Честные ответы на острые вопросы. Пресс-конференция Михаила Ведерникова в новом медиацентре ПАИ

В новом медиацентре Псковского агентства информации прошла очередная весенняя большая пресс-конференция губернатора Псковской области Михаила Ведерникова. Участники мероприятия – представители региональных и федеральных СМИ – воспользовались возможностью задать актуальные вопросы и постарались узнать у главы региона, каковы планы раскрытия туристического и экономического потенциала Псковщины, в чём особенность содержания и реконструкции местных объектов культурного значения, быть ли псковскому аэропорту, как утилизировать ТКО, почему рано снимать ограничения в связи с ковидом.

Необходимая площадка

Ирина Фёдорова: Коллеги, добрый день! У нас уже ставшая традиционной весенняя большая пресс-конференция губернатора Псковской области Михаила Юрьевича Ведерникова. Для нас очень отрадно и лестно, что это мероприятие проходит с открытия нашего нового медиацентра. К нам сейчас могут присоединиться все желающие: трансляция ведётся на основных площадках Псковского агентства информации – это сайт, YouTube-канал и паблик в ВК. Михаил Юрьевич, вам слово.

Михаил Ведерников: Добрый день, дорогие друзья! В первую очередь хочу поздравить медиахолдинг и всех вас с открытием нового пресс-центра. Это хорошее событие и для вас для всех, и для всех гостей, которые сюда будут приходить. И я уверен, что вы с коллегами будете этой площадкой делиться, проводить профессиональные мероприятия и давать возможность использовать площадку как пресс-центр. Поэтому это хорошее событие, и я рад, что наша пресс-конференция проходит именно в этом новом помещении. Чтобы не терять время, предлагаю сразу переходить к вопросам. Не так давно мы отмечали 60-летие с момента первого полета человека в космос, поэтому скажу слова Юрия Алексеевича Гагарина: «Поехали!»

Ирина Фёдорова: Я, пользуясь служебным положением, хочу задать первый вопрос. Во-первых, спасибо за пресс-центр. Все мы в последнее время видим, какой существенный поток помощи из федерального центра региону оказывается. Я сейчас говорю про инфекционную службу, про нацпроекты, про строительство дорог. В связи с этим вопрос: не отказываемся ли мы или, может, наоборот, форсируем идею открытия представительства в Москве?

Михаил Ведерников: Нет, мы от этой идеи, конечно, не отказываемся. Я ещё более стал уверен в том, что такая площадка в Москве нам обязательно нужна. Кто бы что ни говорил, кто бы как ни критиковал, но даже если она будет стоить и 10, и 20, и 50 миллионов в год, это всё равно того стоит, потому что одной встречи руководителя субъекта с министром или с вице-премьером недостаточно.

У меня, конечно, есть в Москве помощник, он работает, занимается документами, но нужен статусный человек в должности заместителя губернатора, который мог бы спокойно участвовать в совещаниях и «докручивать» договоренности и решения, которые приняты по результатам переговоров в том или ином ведомстве. Этот статус позволял бы ему общаться и с министрами по необходимости, по крайней мере, в рабочей коммуникации с заместителями министра и с начальниками департаментов правительства. Мы рассматривали разные варианты.

Совсем коммерческие, конечно, для нас дороги, хотя удобно было бы получить представительство в Москва-Сити, где находится целый ряд федеральных министерств, в том числе министерство нашего куратора Дениса Валентиновича Мантрова. Но мы пошли другим путём. Мы договорились с руководителем управления делами президента Российской Федерации и посмотрели те объекты, которые есть у них в наличии. Буквально полчаса назад я смотрел очередное помещение. Думаю, что мы в течение недели определимся, заключим договор, займёмся уже косметическим ремонтом, и, по крайней мере, будет место, где и я во время своих рабочих поездок в Москву смогу проводить встречи и совещания, а не арендовать залы в московских гостиницах, и, конечно, вице-губернаторы и заместители губернатора тоже могут этим помещением пользоваться, проводить встречи, совещания.

