0
Общество

Точка притяжения для молодёжи: о псковском лофте – в интервью с Антоном Ковальским

Ведущий проекта ПАИ-live Александр Машкарин узнавал у директора строящегося молодежного лофта Пскова Антона Ковальского, что это будет за организация, кто и зачем может туда прийти и при чем тут Стругацкие.

«Молочный» лофт

– Сегодня мы находимся в будущих стенах лофта. Это здание на улице Кузнецкой. По соседству тепловые сети, Центр СПИД, взрослая, детская поликлиники, стадион «Машиностроитель».

– Жилой дом, все условия.

– Жилой дом. Как тебе такое соседство, кстати?

– Отлично! Тепловые сети хорошо иметь в соседях – всегда будет тепло.

– Я был в этом здании до того, как здесь предполагалась стройка: здесь была масса артефактов, ванны для сушки овощей. Какие у тебя были первые впечатления, когда ты увидел это здание и тебе сказали, что здесь будет твое хозяйство?

– Когда я посмотрел здание в первый раз, сразу подумал, что, наверное, территорию вокруг можно будет использовать в том или ином виде. Но вообще было интересно. У меня даже первая задумка была о ванной. Мне всегда такие артефакты нравятся, я думаю, какие из них сохранить, чтобы потом можно было использовать в дальнейшем дизайне этого лофта. Было сложно, потому что здесь еще такой момент, когда приходишь: здесь было «кабинетное» расположение, то есть очень узкий коридор и куча маленьких кабинетиков, что, конечно, в нашей концепции совершенно нереальная история.

– В одном из кабинетов стояли две ванны.

– Да, там ванны стояли, это было очень интересно. И с учетом того, что здесь был пищеблок, молочная кухня, здесь были еще всякие артефакты, связанные с приготовлением еды, огромные вентиляционные вытяжки.

– Холодильники, крюки в стенах для мяса – это все оставят для молодежи?

– Да.

– В крупных городах, как правило, под молодежные лофты используют старые здания заводов, устраивают там кинотеатры, бары, молодежные тусовочные места. Тебе не кажется странным, что в Пскове молодежный лофт будет в здании бывшей молочной кухни?

– Мне это кажется интересным. Когда здесь еще были двери, на них были разные таблички, я специально их очень бережно снял и оставил до лучших времен: может быть, где-нибудь их применим. Мне очень нравилось! Там была табличка «Заходя мой руки, снимай халат». Не помню, как она точно звучит, но для наших времен очень странная фраза. Хотя сейчас, наверное, она как раз приобретает актуальность: заходя сначала сними халат, потом помой руки. И я эти артефакты сохранил. Может, какие-то из них применим. Мне кажется, это как раз из тех историй помещений, когда они приспосабливаются под другие нужды. Мы постараемся в том числе сохранить какие-то части стен, кирпич это позволяет.

– За нами тут кирпичные стены, а перед нами уже цивильная красивая стена. Но я вообще люблю развалины.

– Да, к сожалению, все эти стены, которые являются внешними в здании, такими как раз не останутся: в стене мы будем делать в том числе определенные действия по утеплению, у нас будет такой фасад. Понятно, что не прям такой, как сейчас, мы его подготовим, потом на него будет наноситься специальный водоотталкивающий слой – все по технологиям. Утепление зданию требуется, поэтому будем утеплять снаружи. Но будет одна стена, которая находится внутри, – постараемся ее в таком виде и сохранить.

– Здесь пока довольно холодно.

– Да.

Стругацкие анфас

– Антон, объясни мне, пожалуйста, зачем вообще молодежи лофт? Мне кажется, это новомодная история. Раньше все это называлось молодежным центром или еще как-то – теперь лофт. Чем лофт будет отличаться от места тусовки молодежи?

– Мне кажется, что это полная свобода. Я воспринимаю лофт в данном случае как слово, естественно отражающее дух дизайнерских моментов, воспринимаю лофт как определенные похожие проекты, в том числе существующие проекты и их атмосферу. Мы хотим максимально создать домашнюю атмосферу. Мы хотим делать то, что интересно именно молодежи, потому что зачастую часть вещей, которая им интересна, остается за гранями молодежных центров. А нам хочется, чтобы они сюда приходили и чувствовали себя как дома, мы хотим создать максимально домашнюю остановку.

