0
  • Коротко
 

Псков навеял ей "Наташину мечту"

Совсем недавно Псковский академический театр драмы имени А. С. Пушкина содрогнулся от высадившегося на него "Драмдесанта". Заядлые театралы, искушённые критики смогли в ноябрьские деньки ушедшего 2010 года лицезреть на сцене театра четыре самостоятельные постановки, подготовленные приезжими режиссёрами с актёрами Псковского и Великолукского театров всего за три дня. Наряду с другими работами, поразила тогда собравшихся и постановка "Наташина мечта" московского режиссёра Анны Потаповой по произведениям молодого драматурга Ярославы Пулинович. Даже сам взыскательный худрук проекта - член экспертного совета национальной театральной премии и фестиваля "Золотая маска" Олег Лоевский не узнал в спектакле произведения хорошо знакомого автора. Поскольку постановка произвела на зрителей большое впечатление, было решено попробовать отправить её на фестиваль "Маска Плюс", который дополняет основную конкурсную программу фестиваля "Золотая маска". Так что теперь "Наташина мечта" дорабатывается. А мы же в преддверии этого значимого для Пскова события решили расспросить заезжего молодого режиссёра о постановке.

На фото: Анна Потапова

Расскажите немного о проекте "Драмдесант" и о спектакле.

Всё-таки это не спектакль, это читки с листа. Это то, что называется "работа в процессе". За последние десять лет она выработалась в самостоятельный жанр, многие спектакли не доделываются, а существуют в режиме читок. Это позволяет спектаклю быть более мобильным, более дешёвым, более лёгким в транспортировке и даёт больше свободы артистам. На девочек (Ксению Хромову и Жанну Стремянову — прим. автора) очень хорошо легли тексты. Джон Фридман — ведущий американский специалист по русскому театру в газете "The Mosсow Times" выбрал десятку наиболее значимых русских пьес за прошедшее тысячелетие, куда вошла и "Наташина мечта". Это, действительно, очень хорошая пьеса, которую ставят сейчас по всей стране. Пулинович - уникальный автор.

 

Вы внесли свои коррективы в произведения Ярославы Пулинович?

"Наташина мечта" — это трилогия. Помимо того, что мы показали, у неё есть ещё третья часть — это коротенькое письмо провинциальной девочки Наташи Диму Билану с финальным приглашением приехать к ней летом покупаться в речке. И оно мне очень нравится, но я просто не понимаю, как оно попадает в нашу конструкцию. То есть, иными словами, "Наташина мечта" — это три монолога, которые играются обычно самостоятельно, либо последовательно. А мне почему-то пришла в голову идея пустить их "гребёнкой", чтобы возникал скрытый диалог. На самом деле до самого показа, ни я, ни Олег Лоевский, который открыл Ярославу Пулинович и знает "Наташину мечту" наизусть, не знали, насколько эта идея возможна и оправданна. Но всё получилось, насколько можно судить.

 

Расскажите о специфике репетиций "Наташиной мечты".

Поскольку это два монолога, которые мы сплетаем в один, сначала репетируем порознь. Четыре дня мы репетировали порознь, а теперь за два дня постараемся свести всё в единое целое. Но эта специфика продиктована не режимом читки, а материалом. Репетиции проходят как обычно, но из-за того, что мы ограничены во времени, артистам приходится во многом доверять режиссёру, а мне приходится меньше ориентироваться на их рациональный пласт. Очень многое приходится делать наугад, многое - спускать актёру сверху, нет времени на "проращивание".

 

Как работается с псковскими актёрами в сравнении с московскими?

Московский актёр чаще всего избалован. Я с таким удовольствием выезжаю за пределы Москвы, от тех людей, к которым привыкла там. Я вдруг перестаю слышать "Это неудобно", "Это не в моей органике", "Я тебя не понимаю". В Москве артисты не торопятся перешагнуть через эти комплексы. А встречный интерес всегда греет.

 

То есть в Пскове актёры более покладисты?

Нет. Может быть, в какой-то степени более мобильны, более самоотверженны.

