0
  • Коротко
Культура

«Красочная буря в пустыне»: ремейк «Аладдина» от Гая Ричи

В прокат вышел ремейк классического диснеевского мультфильма «Аладдин»: теперь в формате live-action с Уиллом Смитом в роли синего Джинна и в режиссерском видении Гая Ричи. По мнению Муслима Камалова, восточный мюзикл от Disney оказался вполне успешным, но не столь удивительным и впечатляющим.

По тесным, вычищенным до блеска трущобам арабского мегаполиса Аграба бегает воришка Аладдин (Мена Массуд) – низкорослый безработный паренек в мешковатых штанцах и красной жилетке, которая ему уже слишком коротка. Босоногий нищеброд пытается выживать, как может: здесь вот булочку свиснет, тут финики и яблочки, а потом благородно отдаст добычу голодающим детям-беднякам. Аладдину помогает его верный подельник из мира животных – маленькая и молчаливая, но проворная мартышка Абу.

Во время традиционного дневного променада по душному базару Аладдин встречает принцессу Жасмин (Наоми Скотт), попадает с ней в неприятную передрягу и помогает принцессе скрыться от раздраженных стражников и, естественно, влюбляется в неё. Правда, мужем принцессы не может стать простой босяк, скажет позже с грустью Жасмин, глядя на ночную луну. Вскоре Аладдин попадает в руки к визирю-оппозиционеру Джафару (Марван Кензари) - он разыскивает достойного человека из низших слоев общества, «необработанный алмаз», который заберется в Пещеру Чудес и принесет волшебную лампу. В ней ютится Джинн (Уилл Смит) – могущественный чародей синего цвета, способный исполнить три любых желания и сделать своего хозяина великим арабским правителем. Ну и не только.

Киноадаптация «Аладдина» от Disney еще на уровне самых первых постеров, трейлеров и других красочных промо-материалов автоматически вызывала у всех лишь нервное расстройство и вселяла добрую порцию скепсиса в сердца неравнодушных зрителей. Большие сомнения вызывало практически все: от выбора на роль Джинна Уилла Смита (и его аляповатой CG-версии странно-синего цвета) и до Гая Ричи, которого студийные боссы решительно посадили на режиссерский трон. Но пригласили его, видимо, только лишь ради громкого имени в титрах, поскольку стилем известного британского кинопроказника здесь даже и не пахнет. Рука Ричи опознается в «Аладдине» ну разве что в отдельных микро-сценах (при этом нужно еще внимательно всмотреться, чтобы заметить), когда героям необходимо задорно побегать по улицам Аграбы или попрыгать по крышам. И, в общем-то, на этом все. На фоне «Аладдина» даже недавний «Меч короля Артура» Ричи внешне выглядит более бодрым хулиганским и авторским зрелищем.

А вот свежего «Аладдина» язык не поворачивается назвать хоть сколько-нибудь смелой и, скажем, из ряда вон выходящей голливудской сказкой. Ричи, выполняющий здесь функцию, скорее, бессмысленного присутствия на съемочной площадке, чем активного руководства постановкой, со всех сторон плотно прижат студией, а по этой причине – крепко связаны и руки. В итоге фильм ничем не отличается от «Аладдина» образца 1992 года, он последователен настолько, что на видеоряд идеально бы легла аудиодорожка с безбашенным и неподражаемым переводом Алексея Михалева. Но, возможно, стабильность этой восточной истории, когда спустя 27 лет не меняется ровным счетом ни одна строчка из сценария, эпизоды и сюжеты персонажей, идет картине только на пользу: быть может сейчас разгневанные фанаты «Аладдина» (интересно, такие вообще существуют?) взбунтовались бы и начали подписывать петицию на срочную пересъемку ремейка, если Гай Ричи решился бы радикально переосмыслить классическую диснеевскую сказку, а продюсеры дали бы на это добро. Вот правда риск – это не про Disney, да и зачем нужно тратить время на новый сценарий, если все уже благополучно придумано и сделано задолго до. Когда в эпоху тотального кризиса идей, эпоху «пост-пост» и «мета-мета» придумывать уже больше ничего не нужно, остается только одно – браться за пройденный материал, подкрашивать старый обветшалый забор новой краской.

