О состоянии псковского бизнеса и эффективных мерах поддержки в пандемию – в интервью с Аркадием Мурылёвым

Ежегодно 26 мая в России отмечается День российского предпринимательства. В этот день гостем проекта ПАИ-live стал уполномоченный по защите прав предпринимателей в Псковской области Аркадий Мурылёв. В эксклюзивном интервью ПАИ бизнес-омбудсмен рассказал, как чувствует себя бизнес-сообщество Псковской области, какие меры поддержки в пандемию оказались эффективными, почему в регионе с каждым годом становится меньше предпринимателей и с какими проблемами они чаще всего сталкиваются.

Здоровье бизнеса

– Как сейчас чувствует себя бизнес-сообщество Псковской области?

– Можно сказать, что бизнес лихорадит, особенно его лихорадило в прошлом году в период пандемийных мер. Также это связано с отменой налога на вменённый доход, с введением маркировки по новым видам товаров – каждые полгода вводят новый вид маркировки. Самочувствие бизнеса я бы оценил 50 на 50. Вроде и хочется жить, но много средств тратишь на лекарства.

– Достаточно много мер поддержки бизнеса заявлялось, какие из них были эффективными, а какие нет?

– Если говорить о федеральных и пандемийных мерах, то наиболее эффективными были субсидии на заработную плату, кредиты под 2 %, которые фактически являются субсидиями, снижение страховых взносов на вторую часть зарплаты, которая идёт после минимальной оплаты труда. По регулярным федеральным мерам поддержки это популяризация предпринимательства – мера эффективная, но очень узкий сегмент тех, на кого она рассчитана. Также льготные займы – льготное кредитование, если мы говорим про региональные меры поддержки. Льготные ставки были хорошие, и в пандемийный период ставка составила 1-3 %. По ставке рефинансирования, к сожалению, на всех денег не хватает, и доступность данного вида кредитования очень низка.

Я анализирую ситуацию не только из своих умозаключений, а ещё по обращениям предпринимателей. Сложности получения финансовых услуг – в топе системных проблем, которые волнуют бизнесменов. Сейчас все меры поддержки основаны на льготном кредитовании, субсидий практически нет.

Нас становится меньше

– По Северо-Западу Псковская область не последняя по количеству предпринимателей. С другой стороны, есть общая тенденция по снижению количества зарегистрированных бизнесменов. Эта тенденция сохраняется?

– Тенденция по снижению количества предпринимателей сохраняется, она усугубляется 2020 годом. 26 мая у меня была встреча с губернатором, эту тему я ему тоже обозначил как важную. Действительно, идёт падение всех видов предпринимательской деятельности, включая бюджетную. Их количество уменьшилось примерно на 3 тысячи единиц [по Псковской области. – ПАИ] по сравнению с предыдущим периодом, это фактически падение на 10 %. Однако на апрель мы отмечаем некоторый рост. С чем это связано, пока не могу сказать, но тенденция есть.   

– Каким видом бизнеса в Псковской области занимается большинство предпринимателей?

– Если говорить в целом, то это, наверное, сфера торговли и услуг и грузоперевозки. Скорее всего, это ключевые сферы.

– Какие направления бизнеса более всего пострадали от пандемии?

– От пандемии пострадал в большей степени общепит, очень серьёзно пострадала и до сих пор страдает развлекательная сфера, она в локдауне. Торговлю пандемия практически не затронула. Если говорить о торговле продуктами, она даже немного подросла. Торговля промышленными товарами потеряла достаточно много, и выручка ещё не восстановилась. Если говорить об областном центре и крупных муниципалитетах, то бизнес пострадал существенно и страдает до сих пор.

Главные проблемы

– С какими проблемами к вам чаще всего обращаются?

– Системные проблемы с неполучением финансовых услуг, обращения, связанные с выполнением государственных контрактов, обращения по взаимодействию с контрольными органами.

Узкие темы – взаимоотношения с «Горводоканалом». ФАС нас поддержала, мы смогли отстоять свою позицию. Мы пришли к мнению, что брать плату за сверхнормативный сброс со всех абонентов, у которых потребление воды меньше 30 кубометров, неправильно. Я называю это просто незаконным обогащением. Эту точку зрения мы будем отстаивать и на федеральном уровне.

Ещё были обращения, связанные с интеллектуальной собственностью, от бизнесменов, торгующих одеждой, игрушками. Владельцы авторских прав выявляют таких продавцов и требуют с них возмещения ущерба. Эта проблема также озвучена на федеральном уровне.

– В части авторских прав меры должны быть жестче или лояльнее?

– Дело не в этом. Правоприменительная практика в России не развита. Мы против того, чтобы страдал крайний в цепочке – продавец. Хотя не он это изготавливал, он откуда-то товар ввёз, кто-то этот товар изготовил, как-то это ввёз через границу. Этот вопрос, кстати, поднимался: товар прошёл таможню, а страдает в результате последний в цепочке. Я стою на стороне права, знак должен быть защищен, но возмещение должно не в таком объёме ложиться. За какой-то компакт-диск с 15 мультиками, включая «Смешариков», «Лунтика», «Машу и Медведя», человеку предъявили за то, что он его продавал, 1,5 миллиона рублей. Нужно говорить о соразмерности компенсации. У нас в авторском законодательстве нет соразмерности нарушения и наказания. В этой части мы помогаем предпринимателям снизить издержки, побуждаем к тому, чтобы перекладывать ответственность на тех, у кого они это купили, если есть документы. Я за то, чтобы все было отрегулировано и законно, я против незаконного предпринимательства. Но меры должны быть адекватными.

