2
  • Коротко
Общество

На игле

Один из самых востребованных тату-мастеров Пскова Дмитрий Трофимов рассказал Псковскому агентству информации о работе за «Сникерс», моде на звёздочки, зависимости от татуировок и том, как не затеряться среди остальных «кольщиков».

О старте и дорогом самообразовании

Профессионально работаю 8 лет, а пробовать начал 14 лет назад. Профессия эта с самого начала нравилась, был в ней особый ореол загадочности, весь этот мир манил. Ну, и очень хотелось набить хорошую татуировку, а денег не было. Это меня в определённой степени и привело. Причём сначала это была абсолютно некоммерческая история. Если сейчас начинающие мастера работают за деньги, то я первые 4-5 лет не зарабатывал вообще ничего. Работал за банку кваса и «Сникерс». Такая у меня «такса» была, для фана. Никакой студии не было, и я просто ходил по домам.

Искусству татуировки нигде не учат. Ты фактически занимаешься самообразованием. Есть курсы у других мастеров, они за деньги, поэтому я в них не очень верю. Есть интернет. Когда я начинал, не было ничего, поэтому пришлось выбрать путь проб и ошибок, топтания на месте. Плюс я ездил к очень хорошим мастерам в Одессу, Питер, Москву, делал у них татуировки и попутно учился, повышал квалификацию. Получался такой вот мастер-класс, только я уезжал ещё и с татуировкой. Уроки вышли дорогие, потому что на свои тату я потратил очень много денег. Сейчас продолжаю в том же духе.

С самого начала практиковался только на людях. Как выяснилось, достаточно много безбашенных людей, которые готовы отдать себя в руки непрофессионала. С этим как раз проблем не возникало. Единственное в самом начале, я не делал татуировки девочкам. Мне казалось, что плохая татуировка на мужчине, а они, естественно, не были идеальными, это ещё туда-сюда. Девочка с плохой татуировкой - это ужасно. В общем на старте только мужчин «портил».

Теперь я всё время нахожусь в состоянии обучения: подсматриваю у кого-то приёмы, пытаюсь освоить академический рисунок, читаю, смотрю. Сейчас всё есть, всё доступно. Тут как в «Алисе в стране чудес»: чтобы оставаться на месте, нужно очень быстро бежать вперёд. Люди, по старинке работавшие по каталогам, оказались на обочине этой профессии, не выдержав конкуренции.

Обычно работаю шесть дней в неделю, но кабалу не люблю, поэтому не веду слишком длинную запись. В самую горячую пору, каким, например, было это лето максимум – недели две-три.

Об умении рисовать и тратах

Если не умеешь рисовать, даже соваться сюда нечего. Ты должен очень хорошо рисовать, только тогда будет успех. Сейчас на рынке много татуировщиков. Профессия на пике популярности, в тренде, поэтому молодёжь активно потянулась. Но люди забывают, что без умения рисовать не будет хороших татуировок. Именно в этом надо совершенствоваться. В итоге можно стать «одним из» и просто раскрашивать переводные картинки на теле, будучи не в силах ничего изобразить. Как правило, в этом случае происходит столкновение с реальностью: ты понимаешь, что таких как ты очень много, все пришли за деньгами, а денег нет, их получают только те, кто смог занять более-менее уникальную нишу. Чем сложнее твои работы, тем больше отдача.

Минимальная стоимость оборудования для старта — 350 тысяч рублей, для хорошего старта — в районе 500 тысяч. В свою студию я вложил гораздо больше. Всё зависит от человека, что он хочет. Кто-то за смешные деньги может купить китайский набор и начать работать. Кто-то сэкономит на безопасности, купит одну машинку, пачку картриджей и три тюбика краски за 150 тысяч рублей. Но это совсем несерьёзно, детский сад.

В татуировщики идут самые разные люди: абсолютно интеллигентные ребята или парни со двора «давай-тебе-сделаю», у всех разный уровень развития, подготовки, разные характеры. Нельзя охарактеризовать всех под одну гребёнку.

Вместе с надомниками в Пскове точно наберётся сотня мастеров, по салонам человек 17-20. Но я всё равно езжу забиваться в другие города, мне нравятся татуировки в определённом стиле, и здесь его хорошо никто не делает.

