Кампания будет очень тяжёлой – интервью с Антоном Минаковым

В наступающем 2021 году ожидается насыщенная политическая повестка: выборы глав регионов и муниципальных образований, депутатов заксобраний, но в первую очередь – выборы в Госдуму. Ведущий проекта ПАИ-live Александр Машкарин пообщался с координатором Псковского регионального отделения партии ЛДПР, руководителем фракции ЛДПР в Псковском областном Собрании Антоном Минаковым о предстоящих избирательных кампаниях, о позиции ЛДПР, новых партиях и возможности предвыборных союзов.

Новый старый координатор

– Во-первых, поздравляю с избранием на пост. Антон, несколько лет назад, когда ты перестал быть координатором и эту должность занял Антон Васильев, ты говорил о том, что на федеральном уровне партии будут приняты решения о том, что нельзя совмещать две должности: быть руководителем фракции и руководителем регионального отделения. Что с тех пор изменилось?

– Я бы немножко уточнил: я говорил не про руководителя фракции, а про то, что нельзя занимать штатную должность в областном Собрании и при этом быть координатором. И эта ситуация абсолютно не изменилась. Поэтому, думаю, после январских праздников либо в конце декабря я сложу с себя полномочия заместителя председателя комитета.

– Ты их уступишь кому-то из своих коллег по партии?

– Литвиненко Сергею Григорьевичу.

– Это как джентльменское соглашение, что должность зама должна сохраняться за ЛДПР?

– Да, можно так сказать.

– Когда ты комментировал своё возвращение на должность координатора, говорил, что Артём – молодец, он хорошо справлялся, но ему не хватает опыта. Чем он теперь будет заниматься в партии?

– Я бы хотел внести небольшую ремарку. Почему-то СМИ пишут, что два года я являлся неофициальным лидером партии. Это абсолютно не так. Всю работу выполнял Артём, и выполнял её хорошо. Но в связи с тем, что сейчас в области идёт сокращение количества депутатов в законодательных собраниях, число мандатов сократили с 44 до 26. Это было сделано на сентябрьской сессии. И поэтому партией было принято решение (кстати, такие решения принимаются сейчас по всей стране): на должности координаторов выбирают людей, у которых есть опыт проведения выборов в Законодательное собрание. За моими плечами две кампании в Законодательное собрание и губернаторские кампании, поэтому высший совет и Владимир Вольфович рекомендовали вернуть меня на должность координатора регионального отделения.

– То есть это аппаратное решение, связанное исключительно с надвигающейся избирательной кампанией?

– Совершенно верно. А что касается Артёма Васильева, к нему нет абсолютно никаких нареканий, он профессионально, отлично справлялся со всеми обязанностями. На данный момент он возглавит городское отделение, будет координатором по городу Пскову и уже будет готовиться к выборам в городскую Думу в 2022 году.

– Я по своим коллегам из разных СМИ вижу, что за политическими комментариями в региональном отделении ЛДПР обращаются именно к тебе. Разве это не означает политическое лидерство как минимум?

– Я думаю, что СМИ обращались ко мне как к руководителю фракции, поскольку координатор – это всё-таки больше административная должность, а руководитель фракции отвечает именно за политику партии в регионе.

Легко не будет

– В 2021 году число депутатов в областном Собрании уменьшается. Ты можешь сейчас сказать, кто эти потенциальные депутаты Псковского областного Собрания от партии ЛДПР следующего созыва? Очевидно, что ты будешь баллотироваться в областное Собрание.

– Да, я объявил об этом на конференции, но не могу сейчас забегать так далеко вперёд, поскольку в первую очередь это будет решать наш избиратель. Полностью изменилась нарезка округов, оказалось по два-три совмещённых района. На этом фоне придётся достаточно тяжело работать. Допустим, у нас в Себеже сильный кандидат Харлашин, а Себеж объединили ещё с двумя соседними районами, которые про Харлашина не знают. А у партии ЛДПР нет таких ресурсов: ни административных, ни финансовых, – как, например, у партии власти. Я сейчас могу сказать с уверенностью только одно: список по единому избирательному округу будет возглавлять Владимир Вольфович Жириновский.

– Как и по всем субъектам федерации.

– Да, совершенно верно.

– Чем, кстати, закончилась история в Себежском районе с судами в отношении Харлашина?