– Тапочки при входе, нет?

– Не до такой степени, но у меня была в том числе такая установка, что нужно делать так, чтобы молодежь сюда приходила, и не обязательно молодежь. Молодежь – это такое понятие, к которому мы прикрепляемся. На самом деле мы хотим, чтобы к нам приходили люди любого возраста и им было интересно. Но в основном, конечно, упор на молодёжь, чтобы она сюда приходила и не чувствовала надзора: вот он как-то на стул не так сел, сейчас его сломает. Не будет вот этого момента: «Сядь нормально, ты нам сейчас сломаешь стул»,  мы это будем вписывать в наши маркетинговые расходы. Но это не значит, что надо ломать.

– Лофт создается под патронатом региональной администрации, губернатор Михаил Ведерников в курсе этого проекта и внимательно за ним следит. Нет ощущения, что все, кто здесь будет тусить, будут под государственным надзором?

– На самом деле нет. Мне кажется, Михаил Юрьевич в этом плане довольно демократичный человек. И мне кажется, что таких историй не будет. В принципе, когда этот проект подразумевался и было определенное общение, хотелось, чтобы было создано именно такое место, где молодёжь будет себя максимально свободно чувствовать и иметь возможность творить, заниматься вопросами, которые им интересны. Это не значит, что в других местах этого не делают. Естественно, тоже делают, но есть нюансы на полутонах. Может быть, все это будет по-другому выглядеть.

– На полутонах?

– Это слово, которое возникло в моей голове сейчас. Я видел проекты, которые делали инвесторы. Люди – идеологи этой истории, куда ты приходишь и оказываешься в пучине событий. Вот ты пришел – можешь сесть где-то в стороне в коворкинг-зоне, достать ноутбук и работать. Тебе стало скучно, ты захотел есть – заказал пиццу, тебе ее привезли, никто не против, ты можешь тут же ее поесть. Кто-то играет на рояле, вдруг неожиданно начинается концерт, в этом месте ребята сидят что-то чертят на ватмане, проекты придумывают.

– Ты идеальную картинку сейчас рисуешь, конечно.

– Нет, это то, что я реально видел. Причем эта история не была специально для меня, я там какое-то количество дней находился: просто приходил, сидел, в основном работал в коворкинг-зоне, выходил – и что-то постоянно происходило. Хочется, чтобы все это повторилось здесь. Очень надеюсь, что молодежи это будет интересно. Это ресурсный центр, который дает возможность. Появилась у кого-то идея что-то провести – он приходит. Если она вписывается в нашу социальную тему (это не реклама каких-нибудь БАД, предположим), мы говорим: «Да, давай делай! Классное мероприятие! Мы согласны. Вот, пожалуйста, тебе площадка, там есть аудиотехника для проведения». Мы бы хотели, чтобы формировалась субъективная повестка. Мы хотим сотрудничать и с молодежью, и с организациями, и с тем же центром молодежи, то есть давать возможность высказаться всем. Когда придумывали концепцию, вспомнились Стругацкие, что счастье для всех даром и пусть никто не уйдет обиженным. Хочется такой момент попробовать осуществить.

– Вполне повесить можно портреты Стругацких.

Ответил – проходи

– Приходит парень или девушка с улицы, видит красивое здание, знает, что здесь лофт, заходит внутрь – что дальше? В пионерское время приходишь в совет дружины – и все: либо ты делаешь там что-то пионерское, либо до свидания. От того, что ты сказал, у меня ощущение, что я пришел, надел тапочки, открыл ноутбук, сел в удобном для себя месте и просто сижу и занимаются своими делами. Реально так можно?

– Да. Смоделируем эту ситуацию: приходит человек, на условном ресепшене его встречают, он заходит сюда, в помещение.

– Еще будет ресепшен.

