0
Соцсфера

Армен Мнацаканян - о социальном самочувствии населения

Когда мы говорим, что в Псковской области социально направленная политика, которая ведет к улучшению демографической ситуации, то мы, конечно же, подразумеваем и меры социальной защиты. И то, что порядка 300 тысяч жителей получают ту или иную социальную помощь из бюджета. И то, что 3 тысячи человек проживают в наших интернатах для престарелых. И то, что в области трудятся 300 социальных работников, которые знают в лицо всех нуждающихся и помогают им. И то, что у нас в области снижен порог для получения жилищных субсидий (по Федерации он установлен на уровне 22%, а  у нас – 18%)...

И что 50 тысяч жителей региона отнесены к малообеспеченным.

С каждым годом расходы бюджета на социальные выплаты возрастают. А в ближайшие годы нагрузка на бюджет будет увеличиваться гораздо большими темпами. Ведь появятся новые пенсионеры, которым будет не «собрать» стаж и которые чуть ли не всю свою трудовую жизнь зарплату получали в конвертах. Уже принят федеральный закон - мы обязаны размещать в наших интернатных учреждениях каждого, кто обратится. Потому что нельзя бросать людей на произвол судьбы. И если в европейских странах любая социальная услуга стоит немалых денег, то у нас государство опекает граждан, попавших в тяжелое материальное положение, несмотря на ограниченность бюджета... И здесь вся надежда, конечно, на федеральное финансирование.

Несколько лет назад мне в эфире телевидения задали вопрос: как вы считаете, стала ли жизнь лучше? Я ответил – стала. Жизнь точно стала лучше - для людей, способных пользоваться теми возможностями, которые есть, с самого детства не ленятся и имеют адекватные запросы.

Но сегодня у нас в области 8 тысяч свободных вакансий, а многие не хотят работать из-за недостаточной зарплаты и говорят, что работы нет. Очень много примеров, когда предпочитают вообще не работать, либо перебиваются случайными заработками, вместо того, чтобы устраиваться на постоянную работу с низкой зарплатой. Что тут скрывать - есть и  такое явление, которое в советское время называлось тунеядством.

Часто люди попадают в тяжелое материальное положение из-за того, что хотят очень много и сразу получить. Набирают кредиты, плохо представляя себе, как будут их отдавать. И на эти кредиты покупают вещи, которые нельзя назвать первостепенно важными – плазменный телевизор, например, или дорогой автомобиль. А потом некоторые такие потребители приходят в управление соцзащиты за помощью – им нужны деньги на погашение кредита.

В прошлом году в нашем регионе был принят закон о социальном контракте, по которому мы, действительно, можем оказать помощь – разовую выплату, на которую семья может приобрести что-то такое, что может повысить уровень ее текущего благосостояния. Пускай это будет корова, лошадь или какой-нибудь агрегат, который облегчит заработки. И все же государство должно способствовать повышению трудовой активности, а не иждивенчеству -  в общих интересах всех жителей. Поэтому специалисты, прежде чем «включать» меру поддержки, внимательно изучают вопрос – смотрят, насколько действительно человек лишен возможности самостоятельно улучшить свои условия жизни.

К сожалению, нередко людям проще обратиться к нам за помощью в покупке нового дома, чем что-то самостоятельно сделать для ремонта того дома, в котором они живут.

Много сегодня проблем от того, что новое поколение воспитано в таком духе, что, мол, человек тогда умный, когда поменьше делает, а побольше имеет. Никому не нравится сегодня слушать истории, как много трудились и как трудно жили наши родители, бабушки и дедушки. Теперь другие ориентиры. И государство может только увещевать – никого заставлять что-то делать оно не вправе, а вот помогать – должно.

Много примеров, когда люди вроде бы живут неплохо, но, сколько бы у них не было всякого имущества, они все равно завидуют, что  у других его больше или оно дороже. Споры на тему «Если ты такой умный, то почему такой бедный» заканчиваются чаще не в пользу тех, кто умеют жить в согласии с собой и с миром в семье, укладываясь в рамки ограниченного бюджета.

А ведь все эти явления и есть грани социального самочувствия, об улучшении которого сегодня много говорят. Есть настоящая бедность, когда одинокий пенсионер должен выживать на пенсию в 7 тысяч рублей в месяц. А есть неудовлетворенность, когда человек ездит на «Жигулях», а хочет ездить на иномарке, или когда у него дома нет плазменного телевизора.

Поэтому для понимания социального самочувствия нужны какие-то понятные объективные критерии. Например, возможность семьи вырастить здоровых, достойно воспитанных детей, увеличение продолжительности жизни, рост рождаемости, сокращение смертности. Думаю, если ориентироваться на такие показатели, то мы можем вполне уверенно утверждать, что в том числе и с помощью социальной политики жизнь становится лучше.

Армен Мнацаканян, начальник главного государственного управления социальной защиты населения Псковской области

Версия для печати

Поддерживаете ли вы меры по борьбе с коронавирусом, предпринимаемые региональными властями?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...