– Она не закончилась. Мы подали апелляцию в областной суд, поскольку не признаём результаты выборов и считаем их нелегитимными. Если мне не изменяет память, на выборах главы Себежского района проголосовали 5 023 человека, из них 2 220 проголосовали на досрочных выборах. Фактически половина избирателей голосовала по одним бюллетеням с одним списком кандидатов, а вторая половина 13 сентября голосовала уже по бюллетеням, где другой список кандидатов. Мы подали апелляцию в районный суд на отмену результатов досрочного голосования. Районный суд нашу апелляцию отклонил, поэтому мы подали уже иск и в областной суд. Дата пока не назначена, когда пройдёт областной суд, я не могу сказать. Также я знаю, что господин Романов, который всю эту кашу и заварил, подал апелляцию в Верховный суд на отмену решения кассационного суда, который нашего кандидата восстановил.

– В общем, продолжаете борьбу.

– Да, безусловно.

– Ты говоришь о том, что досрочное голосование внесло изменения в карту выборов в Себежском районе. Трёхдневное голосование, скорее всего, будет и в 2021 году. Как ты к этому относишься?

– У меня двоякое отношение, поскольку если сохранятся условия пандемии и это растянутое досрочное голосование будет способствовать сохранению здоровья наших граждан, я, естественно, отношусь к этому позитивно. Но со стороны политического процесса я к этому отношусь негативно, поскольку мы прекрасно знаем, что все «чудеса» на выборах проходят на досрочных голосованиях и с выездными урнами, когда непонятно откуда резко появляются бюллетени за кандидатов от партии власти. Поэтому, с одной стороны – хорошо, с другой – плохо.

В любом случае мы работаем с тем, что имеем, максимально активизируем наши силы. Но повторюсь, мы не «Единая Россия», у нас нет таких ресурсов – ни административных, ни финансовых, мы не можем надавливать на бюджетников, которые там сидят наблюдателями с утра до вечера, у нас нет таких инструментов. Кампания будет очень тяжёлой. Я прошёл три крупные кампании: две – в Законодательное собрание, одну – губернаторскую. Но мне кажется, самой сложной по напряжённости, по объёму работы будет именно кампания в следующем году.

– Ты будешь баллотироваться в Государственную Думу?

– Опять-таки говорить об этом пока преждевременно. Я хотел бы баллотироваться в Государственную Думу, но решение будет принимать высший совет по вопросам выдвижения депутатов в Государственную Думу. Он состоится не раньше февраля следующего года.

«Это не популизм»

– Все говорят о том, что на выборах в Государственную Думу будут принимать участие как минимум три новые партии, которые появились или заявили о себе в этом году. Насколько это изменит политический расклад? И в целом каковы шансы Либерально-демократической партии в Псковской области в 2021 году?

– Что касается малых партий, не хотел бы никого обижать, но пока как серьёзных соперников мы их не воспринимаем. ЛДПР – это старейшая партия в России, она была зарегистрирована 13 декабря 1989 года, ещё в Советском Союзе. И при этом ЛДПР – самая молодая партия не только в России, но и в Европе по среднему возрасту депутатов. Поэтому я думаю, что основная борьба будет между парламентскими партиями.

Я надеюсь на улучшение результата, поскольку с тех пор, как я возглавил региональное отделение, на всех выборах у нас шёл небольшой, но рост. И также прогнозирую, что на выборах в следующем году большое количество избирателей потеряет «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», «Яблоко» может вообще не быть представлено в областном Собрании. Если вы вспомните состав созыва Законодательного собрания 2011-2016 годов, то у Коммунистической партии, если не ошибаюсь, было девять депутатов – на данный момент пять, у «Справедливой России» было пять депутатов – в данном созыве осталось всего два. У ЛДПР было три депутата – три и осталось, и нам не хватило совсем чуть-чуть, чтобы завести четвёртого. Это говорит о том, что поддержка нас населением не сокращается, а у других партий идёт отток избирателей.

– Означает ли это, что в областном Собрании на выборах в 2021 году вы намерены провести не трёх, а четырёх кандидатов?

– Я человек не суеверный, но загадывать не люблю. Мы будем работать, выкладываться по максимуму. Наша работа в течение этого созыва была направлена в первую очередь на работу с избирателями, на приём обращений граждан, на работу с депутатскими запросами и решение социальных вопросов.

– Любая партия скажет то же самое.

