2
  • Коротко
Культура

Земля, воздух, вода

В прокат вышел самый ожидаемый фильм этого лета - «Дюнкерк» Кристофера Нолана, самая реалистичная историческая военная драма о жизни, смерти и спасении. Кажется, на этот раз Нолан стал близок к Оскару, как никогда раньше. 

Начало Второй мировой. Немцы ведут активное наступление в Европе. Британские войска оказались в кольце окружения в небольшом городке Дюнкерк на берегу Франции. Впереди – море, позади и в воздухе – враг. Командование принимает решение эвакуировать солдат, большая часть которых - вчерашние школьники. Почти 400 тысяч человек, находясь в ловушке, ожидают спасения. Пока из Англии медленно плывут эвакуационные эсминцы, на помощь приходят гражданские суда - каждая минута на особом счету. Несмотря на то, что официально эту операцию назвали «Динамо», ее также окрестили и «Чудом в Дюнкерке».

Изучив вдоль и поперек холодные просторы космоса, познав сингулярность и заглянув за горизонт событий в «Интерстелларе», Кристофер Нолан решил спуститься с небес на землю. Прямо на побережье Франции, отбросив нас в прошлое и впервые за всю свою жизнь сняв фильм по реальным историческим событиям. 

Все именитые режиссеры-классики вдоль и поперек изъездили тему войны. Каждый из них имеет в своей фильмографии хотя бы один такой фильм, навсегда закрыв для себя этот жанр. И каждый закрывал его по-своему. Стивен Спилберг, например, детально, со свистом каждой пули под водой, показал высадку союзных войск в Нормандии. О судьбе простого человека на войне и после нее рассказал Сергей Бондарчук. Стэнли Кубрик задокументировал Вьетнам. Нолан тоже не захотел оставаться в стороне. Да и зачем, если есть мало кому известная история о масштабном отступлении и эвакуации с берега Дюнкерка сотен тысяч британских солдат и офицеров в 1940 году?

Закрывать «военный гештальт» Кристофер Нолан взялся в своем традиционном стиле. Начиная с самых первых картин, его лучшим другом всегда оставалось время, эффектно манипулируя которым ему так же ловко удается увязать все три сюжетные линии в «Дюнкерке». Земля, вода и воздух - именно в этих трех стихиях, но в совершенно разных временных промежутках, развиваются события. В небе всего один час сражается с назойливыми «мессерами» персонаж Тома Харди. Герой Марка Райлэнса на небольшой частной яхте спасает солдат целый день. А по побережью вместе с другими ожидающими спасения солдатами неделю бродит угрюмый Томми (Финн Уайтхед).

Первые несколько минут все это кажется невнятным сумбуром, но постепенно сюжетные линии начинают взаимодействовать и плавно втягивают зрителя в масштабную историю. На войне и в бою время может молниеносно «сжиматься» и в тоже время умеет дико «растягиваться». Именно такого эффекта и добился в итоге на экране Нолан. Всего один час боев в небе воспринимается как целый день, сутки на яхте можно посчитать практически несколькими днями, в то время как томительное и страшное ожидание на берегу тянется, кажется, бесконечно. При хронометраже в 106 минут создается впечатление, что картина идет все три часа. Играя со временем на протяжении всего фильма Нолан доказывает, что любую историю можно превратить в напряженную до невозможного предела драму.

Главных героев здесь не существует. Они практически обезличены, остались лишь образы, - пехотинец, летчик, гражданский, - через которые Нолан плавно доводит главную суть: война - это ад. А если нет героев – нет и врага. В фильме не поминают всуе ни «фашистов», ни «нацистов», ни «Гитлера». Вражеский образ не определен: есть просто Враг. Нолан уважает своего зрителя, не мучает заурядностью и шаблонностью ярлыков. Незачем показывать то, что уже и так явно. 

Крайне негативное отношение британского режиссера к цифровой «эволюции» кинематографа с каждым новым фильмом только подкрепляет его мастерство и выводит талант и умение на новые уровни. Приверженец старой школы, Нолан - ярый противник 3D, признает только старую добрую пленку, а недавно заявил, что и Netflix вошел в его «черный список».  Идеально построив содержание, он также мастерски подошел и к форме «Дюнкерка». Практически вся картина снята в IMAX – громоздкие камеры крепили даже на крылья «спидфаеров». Как всегда, Нолан подходит к работе с присущей ему максимальной реалистичностью и достоверностью в кадре, пользуясь проверенными и простыми методами и приемами, но никак не хромакеем и графикой. Кажется, что его скрупулёзность тут выкручена до предела. 

Верный оператор Нолана Хойте Ван Хойтема («Интерстеллар», «Она») добивается чего-то совершенно невообразимого: почти каждый кадр «Дюнкерка» - картина, фотография из хроники Второй Мировой. Такого эффекта в последнее время достигал, пожалуй, только Стэнли Кубрик в «Барри Линдоне». Классика кинематографа - неизменная опора Нолана, то, чего он не предаст ни за что, поэтому и кадры в фильме - чистые, лишенные всего «цифрового». Лишен фильм и излишнего драматизма, и штампов, коими страдают все фильмы о войне. Без пафоса и практически без крови, аккуратно, с минимумом разговоров в духе «мы все умрем» и с максимумом действия на экране.

В «Дюнкерке» главным героем оказываешься ты сам. В кабине «спидфаера», на пляже под обстрелом вражеских самолетов, в яхте посреди Ла-Манша. Как и бескрайний космос с черной дырой, война захватывает полностью и с той же железной хваткой не отпускает домой. Превосходно синхронизируя между собой все три таймлайна, Нолан также синхронизирует и волнообразный, напряженный темп. А Ханс Циммер закрепляет все настолько мощным саундтреком, который прекрасно ложится на и без того завораживающие звуковые эффекты.

Кажется, что Нолан как никогда раньше стал близок к Оскару: с реалистичным фильмом о войне, о спасении, о жертвах и о надежде, но никак не о трусости.

 

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Ад на колёсах Пятьдесят оттенков демона Веномозамещение Экспеллиармус! След татуировки дракона We will rock you Капали сочинские слезы Сладость или шалость? Привези мне лунный камень Под маской жидкого


Идет загрузка...