– Да. Есть задумки по поводу всяких вопросов. Например, человек отвечает на наши каверзные вопросы – он имеет возможность бесплатно воспользоваться мастер-классами, которые предположительно должны быть платными. Мы ему говорим: «Вам сегодня достался такой вопрос: назовите все районы Псковской области». Человек отвечает про все районы Псковской области и как король на целый день может заниматься там чем угодно, может быть, его там накормят даже как положено. То есть надо придумывать всякие такие форматы.

– Бесплатный пакет: отвечаешь на вопрос, получаешь бесплатный Wi-Fi, бар, белый халат, тапочки.

– Да, мы даже думали про карточки. Это все момент входа, и мы его еще проговариваем. Сейчас уже постепенно пришло понимание, что все получается, все хорошо, есть осязаемые сроки. Мы будем продумывать моменты, задавать молодежи вопросы, создавать интерактив, давать информацию, которая может быть интересна. Может быть, есть смысл в том, что мы открываем пока только одно здание – второе, третье хотим оставить на попозже.

– У вас будет три лофта?

– Да, три. Вот мы заходим в помещение. Человек, попадая в такую зону (мы ее называем «свободное пространство»), приходит и может сесть на диваны, стулья, кресла – на что угодно. Мы планируем поставить хорошую мебель, если все будет нормально – проигрыватель для виниловых пластинок, телевизор и плейстейшн, стулья и столы. Когда я думал про виниловые пластинки: если их ставить, это же как раз тот момент, который требует определенной аккуратности, и уже будешь за это немножко нервничать. Тоже продумываем, мне это кажется интересным. Все равно хотим делать здесь концепты, хотим, если все получится, стать интересной площадкой, во-первых, для местных музыкантов, чтобы все у нас могли выступать, и для таких музыкантов, которые Псков объезжают стороной по причине того, что они либо еще не доросли до филармонии, либо у них просто условно неформат.

– А ночных клубов таких нет.

– Да, есть условно «Тир», но он тоже не всегда способен какие-то вещи перекрыть: или условия не позволяют, или еще что-то – разные ситуации. Мы хотим стать такой площадкой, куда, не минуя нас, условно, едет музыкант из Минска: у него тур собран, он едет из Минска через Псков в Санкт-Петербург. Хотим стать площадкой, которую по умолчанию выстраивают в туры: «Там есть такой лофт, можно делать концерты».

Понятно, что какие-то моменты, личные страсти, наверное, будут иметь здесь место – для этого будут возможности. Человек достал свой компьютер, сел, пришла какая-то компания, – можно сесть поиграть в настолки, заниматься просто свободным времяпрепровождением. Но мы будем втягивать людей в определенные истории: будут мастер-классы различного плана – по кулинарии, по вязанию крючком, все что угодно. Это такая зона вхождения. Потом будет несколько условных залов-лекториев, которые могут трансформироваться под разные залы. Чтоб провести круглый стол или проект защитить, можно прийти сюда. Мы находимся как раз в условной зоне лектория. Будет такое арт-пространство с концертной площадкой, где будет хороший звук: он, скажем так, будет представлен в очень хорошем ключе, мы будем средний и даже выше среднего райдер музыкантов выполнять. Все эти зоны могут трансформироваться в любой момент под определенные задачи.

Сборно-разборный

– Я просто с трудом представляю, как это все физически сюда влезет.

– Ну, влезет, я так примерно все это вижу. Понятно, что здесь ограничено количество людей, естественно, оно  не будет супербольшим. Но есть момент, который меня радует: у нас, помимо всего прочего, есть еще территория, которая станет связующим звеном для всех трех зданий…

– Есть какая-то территория помимо?..

– Получается, здания раскиданы по территории – она и будет связующим звеном, и мы хотим на ней проводить кинопоказы под открытым небом. По весне приведем ее в порядок, сделаем, засадим, пригласим сюда ландшафтных дизайнеров, посадим деревья, кустарники. Мы хотим сделать настил, который можно будет снимать в определенное время: там тоже можно будет общаться, сидеть под деревьями, читать книжки, и в том числе мы хотим делать там концерты – там как раз будет больше возможностей, больше места для этого. Видимо, будем закупать сцену. Пока мы еще в процессе, примерно накидали: можно будет сделать сборно-разборную сцену. Естественно, все будет разборное, мы ничего не достраиваем, все как есть, так и используем.