Нам такой площадки очень не хватает. Как правило, одна подготовленная московская встреча – это всё равно несколько десятков, а может быть, и сотен миллионов. Поэтому я ещё раз говорю, что это точно того стоит и возможности Псковской области в этом отношении расширятся.

Дороги, речной трамвай и Ледовое побоище

Ирина Фёдорова: Ну что, к вопросам? Наталья Юрченко, ГТРК «Псков».

Наталья Юрченко: Спасибо большое. Туризм – одно из главных направлений развития Псковской области. Но зачастую до туристических объектов добраться невозможно: либо отсутствует дорога, либо отсутствует инфраструктура. И даже нет даже общественного транспорта, чтоб обычный турист мог доехать до этой дороги. Это касается и Сигово, и Самолвы, и Любинска, и других объектов. В Самолве будет построен монумент – а будет ли туда построена нормальная дорога? Сейчас она неплохая, но тем не менее неасфальтированная. И будет ли какая-то инфраструктура, которая будет касаться питания, общественного транспорта, чтобы туристы могли спокойно в удобное время доехать и вернуться обратно?

Михаил Ведерников: Неплохая она с прошлых выходных, до этого она была не очень. Да, мы, безусловно, приведем ее в порядок. Мы договорились, что по окончании строительства заменим асфальтовое покрытие в тех населенных пунктах, через которые эта дорога проходит, потом остальной участок дороги можно отгрейдировать. Она действительно более-менее нормальная, если ее поддерживать в соответствующем состоянии. Там, конечно, асфальт уже давно просит ремонта, но делать это нужно после того, когда завезут все основные материалы, чтоб не разбивать новую дорогу.

Если полностью (там более 30 километров) весь участок приводить в порядок – это почти два миллиарда рублей. Но я думаю, что нам есть куда эти деньги потратить. Но в то же время на совещании под руководством вице-премьера Чернышенко мы этот вопрос все равно не оставили. И если наши ожидания оправдаются в отношении количества туристов, которые туда будут ездить, а для этого, абсолютно справедливо заметили, нужно сделать соответствующую инфраструктуру, то мы поработаем с Минтрансом, чтобы в течение нескольких лет участками эту дорогу привести в порядок.

Что касается инфраструктуры, к этому вопросу нужно подходить тоже очень внимательно, потому что все-таки там есть деревня, где проживают люди, у них привычный уклад жизни. Поэтому сейчас я дал поручение по итогам поездки, мы подготовим несколько вариантов, как можно благоустроить берег, который является излюбленным местом местных жителей и тех, кто приезжает туда. Люди сами выберут или предложат тот вариант, который им понравится. Мы с замминистра строительства предварительно договорились о том, что они помогут нам с финансированием и мы приведем этот берег в порядок.

Сама концепция монумента предусматривает место, где можно будет проводить реконструкцию Ледового побоища, и мы рассчитываем, что это можно будет делать не один раз в год, а может быть, в выходные, когда наибольшее количество туристов будет приезжать, для них будет такое представление.

Там предусмотрены площадки и для строительства небольшой гостиницы, и объекта общепита. Но это уже не совсем наша задача. Наша задача – создать условия. Но мы рассчитываем, что кто-то из инвесторов из турсферы проанализируют поток и наверняка захотят там построить те или иные объекты, тем более что мы инфраструктуру для этого подведем и создадим.

Что касается других туристических мест, не так давно по нашей просьбе, Сергея Владимировича Степашина, владыки и моей, министр строительства проводил совещание с целым рядом министерств, на котором мы попросили поддержать нас в реализации концепции, потому что объектов культурного наследия много, туристических мест много, и приводить в порядок только объекты – наверно, это не совсем правильно и рационально: через какое-то время без внимания, без поддержки, без средств на содержание в должном состоянии они снова придут в негодность. Поэтому, конечно, нужно развивать соответствующую инфраструктуру.

