0
  • Коротко
 

25 лет поиска

1 апреля гостем прямого эфира проекта ПАИ-live стал руководитель военно-патриотического поискового объединения Псковской области «След пантеры» Геннадий Корольков. Он рассказал об итогах работы организации за 25 лет, опасности поисковой работы и поддержке региональной администрацией поисковой деятельности.

- Геннадий Владимирович, 25 лет — крупная дата, принято подводить какие-то итоги. Накануне была опубликована цифра — останки более 17 тысяч бойцов найдены и перезахоронены, это главный итог вашей работы за четверть века?

- Согласен, более 17 тысяч воинов найдено и перезахоронено со всеми духовными и воинскими почестями.

- В этом вы видите свою главную миссию?

- Это одна из целей нашей работы — найти погибшего, пропавшего без вести воина, и вторая — военно-патриотическая работа. И военно-патриотическую работу в настоящие время мы выдвигаем на первое место.

- А за 25 лет как изменилась система военно-патриотического воспитания?

- С 1994 года 4 поисковых отряда сделали объединение. Это поисковые отряды «Поиск» Новосокольнического района, «Неизвестный солдат» Гдова, «Поиск» Стругокрасненского района и псковский поисковый отряд. За это время мы организовались и создали 28 поисковых отрядов. Туда входят и молодежные поисковые отряды. Все районы охвачены кроме Дновского и Бежаницкого.

- А в Бежаницах и Дно отряды появятся?

- Обязательно, мы думаем продолжить расширение нашей организации. Там сейчас в комплексе работает Усвятский район на территории Бежаницкого района, им в поиске бойцов помогает поисковый отряд «Гвоздика» Невельского района. Но, мы думаем, что обязательно создадим в тех районах поисковые отряды.

- Останки более 17 тысяч бойцов удалось перезахоронить, но известный девиз поисковиков: «Война продолжается, пока не захоронены останки последнего солдата». Есть ли шанс, что эта война для Псковской области будет когда-то закончена?

- Мы верим в это, но пока для нас, поисковиков, она продолжается. Дело в том, что на территории Псковской области большое количество ещё не найденных бойцов, никто не назовёт точную цифру. Может быть, мы ещё 17 тысяч поднимем, это вопрос не одного поколения. Мне такие вопросы задают очень часто и в администрации Псковской области, и корреспонденты: «Когда вы закончите войну». Я говорю: «Не знаю, потому что столько лежит наших солдат!»

Мы уже проводим четвертую «Вахту памяти» на озере Свибло в деревне Старицы Идрицкой волости в Себежском районе. В Старицах мы перезахоронили на военно-мемориальном кладбище за шесть недель 1 тысячу 227 бойцов. Вы представляете, какие это цифры? Это мы боевой полк подняли, а сколько там ещё лежит наших отцов,  никто не знает. Поэтому, мы приняли решение в этом году провести дополнительную «Вахту памяти» именно в том районе. И плюс ещё, нашей организации 25 лет, 75 лет освобождения поселка Идрицы отмечается 12 июля, Себежского района — 18 июля, 75 лет освобождения Псковщины, 11 августа 1944 года освободили Печоры и наши войска перешли на территорию Прибалтики.

- Если говорить о грядущей областной «Вахте памяти», интересно узнать, как готовиться такая экспедиция?

- Областная «Вахта памяти» стартует 25 апреля. Ежегодно у нас проходит итоговая конференция, где мы подводим итоги нашей работы за год. В том году она была 21 октября, где представители всех поисковых отрядов собрались. На конференциях мы разрабатываем планы, сдаём их на следующий год. Было выбрано именно это место — озере Свибло в Идрицкой волости, все одобрили.

- А как с инфраструктурой, какие-то действия там сейчас по подготовке принимаете?

- Зимой мы работаем только с объединенной базой данных «Мемориал». Там, где мы будем проводить областную «Вахту памяти», мы обрабатываем, какие дивизии воевали, какие потери, еще достаем немецкие аэрофотосъемки, где видна каждая траншея, окоп и всё остальное. В 2003 году у нас такой возможности не было — рассматривать аэрофотосъемки, да и приборов не было. В настоящие время поисковики на более высокий уровень перешли. И поэтому, я думаю, что 8 мая у нас будет торжественное перезахоронение на военно-мемориальном кладбище в Старицах. Я думаю, что бойцов 300 мы «железобетонно» поднимем.

- А всё же, какие особенности лагерной жизни конкретно на этом озере, там проехать-то вообще можно?

- Естественно, мы проводим обсуждение, поисковые отряды Идрицкий и Себежский уже съездили на место, рассмотрели площадь для лагеря, а она нам большая нужна. Приедут не только псковские поисковые отряды, а еще поисковики из Челябинска, Свердловска, Ямало-Ненецкого округа, Москвы, Санкт-Петербурга, Белоруссии, Казахстана. Более 300 человек приедет: профессионалы и молодежные отряды.