Качество этой самой краски, естественно, вопросов не вызывает, здесь с равной степенью ответственности подошли как к графике, так, скажем, и к хореографии. Но в отдельные моменты «Аладдин» Ричи все же слишком вылизанный, с совсем уже нетипичным цветовым решением для этого режиссера: каждый закоулок трущоб Аграбы, песчинка или пышный тюрбан на голове у очередного придурковатого принца «из-за бугра» буквально искрится, Жасмин вся светится и все вокруг сверкает, переливается разноцветными красками – словно нас насильно переносят в прянично-карамельный мир Эльфвуда. Из-за всей этой невыносимой визуальной приторности фильм порой и вовсе походит на никчемный трэшовый мюзикл с Оскаром Кучера и Ани Лорак. Выравнивает плачевное положение Уилл Смит, по актерской напористости и раскрепощенности которого видно, что человек прям изголодался по хорошим ролям в масштабных многомилионных проектах. Его Джинн — это, естественно, не Робин Уильямс, но, по крайне мере, что-то очень и очень близкое. Во всяком случае старания Смита не проходят зря: лучшее, что есть в «Аладдине» -  это музыкальные эпизоды с Джинни, собственно, как и было в мультфильме. С танцевально-музыкально-развлекательной составляющей Ричи, в общем, более-менее справляется и поддерживает уровень оригинала настолько, что можно пуститься в пляс прямо в кинозале.

Египтянин Мена Массуд в образе Аладдина с челкой из 2007 года не безупречен, но вполне сносен и вроде как выполняет основную программу, а Марван Кензари, изображающий Джафара – конечно, тотальный мискаст и полный провал по злодейской харизме: что может в нем испугать остается непонятным до самого финала. Наоми Скотт - практически точное попадание в Жасмин, здесь уж обаяние актрисы совпадает с персонажным. Принцессе Аграбы, естественно, для 2019 года прописали идеальную (а в отдельный момент и вовсе кричащую, будьте к этому готовы) феминистическую линию - вот уж где придется потерпеть.

   

Несмотря на возрастной рейтинг (6+) новая версия «Аладдина» сделана, все-таки, с упором на людей постарше - для тех, кто без остановки пересматривал оригинальный мультфильм на VHS в беззаботном детстве. Здесь, опять же, Disney задействует расчетливый механизм ностальгии, но, впрочем, и нецелевой аудитории, тем, кто еще не родился в 1992-ом (раньше или немного позднее) и знают о воришке из Аграбы уже из гифок и мемов, фильм тоже, скорее всего, понравится. Поскольку, насколько бы эта красочная диснеевская буря в пустыне не была надоедлива (а временами откровенно тосклива), приторна, практически ничем не примечательна и посредствененна, её цветастый песок за два с половиной часа успевает попадать в глаза и уши, остается на зубах. И плеваться от него, почему-то, все же не хочется.

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Инопланетное пати в Париже: почему новые «Люди в черном» заставят вас стереть себе память Пепел к пеплу: Саймон Кинберг и Fox хоронят франшизу о мутантах в «Люди Икс: Тёмный феникс» Кинопремьеры недели: «Рокетмен», «Люди Икс: Тёмный Феникс» и новый фильм Брайана Де Пальмы Атомный реслинг: насколько ужасна «Годзилла 2» Майкла Догерти Кинопремьеры недели: «Годзилла 2», «Так сказал Чарли» и сиквел «Тайной жизни домашних животных» Кинопремьеры недели: «Братство», «Война Анны» и «Коридор бессмертия» На пороге вечности: «Мстители: Финал» «Игры разумов»: Шон Пенн и Мэл Гибсон создают Оксфордский словарь Кинопремьеры недели: «Синонимы», «По воле божьей» и «Последствия» «Миллиард»: никчемный имитационный фильм-ограбление Романа Прыгунова


Идет загрузка...