У нас очень хороший пример Псковского туристического кластера: абсолютно очевидно, что это летает, это эффективно. Поэтому мы попросили, и коллеги из федеральных министерств сейчас в течение месяца посмотрят на по крайней мере пятилетнюю перспективу, какие дополнительные средства можно будет предусмотреть, чтобы эту инфраструктуру привести в порядок.

Ну и я уже говорил, администрация Псковского района уже разыграла конкурс и ожидает к октябрю этого года два пассажирских судна, которые будут ходить на Талабы. Это тоже хорошее решение, оно сложное, непростое и недешевое, но оно крайне важное. Значит, мы сейчас ведем переговоры с Минприроды, чтобы углубить русло реки и озеро, где есть необходимость, чтобы можно было судам беспрепятственно ходить. И вы знаете, что в Толбице сейчас тоже ведутся работы, мы до конца лета планируем их завершить – будет причальная стенка. Рассчитываем, что в следующем году (предварительно мы уже об этом договорились, сейчас будем заключать лизинговое соглашение, больше 80 миллионов рублей на это предусмотрено, но мы будем рассчитываться в течение 25 лет) появится очень красивый современный туристический речной трамвайчик, или электробус. Он будет очень интересный, современный, по примеру того, что в Москве около гостиницы «Украина», с панорамными стеклами. Он будет соединять все туристические точки, к которым можно причалить. Я думаю, что он тоже будет очень востребован у жителей и гостей нашего города.

Подводные камни культурного наследия

Ирина Фёдорова: Алексей Семёнов, ТАСС.

Алексей Семёнов: Да, спасибо. В продолжение вопроса Натальи о туризме рядышком граничит тема сохранения объектов культурного наследия, которые являются основой развития, привлечения туристов. Михаил Юрьевич, каковы последние новости в этой теме? Она, понятно, очень широкая и, наверно, заслуживает отдельной пресс-конференции. Я просто конкретизирую пару вопросов.

Михаил Ведерников: И не только со мной, наверно.

Алексей Семёнов: В том числе, конечно. Вопрос номер один касается наших десяти псковских жемчужин – псковских храмов, которые включены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Каковы последние новости, связанные с их сохранением, с их реставрацией? По ряду объектов, я знаю, работы уже в стадии завершение, наверняка есть планы реставрации следующих объектов. И вопрос номер два касается Снетогорского монастыря. Все мы ждем завершения работ по укреплению склонов. Есть ли понимание, когда это может произойти? Спасибо.

Михаил Ведерников: Понимание есть, конечно. Мы всем этим занимаемся в постоянном режиме. Основной контрагент в этой работе – это автономная некоммерческая организация «Возрождение объектов культурного наследия». Мы ставку сделали именно на них. Более того, созданы они в рамках поручения президента. На сегодняшний день 44 объекта культурного наследия находятся у них в работе, в том числе и объекты, которые включены в Список ЮНЕСКО.

Но я, кстати, хочу сказать об этих объектах: как раз они в основном находятся в удовлетворительном состоянии. А вот другие объекты требуют безотлагательного вмешательства. Но проблема в чем? У нас практически ни на один объект нет нормальной исходной документации и нет нормальной проектно-сметной документации. Поэтому часть прошлого года и этот год уходят на подготовку проектно-сметной документации. Мы стараемся сделать все максимально быстро, но излишней спешки здесь быть не должно, потому что объекты важные, серьезные, очень много скрытых нюансов выясняется по ходу – это, конечно, нас сильно вправо смещает по времени. Но крайне важно сделать качественную проектно-сметную документацию, потому что это основа основ. Если будут какие-то ошибки, могут быть серьезные последствия.

С одним из них сейчас столкнулись: конструкции, которые призваны были удерживать стены Троицкого собора, из-за того, что плита треснула, сейчас его не удерживают, а на самом деле разрывают. И конечно, здесь очень важно оперативно провести соответствующие работы и исследования, понять, что нужно делать, и не ошибиться в этом. А что касается Снетогорского монастыря, в этом году проектно-сметные работы будут завершены, на это предусмотрено порядка 12 миллионов, средства есть, и дальше уже будем приступать к реконструкции, к противоаварийным работам.