– Действительно, 1,5 миллиона за диск слишком сурово.

– Но они [правообладатели. – ПАИ] начинают с этого. Сейчас они снизили уровень претензий до 300 тысяч рублей, и мы не говорим, что они незаконны, мы говорим о соизмеримости.

Об отношениях с властью

 

– Как вы охарактеризуете свои отношения с властью, областной, муниципальной, другими органами власти?

– Отношения конструктивные. Особенно с исполнительной и законодательной областной властью у нас очень хороший диалог. Часто слушают и моё мнение на экспертных площадках, комитетах в областном Собрании, на круглых столах.

С муниципалитетами несколько сложнее, они чаще считают своё мнение более правильным. На уровне муниципалитета иногда приходится с властью спорить. Но я стараюсь как можно чаще ездить в районы, общаться на уровне глав районов, встречаться с бизнесом. Вскрывать эти проблемы, таким образом включая муниципальные органы власти в повестку, чтобы они понимали не только необходимость повышения уровня доходности бюджета, но и понимали проблемы бизнеса, который их кормит в этой части. Кто-то активно участвует в этих процессах, кто-то приглашает.

В целом могу сказать, что система выстроена и органы власти понимают, что уполномоченный – это такое звено, которое собирает всю информацию, чтобы передать её в компетентные органы, чтобы они принимали какие-то решения. К сожалению, не всегда эти решения ими принимаются.

– 26 мая вы встречались с губернатором, какой круг вопросов затрагивали?

– Это и налоговая нагрузка на бизнес, который по всем опросам, включая малый бизнес и микробизнес, на 60 % подтверждает, что налоговая нагрузка серьёзная. Мы обсуждали, как избежать падения доходности бюджета в части налоговых сборов и как поднять занятость в бизнесе. Скоро будет совещание на эту тему, будет создана межведомственная комиссия при губернаторе, где мы и должны рассмотреть, как нам восстановить всю эту занятость, сделать так, чтобы и бизнес чувствовал себя хорошо, и снизилась налоговая нагрузка.

Во время встречи также была озвучена тема взаимодействия органов муниципальной власти с бизнесом. Обсуждали ограничительные меры. Я предложил вернуться к периоду октября, когда у нас ситуация с заболеваемостью была на плато. Сейчас она тоже выровнялась, и я думаю, что после 1 июня можно было бы смягчить меры тому же общепиту по проведению при малом количестве людей массовых мероприятий. Я озвучил свою позицию, что можно в этих ровных условиях пандемии эти меры смягчить.

Сейчас на площадке конференции мы общались со многими регионами, в 50 % регионов вообще нет никаких ограничительных мер. Кто-то говорит, что, наоборот, у них меры усилились, например в Якутии. Конечно, у нас регион в транзитной зоне, границы с тремя государствами. Нужно относиться к этому осторожно. К тому же Псков – туристический центр, развитие туристической отрасли тоже нельзя останавливать. Нужно все аккуратно взвешивать и выстраивать тонкий баланс. Губернатор сказал, что не всё от него зависит, такие решения не принимаются по щелчку, нужно учитывать позицию и главного санитарного врача, и позицию федерального центра. Тут нужно лавировать, и я это понимаю, но бизнес тоже не может жить вечно в таком ограничительном мире. Спрос не восстанавливается, а налоги платить надо. Поэтому мы пришли к тому, что ослабление мер даст и рост экономики в субъектах, и подъём занятости. Это вещи взаимосвязанные.

Вот кратко, о чём был разговор. Обсуждали и другие вопросы. Разговор был долгий и по существу.

О резонансных делах

 

– Есть ряд резонансных дел. Дело Гавунаса, сейчас у «Сибирского гостинца» есть ряд вопросов. Как вы к ним относитесь и участвуете ли каким-то образом?

– Когда субъекты обращаются, я участвую. Когда дело происходит вне моей компетенции, я не вмешиваюсь. Я могу заявлять о своей позиции, но, скажем, по тому же делу Гавунаса я не знаю всех тонкостей процесса, что там нашли, с материалами дела я не знаком. По «Сибирскому гостинцу» у нас была встреча с руководителем, мы пообщались, я проконсультировал, дальше действие не пошло. Меня тут скорее проинформировали.

По «Экокабелю» тоже ситуация непростая. По словам владельцев завода, сейчас идёт попытка рейдерского захвата со стороны бывших хозяев. Когда есть заинтересованные лица, которые хотят поддержки, то мы участвуем в этих процессах – даём своё заключение, используем экспертов, привлекаем адвокатов. Мы можем участвовать, но не всегда сами субъекты хотят этого. Всё зависит от самого субъекта, на каком этапе он к нам обратится и чего он хочет. Либо какого-то экспертного заключения, либо участия.

О политике

– Вы планируете участвовать в выборах в Псковское областное Собрание депутатов?

– Пока не планирую. Я сейчас занимаю государственную должность. В областное Собрание вернуться, наверное, можно было бы, но планов пока у меня таких нет. Буквально год назад меня утвердили на новый срок, и сейчас уходить в областное Собрание будет не совсем корректно. Я думаю, что на своём посту человек должен заниматься своим делом профессионально, быть компетентным. У меня есть ещё общественная нагрузка по спорту, и мне этого достаточно.

У меня были попытки участия в губернаторских выборах, я считаю, это не повлияло на мою работу. Ты либо двигаешься в профессиональной деятельности, либо занимаешься политикой.

Версия для печати

















Есть ли у вас водительские права?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...