– Не уверен. Например, «Единая Россия» – 30 с лишним человек, но я ни разу не видел, чтоб на сессии 90 % из них хотя бы слово сказали. Они ходят туда просто нажимать кнопки. Ни одного законопроекта я от них не видел. Мы переехали в новый штаб, который на 10 метров больше, чем предыдущий, и нам уже некуда складывать папки обработанных запросов. Приём у нас ведётся еженедельно, по-прежнему сохраняются бесплатные консультации юриста, количество часов приёма юриста, который бесплатно (ещё раз сделаю на этом акцент) консультирует граждан по всем вопросам, увеличилось в четыре раза. И количество приходящих к нам на приём граждан также увеличилось в разы. Это не популизм, это факт.

– Количеством папок, наверно, мериться не очень правильно, тут лучше разговаривать о решённых проблемах. Мне кажется, что каждая партия будет говорить о себе хорошо, но посмотреть бы на реальные политические дебаты, когда представители политических партий, глядя друг другу в глаза, будут говорить: «А у нас столько-то граждан пришло на приём, столько-то решённых проблем» – «А вы законопроекты не выдвигали!» – «А нет, мы выдвигали!»

– Если быть объективным, я в дебатах вообще особого смысла не вижу.

– Почему?

– Потому что там всё происходит действительно так, как ты и говоришь. Партия власти просто не приходит. Где должна быть «Единая Россия» – там пустая тумбочка. А кандидаты от других партий говорят примерно одно и то же, совершенно верно. Партия власти, когда ей нужно задать конкретные вопросы, не приходит. Вы помните губернаторскую кампанию 2018 года? Был на ней представитель «Единой России», хоть на одних дебатах, на радио, телеканале? Нет, не был. Понятное дело, что вся область была заклеена плакатами за «Единую Россию», в каждом районе, может, было штук по пять-десять. Едешь по области – и у тебя просто в глазах «Единая Россия». А ты приди в студию, ответь на вопросы, которые нам граждане задают. Но мы не партия власти, мы не можем отвечать за их действия. Их подавляющее большинство, и те законопроекты, которые принимались в этом созыве, некоторые я считаю просто антисоциальными, начиная от пенсионной реформы и заканчивая повышением НДС.

– Почему оппозиционные партии всё время апеллируют к партии власти, а не говорят о том, что бы они хотели сделать, поменять?

– Даже если все оппозиционные партии, так называемая системная оппозиция в областном Собрании, объединятся, мы не сможем перекрыть даже половину голосов от «Единой России». Мы пытались остановить пенсионную реформу, повышение налогов, мы ещё много законопроектов пытались остановить, но не можем это сделать физически. Поэтому, естественно, мы будем об этом говорить.

– ЛДПР не любит организовывать политические блоки на выборах. Тем не менее, понимая то, что оппозиции в областном Собрании критически не хватает голосов, чтобы блокировать законопроекты, готовы ли вы в 2021 году к политическим союзам на выборах в областное Собрание?

– Здесь наша позиция не меняется, она была сформирована Владимиром Вольфовичем Жириновским ещё много лет назад. Мы никакие союзы никому предлагать не будем, но если найдутся политические партии либо наши коллеги из других фракций, которые будут поддерживать идеи ЛДПР и готовы будут нам помогать, почему мы должны от этого отказываться?

Обезопасить здоровье

– По поводу коронавируса хочу спросить: переболели ли сами? И как у вас в партии дела с коронавирусом?

– Слава богу, насколько мне известно, ни один сотрудник аппарата, ни один член фракции и даже никто из районных координаторов не переболел. Я лично сдавал один раз анализ IgM на антитела и три раза сдавал анализ-мазок. То есть у нас всё более-менее чисто, мы максимально выдерживаем нормы СанПиН: ежедневная уборка помещения, куча антисептиков, масок. Когда у нас приёмные часы в региональном отделении, то мы проводим уборку до пяти раз в день.

– Прививку от коронавируса будете делать, когда предложат?

– Да, я бы хотел, но, к сожалению, не знаю, когда она появится в регионе. Лидер партии Владимир Вольфович один из первых сделал себе две прививки, потом привились депутаты Госдумы, сейчас идёт прививание сотрудников центральных аппаратов, но, естественно, на добровольной основе. Как только прививка появится в Псковской области, я хотел бы обезопасить своё здоровье, поскольку у меня в семье уже три человека переболели коронавирусом, и даже моя двоюродная бабушка, тетя Люда: ей 84 года, она переболела достаточно тяжело, но выздоровела без особых осложнений.

Версия для печати










Как часто пользуетесь онлайн магазинами?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...