Летят самолёты, идут поезда

Ирина Фёдорова: Ирина Каплан, «Московский комсомолец в Пскове».

Ирина Каплан: Михаил Юрьевич, вы неоднократно говорили, что надо сделать Псковскую область доступным регионом. В связи с этим вопрос: какие усилия будут приниматься в этом направлении? Планируется ли организовать новые направления, запустить новые поезда? И также будет ли в ближайших планах модернизация псковского аэропорта?

Михаил Ведерников: Спасибо за вопрос. Но я начну с поездов. Нужно тоже очень внимательно подходить к этому вопросу. В сторону Пыталово мы возобновили по просьбам местных жителей железнодорожное сообщение. Несколько десятков, может быть, пару сотен обращений было по поводу того, как это направление нужно. А в итоге мы увидели, что там ездит 5-10 человек. Конечно, это нерентабельно, смысла в этом нет никакого, и нам пришлось это железнодорожное сообщение заменить автобусным.

Похожая ситуация с поездом Псков – Великие Луки: мы видим, что количество людей, которые едут из Пскова в Великие Луки, абсолютно небольшое, но тем не менее из соседних или из близлежащих районов люди достаточно активно этим направлением пользуются. Прошлый год был непоказательный в силу пандемии, мы посмотрим в этом году. Это же все деньги из бюджета, это стоит порядка 30 миллионов в год, мы регион небогатый, поэтому к этим вещам нужно относиться рачительно. Но я все-таки рассчитываю, что направление будет востребовано и мы его оставим. Может быть, оно не так интересно от начальной точки в конечную, но внутрирегиональная транспортная доступность, конечно, от этого выигрывает.

Что касается аэропорта, вы знаете, что с начала апреля мы сделали регулярное ежедневное сообщение между Псковом и Москвой. Договорились, сдвинули по времени, чтоб было удобнее, потому что вылетать в семь утра совсем рано, особенно некомфортно для тех, кто живет не в Пскове, кому нужно доехать.

Сразу же хочу прокомментировать. Вижу и разделяю негодование людей, когда задерживаются рейсы, но мы небольшой регион, и больших трудов стоило сюда привлечь авиакомпании, поэтому большинство рейсов у нас стыковочные. Хотя мы добились того, что у нас московский самолет ночует: это хорошо, это дает практически стопроцентную гарантию своевременного вылета.

Но я ответственно могу заявить, что задержек вылета, связанных с неготовностью полосы, больше не будет. Почему? Вы все знаете, в каком состоянии находится «Псковавиа». Компанию, к сожалению, не спасти: там как было полмиллиарда долгов, ничего с этим не сделать, и сейчас уже проходит процедура банкротства, она неминуема. Но для того, чтобы все-таки сохранить аэропорт и иметь возможность развивать авиасообщение, создано новое юридическое лицо, называется «Аэропорт «Княгиня Ольга». Собственно, это тоже решение, которое позволит администрации области субсидировать компанию и своевременно выплачивать сотрудникам аэропорта заработную плату.

Я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить их за понимание, за терпение, за то, что они не ушли работать в другое место. Но вся эта эпопея с задержками теперь уже позади. До этого мы могли платить только тогда, когда задолженность по заработной плате будет составлять более трех месяцев. Вот такая проблема. «Княгиня Ольга» получила все соответствующие сертификаты.

Все, что люди писали по поводу состояния туалетов, прекрасно знал, видел, сам там несколько раз был. Сейчас ремонт туалетов уже начат, и мы рассчитываем, что в течение двух-трех месяцев они будут приведены в порядок. Сам согласовывал макет, как это должно выглядеть, все будет прилично, так же как и здесь. Пока по этому терминалу все.

Да, появился новый автобус – я думаю, что все его видели, оценили: это ни много ни мало 17 миллионов рублей, тоже приличные деньги, но мы сделали так, чтоб люди в соответствующих условиях могли передвигаться от самолета до аэропорта.