– Помимо того, что лофт – это точка притяжения для псковской молодежи, какие глобальные задачи создания такого центра?

– Наши основные задачи – это развитие личности, поддержка творческой молодежи и все, что это за собой влечет. Мы хотим дать возможность социального лифта, чтобы человек сюда приходил и имел возможность получить что-то такое, чего, может быть, в другом месте не узнает, не получит. Мы будем приглашать сюда в том числе бизнес-тренеров или просто творческих людей с разными мастер-классами, с лекциями, то есть создавать возможность, чтобы молодёжь могла искать здесь единомышленников.

Главная идея – давать активным людям возможность развиваться, предоставлять для этого все возможности. И это могут быть совершенно разные люди, не только певцы, музыканты или молодые урбанисты, но и дизайнеры, программисты. Они могут придумать интересный проект, может, какое-то социально значимое, интересное приложение – будем предоставлять возможность реализации. В планах инвесторов – пока аккуратно скажу – организовать свои истории, связанные с грантовой поддержкой интересных проектов. Поддержка, определенный социальный лифт – вот основные направления. Важно, чтобы творческая молодежь имела возможность самовыражаться и заниматься творчеством, чтобы у нее были для этого все необходимые возможности, площадки. На самом деле главное – площадка и техническое обеспечение, для творческой молодежи это самое главное. Там найдут, чем заняться.

– Скажи, пожалуйста, лофт – это и про политику тоже?

– Наверное, в самой меньшей степени, которую можно представить. Смотря что под политикой имеется в виду.

– Будут ли проводиться политические мероприятия?

– Мы хотим остаться аполитичными максимально, но это не значит, что мы аполитичны в плане политических дебатов и всего остального в таком формате. Хочется всей этой политической истории максимально избежать, а если делать что-то, то больше в формате  исторических мероприятий. Хотим исторический клуб сделать, предположим. Фильтровать людей по каким-то своим убеждениям мы не хотим.

– Например, приходит к тебе молодежный лидер какой-нибудь политической партии, говорит: «Слушай, Антон, хотим здесь провести семинар для наших молодых членов».

– Именно своих?

– Своих.

– Но мне не нравится здесь то, что они сами уже дают установку, что только какие-то определенные люди могут там оказаться. Мне такой формат уже не нравится.

– А если не для своих, то получается агитация.

– Да. Хочется сохранить возможность свободы для любого человека, то есть в междусобойчик не хочется превращать. Не хочется так, как условно можно предположить: вот мы открываемся, потом разделяем здесь все на зоны, делаем кабинеты, и там какие-то молодёжные организации остаются, здесь какие-нибудь волонтеры.

– Это наш диванчик, наша подушечка.

– Да, вот такого вообще ни в каком виде не хочется. Мне бы не хотелось становиться площадкой для каких-то рупорных политических вещей, хочется сохранить по возможности максимальную аполитичность. Понятно, что не обращать внимания совсем, наверное, неправильно. Но по возможности хотелось бы сохранить нейтралитет.

Не надо уходить

– Ты несколько раз сегодня вспоминал инвесторов. Сумма вложений в этот проект довольно большая. Каким образом АНО (автономная некоммерческая организация) собирается эти инвестиции возвращать?

– Во всех наших разговорах нет момента о том, чтобы возвращать те инвестиции, которые они потратили на капитальный ремонт, потому что эти инвестиции объективно, скорее всего, невозможно будет возвратить.

– Это благотворительность, получается.