Вот уже 12 лет мы проводим молодежную «Вахту памяти» в Невельском районе с 6 по 15 августа. Они основатели были этого молодежного движения. И на этой «Вахте памяти» мы будем проводить инструкторско-методическую работу, работу с молодежью. Старший возраст – десятиклассники - идут на поиски, а вот младшие - 6-7 лет - приезжают с родителями. Если один раз на «Вахте памяти» побывать, то на следующий год обязательно еще поедешь.

- Существует ли кадровая проблема, есть ли недостаток в поисковиках?

- Кадровой проблемы мы не ощущаем. А районные поисковые отряды работают круглый год. Мы делаем областную «Вахту памяти», а далее районы проводят свою. И ежегодно воинов перезахоранивают в честь, например, праздника освобождения района.  

- Как в «Следе пантеры» относятся к технике безопасности во время экспедиций?

- Сразу, когда мы приезжаем, каждый поисковик расписывается в ведомости по мерам безопасности. Я инструктирую командиров поисковых отрядов по мерам безопасности, а они доводят до остальных поисковиков.

- Такие поиски остаются потенциально опасным занятием, за 25 лет, вы, можете назвать, сколько было несчастных случаев?

- Мы потеряли троих профессиональных поисковиков. Последний — Александр Синенко в 2009 году ушёл из жизни, он подорвался на 82-х миллиметровой мине. Боеприпасы и другие взрывчатые вещества пролежали в земле 75 лет — непредсказуемо.

- В отряде всегда есть люди, которые имеют специализированную подготовку? Сапёры?

- Сапёров у нас нет. Но каждый мужчина служил когда-то: встречался с вооруженными войсками, и знает, что это серьезная штука. Но, естественно, если обнаружат боеприпасы, то работают уже профессионалы. Мои поисковики, прошедшие наши поисковые боевые сражения, знают, как с данными изделиями времен войны обращаться. Поэтому, осторожность - номер один у нас в работе.

- Установка личности погибших бойцов, какой главный способ определить фамилию, имя, отчество, если нет никаких наградных, именных вещей?

- Здесь есть несколько вариантов. Первый — если находим медаль или орден с номером и через центральный архив министерства обороны мы устанавливаем фамилию данного бойца. Второй — находим медальон. Но в ноябре 1944 года Иосиф Сталин отменил медальоны, выразив приказом свою мысль, что для солдата хватит и красноармейской книжки. Поэтому медальон найти это одно, но если там бумажка, потому что не все воины оформляли вкладыш в данный медальон, сложнее. Сохранность бывает не очень качественной, и мы работаем через компьютеры и узнаем подробности данного медальона. Третий вариант — подписные вещи: ложки, котелки и так далее. Четвёртый - если мы находим подписную вещь, то через сайт «Память народа» раскрываем журналы боевых действий на тот момент, и узнаём, какая дивизия принимала участие в боях в данной местности. Это очень кропотливая работа. Мы находим погибших, делаем именной список и сравниваем по инициалам. Если подходит, значит - это счастье.

- Как оцениваете ситуацию с «чёрными» копателями?

- Дело в том, что мы общественная организация, мы не исполнительный, не карательный орган. «Чёрные» копатели идею вынашивают найти медали или что-нибудь ещё, но их в основном, не интересуют наши бойцы, потому что с нашего бойца ничего не возьмешь и не продашь. В основном они копают немцев. Сейчас тенденция идёт такая — купи-продай.

- А широко вообще представлена эта сфера?

- Не сказал бы, любители-монетники — это есть. Мы общественная организация, мы не в праве им ничего сделать. Но, «чёрные» копатели знают официальных поисковиков, и если они находят наших бойцов, то звонят нам, сообщают координаты, а мы уже приезжаем на это место и забираем бойцов.

- А именные вещи, которые представляют ценность...

- Они всё передают по советским бойцам. А если немецкие войны обнаружены, то передаём в Себеж, где есть немецкое захоронение, передаем народному союзу Германии. Мы не мародеры, мы выполняем свою поисковую работу.

- Военная техника, что можете выделить, что было поднято?

- За это время были подняты 14 танков. У нас вели бои танки Т-34 76-го калибра пушки, других танков у нас не было. В Новосокольниках оставили  Т-34, стоит на площади. В 2009 году боевую машину подняли в деревне Холматка Островского района, теперь Т-34 там стоит. Два танка стоят на Поклонной горе в центральном музее Вооруженных Сил, там именные танки. Поэтому, эта работа продолжается, в основном летом у нас работа по технике, зимой, правда тоже, но ведь не всегда пройдешь.

