги. И мне удалось собрать хорошую библиотеку, связанную с историей Пскова, книги XVIII - XIX веков. До сих пор иногда заходишь в Питере в букинистический магазин, и старые работники узнают, здороваются.

 

Вам близкие никогда не говорили, что вы не тем занимаетесь?

Конечно, говорили.

 

Что не на то идёт семейный бюджет?

Конечно. У меня была в Ленинграде библиотека больше 6 тысяч томов. Размещались они в двухкомнатной квартире. И, конечно, претензии были. Ну, представьте, книга конца XVIII века историка Ильинского, она стоила в то время 150-200 рублей. Конечно, это не очень сказывалось на семейном бюджете, но всё равно ощущалось. И потом я много работал в библиотеке Академии наук, библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Я просматривал псковские газеты, выуживал сведения, которые меня интересовали. Таким образом, собрался довольно обширный материал. Когда я вернулся в Псков, начал сотрудничать с газетами. Первая моя публикация была в газете "Псковская старина". До этого в "Молодом ленинце" опубликовали статью, написанную совместно с Масленниковой Натальей Николаевной. Это профессор, доктор исторических наук института культуры. Потом я  много сотрудничал и с "Новостями Пскова", и с "Псковской правдой", печатался в журнале "Псков". Ну, а потом пять лет редактировал газету "Псковские хроники". Материалы, публикуемые в газете, выходили затем отдельными сборниками под тем же названием. В 1999 году меня избрали председателем Клуба псковских краеведов. Вот на будущий год будет 10 лет, трудно найти себе замену. Мне же уже исполнилось 75 лет.

 

Сегодня очень многие называют себя краеведами и историками края. Но все ли таковыми являются? Чем отличаются знатоки истории от шарлатанов и невежд?

В районах есть люди, которые действительно занимаются, публикуют собранные материалы. В Острове, Порхове, Великих Луках. Это хорошо, когда ты интересуешься. Но этот твой интерес должен как-то людям быть передан, я имею в виду материалы, которые ты обнаружил. Неправильно собирать только в папки. Это мёртвый груз. Нужно его перерабатывать, публиковать и знакомить людей с теми материалами, которые тебе удалось обнаружить в архиве, в старой периодике. Я считаю, вот это настоящий краевед.

Псков

На фото: Михаил Медников в школьные годы

От темы краеведения мы переходим к детству Миши Медникова. Михаил Михайлович вспоминает много и рассказывает о детстве ярко, живо. Помнит, например, как ходили с мамой за рыбой в магазин на углу современного Октябрьского проспекта. Купили живого леща, положили в чемодан и сели в трамвай, чтобы ехать обратно. Только мама положила чемодан на колени, как он "ожил", соскочил, да и запрыгал по трамваю. А еще вспомнил Михаил Михайлович, как учился ездить на двухколёсном велосипеде. Часами тренировался во дворе, разбивая в кровь коленки и локти. Вечером мама требовала мыть ноги и затем приступала к нелюбимой Мишей процедуре – мазала раны йодом. Сколько визга было в доме! А ещё когда-то мама рассказывала ему, как водила маленького Мишу в зоопарк. По дороге она объясняла, что они сейчас увидят, кого содержат в зоопарке. "Некоторые звери очень злые, и поэтому их держат в клетках", - заметила мама. С этими словами они подошли к кассе. На Мишу из окошечка взглянула тетя. "Наверное, она тоже злая, раз её в клетку посадили", - вслух сделал вывод ребёнок. На смену ярким воспоминаниям пришли грустные:

Моя судьба не без закорюк.

 

Каких закорюк?

В июле 1941 года мы (с мамой и младшей сестрой – ред.) были под Ленинградом, у маминой сестры, в Павловске. Мама поехала сдавать государственный экзамен. Она заочно училась в институте имени Герцена. Тогда мама после педтехникума преподавала в железнодорожной школе в Пскове, перед войной решила получить высшее образование. Мне тогда 8 лет было, сестре - два года. И началась война… Помню, собрались у громкоговорителя. Молотов выступал. А ещё помню, как начали рыть траншеи в Павловском парке. А поскольку железнодорожники считались военизированными, то мама пошла в отдел школ узнать, что ей делать дальше, что происходит в Пскове. А ей говорят: вернуться немедленно на место работы. И мы 6 июля приехали в Псков. Тут пожары, дым, Псков уже бомбили. А 9 июля город заняли немцы.

Псков

На фото: Александра Владимировна -  мама Михаила Медникова. 20-е гг.

А где вы жили в Пскове?

На улице Красных партизан. Сейчас этого дома нет. Сломали. На его месте коттедж построили. Знаете, на углу Карла Маркса красный кирпичный дом. Вот после этого следующий дом был наш. Мы попытались уйти. Мне 8 лет, сестра на руках. Километров 30 ушли с соседями по дому. Попали в бой. А на следующий день в деревне уже немцы были. Велели возвращаться домой. Вернулись в оккупированный город. В феврале 1944 года фашисты организовали массовый вывоз псковичей в Германию, Польшу, Литву. Нашу семью тоже вывезли в концлагерь. А затем мы были отданы польским крестьянам в батраки в деревню Гвоздикяне, это в 50 километрах от Вильно. Потом я с медалью окончил школу, поступил в Военно-морское училище имени Дзержинского. А через некоторое время, – это был 52 год, история "кремлевских врачей" - вдруг меня отчисляют из училища за то, что я был в оккупации. И сразу на флот. Почти четыре года отслужил под Таллином. Потом поступил в Ленинградский Политех. Когда его окончил, кстати, оформляли меня на допуск к совсекретной работе, и я писал, что был в оккупации, и ничего, давали допуск. Вот так. Но ничего, всё равно я большей частью сочувствую тому, что Советский союз разрушился, не держу такого зла на тот период.