 

А чем, по-вашему, фестиваль "Драмдесант" и подобные ему полезны провинциальному городку?

Фестивали решают комплексные задачи. После того, как у нас рухнула практически вся гастрольная деятельность в стране, театры варятся в своём соку, им нечем себя мерить. А на фестивали к ним приезжают режиссёры разного возраста, разных школ и с разной драматургией. Это очень сильно мобилизует труппу и позволяет делать какие-то достаточно неожиданные для театра открытия. Этот материал, который, возможно, попал бы нескоро в театр, позволяет раскрыть и самих актёров по-новому. Кроме того, это наводит мосты между режиссёрами и театрами.

 

На что настраиваете театральную публику? Как воспринимать этот спектакль?

Первый раз публикой это вообще, наверно, воспринимается очень странно, потому что декораций нет, света нет, музыки нет и, в общем-то, нет и мизансцен, а внимание не прерывается ни на секунду. А вообще будет очень интересно проследить за реакцией не фестивального, а обычного зрителя на спектакль.

 

На кого рассчитан спектакль?

Обеим героиням спектакля по 16 лет, поэтому и спектакль в большей степени рассчитан на подростков. Репетируя, в голове мы всегда держим, что наша целевая аудитория – школьники. Мы всегда говорим о том, что школьнику это понятно, это важно и нужно.

 

А чему в таком случае спектакль научит молодёжь?

Если ещё годик поиграть, а потом приехать на восстановления, тогда я, возможно, вам скажу, потому что, я уверена, от режиссёра и в начале работы, а иногда и в её конце, истинный смысл того, что он делает, скрыт. Для меня очень важно послушать город. Когда я приезжаю в новый город на постановку, у меня создаётся полное впечатление, что мне город подсказывает, какой ему спектакль нужен по этой пьесе. Но то, что спектакль чему-то научит – это совершенно точно, надеюсь хорошему. Спектакль цепляет очень большой круг проблем не только подростковых, но и проблем становления личности, воспитания. Мы очень много говорим о неопытности в то время, когда уже нужен какой-то опыт для принятия решения. Поэтому многие решения в начале жизни принимаются без достаточной внутренней опоры.

 

Раз уж заговорили про город, поделитесь впечатлениями от Пскова?

За Олегом Лоевским я поеду куда угодно, поэтому всегда с большим удовольствием принимаю все его творческие предложения. Но о Пскове было очень условное представление. Конечно, просто потрясает изобилие церквей, поэтому я с удовольствием здесь блуждаю. Иду на маковку, мне кажется, что я иду к одной церкви, но это оказывается совершенно иная. И я хожу, фотографирую, фотографирую, потом понимаю, что они все разные, несмотря на то, что большинство из них XV века. Такого не видела нигде. Это, конечно, пленяет, и не только меня, а всех, кто бывает в вашем городе.

 

Вы вернулись и без Лоевского к нам вновь. Почему?

Очень сильно подстегнуло и меня, и театр то, что прозвучала "Маска Плюс". У меня просто не будет возможности непосредственно перед "Маской" доделать спектакль, поэтому мы решили всё закрепить сейчас. Всё равно это инициатива Олега Лоевского, без него мы, наверно, долго бы раздумывали.

 

Сам Лоевский говорил о том, что многие спектакли после читок не требуют доработок и их стоит оставить на прежнем уровне. Вы взялись за это дело. Какие изменения вносили?

Мы просто пошли глубже, то есть мы вспоминаем всё, что успели сделать, используем те наработки. Внешне материал напоминает социальную драматургию, которой сейчас много и которая достаточно однопланова. Но этот материал очень глубокий, в него можно закапываться не только три дня тогда и неделю сейчас: в него можно вкапываться и вгрызаться много дольше, поэтому невозможно было ограничиться тем, что мы сделали, поскольку он тянет вглубь. Но по форме всё останется прежним.

 

Есть какая-то специфика, требования для "Маски"?

Нет. Мы просто доработаем спектакль так, как считаем нужным.

 

Беседовала Светлана Петрова, Псковское агентство информации.

Версия для печати


Идет загрузка...