– Да. Это не рассчитывается как потери. Их возвратить практически нереально, потому что все равно все, что мы будем в основном делать, – это социально ориентированная история. Понятно, что будут платные услуги, потому что нам нужно выйти в итоге на самоокупаемость. Самоокупаемость подразумевает под собой зарплату, оплату коммунальных платежей. Сейчас и в дальнейшем полностью планируется поддержка частных инвесторов. Но надо будет выйти на самоокупаемость в плане жизнедеятельности лофта, то есть поддерживать его деятельность, платить зарплаты, коммунальные платежи. В принципе, как автономная некоммерческая организация мы будем поддерживать только свою организацию, средства никуда больше не уходят.

– Сколько будет сотрудников?

– Этот вопрос мы еще обсуждаем. Задача – не раздувать штат, а лучше платить больше людям, чтобы они работали максимально эффективно и чувствовали свою значимость. Я сейчас могу ошибиться, но людей будет немного. Должны быть администраторы, так как мы будем работать с утра до вечера, но, наверное, я число не буду называть, оно очень небольшое.

– Единицы или десятки?

– Десятки? Нет, вряд ли. Точно до десяти. Естественно, будут люди, которые станут нам помогать. Мы надеемся, что вокруг нас соберутся в том числе волонтеры, которые будут за какие-то определенные удовольствия для себя в том или ином виде помогать.

– Бар здесь будет?

– Алкоголя точно не будет. Наши соседи спрашивали: «Вы здесь будете пить и все остальное?» Мы говорим: «Нет, алкоголя не будет». Во-первых, во втором помещении будет свободная кухня, которая подразумевает под собой, что человек может здесь себе налить чай, кофе, взять печеньки, заказать себе пиццу или какую-то другую еду и здесь питаться. По поводу того, что появится общепит, мы сейчас думаем. Потому что по-хорошему его появление позволит дать еще больше услуг. Это должно быть место, где ты можешь подойти, взять еду и так же сесть.

– Кухня есть кухня.

– Условно – кухня, да. Не будет кафе. Про это мы думаем, потому что это на самом деле хорошая история. Человек здесь пишет курсовую, предположим: дома ему почему-то мешают, он решил у нас копаться, целый день просидеть, что-то на компьютере сделать. Ему захотелось есть. У него какие варианты? Уходить и, может быть, возвращаться, а скорее всего, не возвращаться. Поэтому хочется, чтобы он не уходил, как раз обеспечить возможность, чтобы он мог здесь поесть и продолжить дальше чем-то заниматься. Про это мы думаем. Пока в таком формате, не делаю это как заявку, потому что есть определенные моменты, которые нужно согласовать.

– Когда?

– Когда мы откроемся? Как я вам говорил, у нас три помещения. Первое помещение мы планируем открыть в начале 2021 года: в принципе, уже много сделано. Мы уже приближаемся к моменту отделки внутренней помещений, то есть уже начали определённую работу. И в принципе, все выглядит так, что где-то в начале года (скорее всего, в конце января) мы сможем открыться, если не будет никаких проблем. Может быть, в январе не будет возможности вообще ничего открывать в том формате, в котором мы хотим. Откроемся как-нибудь технически или для небольшого количества людей. Предположим, открытие в конце января – начале февраля. 

Версия для печати

Сколько в Пскове необходимо построить новых мостов?

Проголосовать >>>
  • Сюжет
  • ПАИ-livе
«Политджойстик» стал гостем ПАИ-live Гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров стал гостем ПАИ-live О мерах по снижению последствий COVID-19 в Псковской области – в прямом эфире с Надеждой Рагозиной О том, как себя чувствует сельское хозяйство Псковской области в коронакризис, – в интервью с Николаем Романовым Валерий Кузьмин – об итогах форума «Уроки Нюрнберга»: Рассекречивают всё новые и новые данные Каждой многодетной семье по земельному участку – ПАИ-live c руководителем комитета по управлению госимуществом Псковской области О работе псковского Центра СПИД, тестах на коронавирусах и важности вакцинации – в интервью с Ираидой Сивачёвой Пандемия не повлияла на количество запасов продовольствия в Псковской области Николай Романов: Зарплаты в АПК Псковской области вырастут до 30 тысяч рублей Псковская область заняла второе место по урожайности в СЗФО


Идет загрузка...