Псков

На фото: Михаил Медников с мамой и сестрой Ниной

Как ваша семья рождалась?

У меня не одна семья была. Но об этом говорить не стоит. Сейчас у меня очень хорошая семья. У нас хорошие отношения с супругою. Вместе мы уже 12 лет. Много общего. Она в музее работает. Там мы и познакомились.

 

А дети?

Псков

На фото: Михаил Медников с Ванькой

Пасынок Ванька. Он сейчас в Питере, закончил пединститут, сейчас работает в архитектурном бюро, проектирует интерьеры. И довольно удачно. Поступил в архитектурный институт. Там же в Питере живёт моя дочь. Ей уже 40 лет.

 

Сегодня вы преподаёте краеведение в школе. Вы верите в тех детей, которые занимаются у вас?

Да. Я стараюсь им историю как сказки рассказывать. Очень просто, доходчиво, останавливаюсь на интересных моментах. На экскурсии их вожу. Мне разрешено детей водить в собор к алтарю. Бываем в Покровском комплексе. Иногда просят сопровождать экскурсию и в Никандрову пустынь, в Пушкинские Горы, Печоры, Изборск.

 

То есть вы уверены в том, что после вас останутся люди, которые будут тянуться к истории края?

Да... Но сейчас с интересом к истории стало хуже. Лет 5 назад у меня в 26-й школе кружок был. Такие ребята подбирались в кружке! Человек 6-7. Мы большинство игр краеведческих выигрывали. Я ходил с ними на экскурсии, весь Псков облазали, всем они интересовались. А сейчас создать кружок очень сложно. Дело в том, что ребята сильно перегружены занятиями.

Псков

На фото: Михаил Медников с супругой Татьяной

Вместо эпилога:

Мы неслышно ходим по квартире. От одного шкафа к другому. Михаил Михайлович достаёт детские фотографии, потом последний семейный альбом. На снимках множество знакомых лиц. Медников не сидит дома. Встречи, мероприятия, заседания Клуба. Снова и снова разговор возвращается к истории.

 

Будучи краеведом, историком, как вы относитесь к тому, что сейчас устанавливается традиция реконструкции Ледового побоища под Псковом?

С Ледовым побоищем много неясностей, много спорных вопросов. Во-первых, какое количество воинов в нём участвовало, и имело ли оно такое значение, какое ему сейчас придаётся. А с другой стороны, реконструкция – это театральное действие. Народ хоть будет что-то знать. Ведь у нас зачастую журналисты, учителя истории слабо знают историю края. То ли времени у них нет, то ли желания.

 

В Пскове сегодня существует большое количество исторических клубов, которые занимаются восстановлением костюмов, проводят ролевые игры. Как к ним относиться? То, чем они занимаются, это связано с историей?

Да, а как же. Во-первых, для того, чтобы создать костюм, шлем или кольчугу, они поднимают литературу. Может, и есть какие-то люди, которые сделают что попало. Но немало серьёзных людей, которые очень ответственно подходят к вопросам истории оружия, костюма, доспехов.

 

Вернёмся к вашему отрочеству. Почему занятия в изостудии не нашли продолжение в вашей жизни?

Не пошёл я по этому пути. Могу экслибрис себе нарисовать. Но серьёзно я никогда больше этим не занимался. Не получилось, захлестнуло другое. Хотя какие-то способности у меня, видимо, были.

 

А не жалеете?

Нет. Чего жалеть-то? Ну, не получился из меня художник.

 

А вообще в жизни приходилось когда-нибудь жалеть, что не сложилось что-то, мимо прошли, вовремя не остановились?

Возникают такие мысли. Но уже всё, поезд ушёл.

Псков

На фото: Михаил Медников за чтением книг

Если бы вам сегодня представилась возможность хотя бы на один час побывать в прошлом, в каком году вам хотелось бы побывать?

Трудно даже сказать. Много светлых, много серых дней было в моей жизни. Как у каждого человека. Не может быть всё хорошо. Сложности всегда были. Не всегда получалось, как хотелось. Изменить ничего нельзя, а сожалеть можно. Глупостей тоже много было.

 

С позиции своего возраста, своих жизненных ошибок, какие в первую очередь вы даёте сегодня советы своим близким или незнакомым людям, от чего хотите предостеречь?

Во-первых, не лезть в дурные компании. Не поддаваться стадному чувству. И самое главное – быть порядочным человеком, не делать пакостей другим.

 

Беседовала Ирина Потапова,

Псковское агентство информации.

Версия для печати

Рады ли вы открытию кафе, ресторанов и баров в Псковской области с 15 июля?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...