О рекламе и моде

В нашем городе лучшая реклама для тату-мастера — только сарафанное радио. В Пскове это только так работает, никакие другие вложения в рекламу такого результата не дадут. Хорошо действуют страницы с работами в соцсетях.

Люди по-разному выбирают мастеров. Сначала, конечно, смотрят на работы, после этого многих вопрос цены не беспокоит. Но есть те, кому определённый мастер не по карману, и они начинают искать что-то ещё. Ну, и татуировщик — не только художник по телу, но ещё и психолог. Многие приходят как на сеанс психотерапии, рассказывают какие-то вещи, которые никому больше не говорят. Процесс ведь очень интимный, человек тебе доверяется.

Чаще всего и в ежедневном режиме татуировщиков спрашивают о самых простых, банальных и неинтересных рисунках. Вот лет пять назад писком моды были иероглифы или тату «как у Ксюши Бородиной». Сейчас часто просят звёздочки «как у Рианны». Я занял свою нишу: чёрно-белый и цветной реализм, акварель, необычная графика. По большей части работаю в манере реализма, пополняю портфолио такими рисунками, люди это видят и идут именно за этим. Если меня просят набить то, чем я не занимаюсь, мы просто расходимся. Отказываюсь как раз от самых простых, популярных татуировок небольших размеров. Это отнимает много времени, сил, а в итоге ты ничему не учишься, не растёшь. Если делать только такие тату, то работа превратится в конвейер, а хочется творчества. На старте, чтобы набить руку, не отказывался ни от чего. Но никогда не набью свастику и всё, что связано с такой тематикой.

Оплату все мастера берут по-разному: за час, за сеанс. На мой взгляд, брать «за час» - некрасиво, мы же не проститутки. Я работаю так: один день — один человек. И за этот сеанс я беру определённую сумму. Это выгодно по всем пунктам: я получаю эмоциональное удовлетворение, красивую картинку в портфолио и деньги. Случались рисунки, которые занимали доли секунд — точечка-крестик, были сеансы по 10-11 часов.

О клиентах и косяках

Редко люди приходят с хорошими эскизами, поэтому стараемся разобраться на месте, что же человек хочет, что ему нравится, чем увлекается. Благодаря опыту у меня быстро получается разобраться. Идеальный клиент тебе доверяет, он объяснил задумку, и ты её реализуешься. Если, к примеру, человек хочет слона, мы находим фото ста слонов, встречаемся, выбираем нужного, что-то стилизуем, что-то переделываем.

Не всегда в татуировку вкладывается какой-то смысл, для некоторых это просто красивое изображение, эстетика: «Это красиво. Я хочу!» Время от времени приходится какие-то чумовые надписи писать, из любимых «Не быть скотом». Совсем трэш я не делаю, но и люди в основном попадаются адекватные. Время от времени приходят 16-летние парни и просят наколоть на лице какую-то надпись. За такие работы я не берусь и с несовершеннолетними не работаю. Не хочется потом иметь дел с разъярёнными родителями. Делал персонажей из фильмов, мультфильмов: Джанго, Валли, герои «Ну, погоди!», Винни-Пух... Много-много всего. Работ сделано тысячи, всего не вспомнишь.

Чаще набивают тату на видных местах — руки, ноги... Несколько лет назад случались татуировки на интимных местах, но там особенно не разгуляешься. Вот одна девушка Винни-Пуха с шариком на лобке попросила. Сделал.

На сеансах все ведут себя по-разному. Есть те, что засыпают, кто-то кричит от боли, выходит в туалет, а потом, например, вспоминает, что «утюг дома не выключил». В основном никто не капризничает, ведут себя спокойно. Самые болезненные места — подмышки, локти, колени, кисти рук, шея, грудь, переход от рёбер к животу. Это вообще ад. Неудобнее всего работать с тем, кто был толстым и похудел, кожа потеряла эластичность. На полных комфортно бить, с подкачанными тяжелее.

Если работаешь на совесть, относишься к процессу щепетильно и даже какую-то мелочь, которая для человека кажется ерундой, ты считаешь за косяк. В этом случае надо собраться, перейти на другой участок, забыть про это и максимально выложиться. В таком напряжении я сделал свои лучшие работы.