- А в принципе, всегда ли можно достать самолёт, танк?

- Для нас нет преград, мы хоть с центра Земли достанем! С 9-метров доставали, представляете? Все у нас есть, и водолазы свои. Более 190 мест падения авиации обнаружено у нас. В позапрошлом году в деревне Подборовье Псковского района поисковики обнаружили место падения самолета ИЛ-2, который сбили в 1944 году. Останки передали, по номеру двигателя нашли экипаж: лётчик был из Ярославля, а стрелок – из Иркутска. Мы нашли родственников лётчика, но стрелка родственников не нашли, и останки бойцов со всеми почестями перезахоронили в центре Ярославля.

- Какое для вас значение имеет поддержка региональных властей?

- Михаил Юрьевич Ведерников [губернатор Псковской области — ПАИ] в прошлом году посетил областную «Вахту памяти». Он принял решение, что вопрос о финансировании питания и так далее, не достаточный. На областную «Вахту памяти», на молодёжную и районные «Вахты памяти» выделены более 1 млн рублей. Для нас это замечательная поддержка.

Но и плюс в прошлом году наше поисковое объединение выиграло 2 гранта: 300 и 200 тысяч рублей. Естественно, мы все эти денежные средства пустили на приобретение материальных средств: лодки, палатки, металлоискатели. Всё это для нас — замечательно. И для молодежной «Вахты памяти» мы большую лодку купили, будем теперь в любую погоду проводить занятия с молодежью. И видеопроектор купили, и аппаратуру озвучивания — будем показывать фильмы. Поэтому, огромное спасибо администрации Псковской области за это. И ещё, в настоящее время мы отправили заявку на президентский грант и грант Росмолодежи, получится или нет, пока не знаю, заявки находятся на рассмотрении.

- Участвуете вы во всероссийской «Вахте памяти», сказали, что будет съезд поисковых объединений со всей России. Что есть в повестке для широкого зрителя, или это ваши внутренние дела?

- Съезд будет 5 апреля, 82 региона будут присутствовать, а до этого мы проводим «круглые столы», где обсуждаем, в том числе, привлечение молодежи. Делимся опытом по вовлечению молодежи. И у каждого региона это по-своему.

- Но, Псков, наверное, сам делится опытом?

- Нет, берём. Смоленская и Новгородская области, например. Новгородцы подняли более 130 тысяч останков 2-ой ударной армии. Они работают много лет, 30 лет им было. Туда приезжают поисковики со всей России, там тысячи человек работают на Новгородчине. Поэтому, есть профессионалы такие, что послушать даже мне можно. Это очень интересно — делиться опытом.

Распространяться по всей России пошёл мой опыт по увековечиванию памяти захороненных воинов. На территории Псковской области более 600 воинских захоронений. И я столкнулся с тем, что на обелисках указаны не все фамилии. Например, была такая деревня Хайлово в Псковском районе, там стоит обелиск, на котором значатся 5 или 6 бойцов. Когда, я пробил каждого бойца через обобщенный банк данных «Мемориал», оказалось, что в 376-ой дивизии, которая освобождала Псков, находился медико-санитарный батальон, и умерли 49 человек. Почему не увековечены остальные? Когда я именной список поднял и составил ведомость, обратился в Псковский военкомат, чтобы получить данные по бывшей деревне Хайлово. Начали разбираться и оказалось, что 2-3 этих бойца увековечены в Елизарово, 5 человек — в Ершово. Много где перепутаны фамилии, такой бардак! И мы, поисковики, решили, что будем обрабатывать каждое воинское захоронение, уточнять фамилии, потери. Мы этот пласт перевернём, Стругокрасненский и Плюсский районы наши поисковики уже обработали, в том числе, в электронном виде и издали книгу. Мы за справедливость, чтобы каждый воин был увековечен!

Леонид Шепталин
Версия для печати
  • Сюжет
  • ПАИ-livе
Состояние пострадавшего в смертельном ДТП под Псковом ребенка эксперты называют стабильным Начался ПАИ-live с замруководителя областной Госавтоинспекции (ЭФИР ЗАВЕРШЕН) Руководитель ГИБДД Псковской области станет гостем ПАИ-live ПАИ-live с Александром Седуновым: О новых школах, детских садах, школьной форме и покупке учебников Александр Седунов рассказал о планах по строительству и развитию детских садов в Псковской области Навигатор по дополнительному образованию запустят в Псковской области Заявка на строительство новой школы в Гдове направлена в Минпросвещения Более 150 школ Псковской области получат новое компьютерное оборудование Начался ПАИ-live с Александром Седуновым (ЭФИР ЗАВЕРШЁН) Начальник регионального комитета по образованию станет гостем ПАИ-live


Идет загрузка...