Мы ведём переговоры с потенциальными инвесторами, у одного вполне серьезные намерения, это один из крупнейших операторов в стране. Они планируют строительство нового терминала, и когда будет построен новый терминал, тогда уже будем заниматься реконструкцией старого. Но я сразу же хочу сказать, что это небыстро, в связи с банкротством очень много юридических моментов, подводных камней, поэтому здесь мы консультируемся, советуемся, согласовываем, двигаемся очень аккуратно. Это «микрохирургия» – сохранить аэропорт и сохранить эти регулярные рейсы. Как я не раз уже говорил, как только мы достигнем пассажиропотока 130 тысяч пассажиров в год, аэропорт будет окупаемый, нам не придется его субсидировать.

Что касается новых маршрутов, основные маршруты мы на сегодняшний день сделали: они востребованные, рентабельные. Но эта история нам тоже стоила денег: это 122,5 миллиона рублей, это субсидии, причем где-то это субсидии только региональные, по отдельным направлениям, где-то это субсидии напополам с другим регионом, например Калининград или Минеральные Воды, и субсидия из федерального бюджета минтрансовская. Поэтому будем смотреть по необходимости.

Мы разговаривали с руководством компании «Сколот» (небольшие моторные самолеты): они хотят попробовать летать в Минск в контексте наших договоренностей с президентом республики. Пока эта опция запрещена, но мы очень надеемся. Мы по прошлой неделе показали почти -23% ежесуточной заболеваемости. Если у нас динамика будет улучшаться, я буду просить Татьяну Алексеевну Голикову согласовать этот маршрут. Я уверен, что он будет востребованный, но опять же он будет коммерческий, надо смотреть, сколько он будет стоить. Потому что когда они пустили рейс на Питер, меня попросили: «У себя в Instagram напишите», – я говорю: «Нет, я о билетах такой стоимости писать не буду. Мне кажется, у вас люди летать не будут, потому что есть много других альтернативных путей».

Ну и на Симферополь впервые будет летать большой самолет компании «Сэвэн». Я очень рассчитываю, что это начало нового сотрудничества. Три компании претендовали на этот маршрут, и вот они вышли – это будет аэробус, 147 или 149 посадочных мест, но с учетом опыта прошлых лет, я думаю, тоже будет востребован. Поэтому планы такие.

Многомиллионный полигон

Ирина Фёдорова: Олег Константинов, «Курьер».

Олег Константинов: Спасибо. Газета «Курьер». Михаил Юрьевич, кстати, спасибо вам за Калининград, потому что теперь можно летать в Калининград –там замечательно.

Михаил Ведерников: Я смотрю, там заполняемость хорошая. Мне каждый рейс присылают информацию – там 45, 47, 50.

Олег Константинов: Там замечательно работают и экскурсоводы, и фирмы, и вообще все супер. И в Калининграде есть на что посмотреть. По крайней мере, рвусь лично второй раз туда лететь.

Михаил Ведерников: Город очень красивый, комфортный, и коллега мой Антон Андреевич его сейчас очень развивает.

Олег Константинов: А сейчас позвольте поближе к земле. Будет ли решена в области злополучная проблема со свалками? Можете ли вы лично успокоить жителей Палкино, Новой Уситвы, Острова в том, что экотехнодром не будет угрожать ни местным жителям, ни реке Великой в трех километрах, ни военному аэродрому?

Михаил Ведерников: Я хочу провести параллель со строительством завода «Титан». Отдельные критики и оппозиционеры кричали, что «вот он сюда сейчас химпром тащит, ему здесь не жить» и так далее. Именно благодаря нашей принципиальной позиции инвестор увеличил стоимость проекта более чем на один миллиард рублей, и это даст, скорее всего (это, конечно, покажет экспертиза), ему возможность работать в более низком классе опасности.

Мы к этим вещам относимся принципиально. И когда пытаются на этой теме спекулировать, я хочу сказать так: мы можем, конечно, всем рассказывать, что Псков – это зеленая зона, но мы должны для себя честно понимать и как задачу принимать, это на сегодняшний день, к сожалению, далеко не так. У нас есть проблема с пестицидами, мы ведем сейчас переговоры с соответствующим министерством и с правительством и для себя как задачу поставили: их тоже нужно утилизировать должным образом и желательно не на территории Псковской области.