С сомневающимися клиентами дел не имею. Что ты ему ни предложи, он в итоге будет недоволен, потому что не знает, чего хочет. Пока ты не осознал, в каком направлении двигаться, лучше посиди дома, подумай. Я не бьюсь за каждого, потому что работы и так много.

Если ты грамотно с человеком общаешься, то с самого начала должен понять, что он хочет, насколько уверен в том, за чем пришел, чтобы после окончания сеанса не было недовольства. Когда работаешь много лет, с порога чувствуешь, что перед тобой за человек. Встречаются, конечно, нестабильные товарищи, особенно по осени и весне. Если у меня появляются сомнения на их счёт, я отказываюсь от работы. Пока мне удаётся распознавать таких клиентов на старте. Последний раз недовольство в мой адрес высказывали лет пять-шесть назад. Даже не сразу после сеанса, а через некоторое время девушке не понравился цвет фона её татуировки. Но такого, чтобы человек встал и сказал «Ты испортил мне жизнь!», не было.

Приходят люди разного возраста, причем, если раньше было больше девушек, которым просто нравилось себя так украшать, то сейчас парней и девушек поровну. Комфортно и с теми, и с другими. Боль все терпят примерно одинаково. Мои любимые клиенты – люди в возрасте 35+. Они знаю, чего хотят, идут за татуировкой именно ко мне, прислушиваются к советам и соглашаются с ними, то есть доверяют. Это очень важно. Идеальная татуировка – это доверие. Ты задал идею, мастер сделал.

Не работаю с пьяными клиентами. Должно же быть какое-то воспитание. Если ты пришёл куда-то, веди себя подобающе. И неважно куда: в магазин, на стрижку, татуировку делать. Если человек пьян, диалога точно не будет.

О переделках и зависимости

Время от времени приходится делать кавер-ап, то есть перекрывать или переделывать чужие работы. Если сделать всё правильно, то человек со стороны будет воспринимать такую татуировку просто как классную работу, а не как переделку. Переделать и перекрыть можно практически всё, но не всегда тем, что ты хочешь. Когда у человека уже синее плечо, мастер ограничен в возможностях. Много всего приходилось перекрывать, в последнее время это самые разные ужасы от тех, кто переоценил свои профессиональные способности, замахнувшись на то, что им не под силам по принципу «человек платит, я на нём зарабатываю». Часто бывало так, что парень просил набить имя возлюбленной, а потом ко мне же возвращался его перекрывать. Во время таких сеансов я шутил, мол, ну что, когда будем закрашивать? «Нет, нет, не будем», - отвечали мне и через некоторое время всё равно приходили.

Есть определённая зависимость от татуировок. Процентов семьдесят-восемьдесят – мои постоянные клиенты. То есть даже если я не буду брать новых людей, то до конца жизни работы мне хватит.

О безопасности и стереотипах

Все инструменты стерилизую в автоклаве. Здесь воздействие и температурой, и давлением. Ему я доверяю больше, чем сухожару. Перед этим провожу предстерилизационную очистку. Обычно перед клиентом открывают только одноразовые иголочки, но и держатель для них тоже должен вскрываться при посетителе, потому что потом стерильные иголки продевают сквозь неизвестно какой держатель, и стерильность получается очень условной. Такая вот пыль в глаза. Я, правда, не слышал, чтобы в Пскове кто-то заразился чем-то неприятным, делая татуировку. Но ведь и доказать это очень тяжело.

Обычно считается, что все татуировщики поголовно алкоголики и наркоманы. Это основной стереотип. Отчасти это правда. Работа творческая, поэтому многие ведут расслабленный образ жизни. Любой клиент тебя напоит, накурит. Но есть мастера, которые ничего не употребляют, я из их числа.

Ольга Машкарина
Версия для печати
  • Сюжет
  • Трудовая книжка
На игле Лошадь и немножко нервно Романтика большой дороги Санкционный смотритель Главные по тарелочкам Вскрытие покажет (18+) Баромэтр Жизнь без антракта: часть 2-я Жизнь без антракта: часть 1-я Шашечки или ехать?


Идет загрузка...