У нас есть проблема (я бы назвал их по-честному – помойки) с помойками. Это не свалки и тем более не полигоны. У нас полностью или в большей степени соответствуют всем требованиям, наверно, только порховский и островский полигоны. Все остальное, кстати, сейчас стало пристальным объектом внимания прокуратуры.

Но если глобально обо всем этом говорить, хотим мы или не хотим (но мы, конечно, хотим и сделаем это), к 2024 году мы обязаны соответствовать всем тем требованиям, которые прописаны в нацпроектах утилизации мусора. Это может дать только абсолютно новый полигон с предварительной сортировкой и с соответствующими технологиями. Таких полигонов в Псковской области нет. Мы по этому пути двигаемся, и как только это решение будет принято, все остальные свалки, полигоны и помойки будут закрыты.

И кстати, в отношении порховской свалки уже сейчас работают над проектно-сметной документацией для ее рекультивации. Все это в планах, и мы постараемся. Но это произойдет в течение двух – двух с половиной лет, не раньше. Раньше это просто технологически невозможно сделать. Причем строительство занимает чуть меньше года, строительство – это не самое главное, важнее вопрос именно согласований, получения всех заключений и экспертиз. Поэтому мы будем смотреть.

Одна из наиболее подходящих площадок – это, конечно, площадка в Палкинском районе: 170 гектаров, огромная площадка. Сейчас проводятся комплексные исследования, чтобы понять, можно ли там делать полигон, в любом месте площадки можно делать или на каком-то особенном месте. Исходя из этого мы уже будем смотреть.

Пока этот полигон не будет построен, нужно правильно распределять отходы. Все областные отходы нельзя делить на гдовские, печорские, островские, псковские. Это принцип большой семьи: мы живем с вами в одной квартире, мы одна большая семья. И если бабушка из центральной комнаты запрещает кому-то из спальни ходить через свою комнату, наверно, тот, кто ближе к кухне живет, может что-то в отношении бабушки сделать, да? Уж извините за такое сравнение, но так и есть. Это первое.

А второе, когда в отдельных районах кричат, что «нам не нужен мусор от них», друзья, давайте так: на вашу свалку сейчас возят мусор из Ленинградской области, просто никто не афиширует, и кто-то на этом греет руки. Никакого же контроля нет? В связи с нынешним состоянием свалка использоваться не может? Хорошо, давайте мы представим: сейчас прокуратура даст представление о том, что эта свалка использоваться не может, ее закрыли – куда наши с вами коллеги будут свой мусор возить? В Остров? Они скажут: «Нам не нужен их мусор». В Печоры или в Порхов? Поэтому здесь есть ситуации, когда мы все друг другу должны помогать. Мы же показали, что мы это можем делать, и во время пандемии, и в других ситуациях, в «Бессмертном полку» мы объединяемся. Давайте объединимся!

Я считаю, что зря так негативно реагируют на эту тему. Если регоператор готов выделить 20 миллионов рублей, которых нет у муниципалитета, взять этот полигон в аренду, привести его в порядок и временно разместить более равномерно мусор… Если есть другое решение – скажите. Если нет другого решения – пусть муниципалитет что-то продаст, если есть что продать, что еще не продано, и выделит эти средства, но я в этом очень сомневаюсь. Перекладывать это все на плечи областной администрации? Ну хорошо, мы, конечно, эту тему не упускаем, мы ее решим, но у меня тогда вопрос: зачем там вся эта муниципальная власть, если мы за них работаем в ручном режиме? Как-то так.

Отставка по-мужски

Ирина Фёдорова: Максим Федоров, «Первый Псковский».

Максим Фёдоров: Вопрос по недавним событиям: концерт, который был в Ледовом дворце с последующими отставками некоторых людей. После этого возникла волна обсуждения в соцсетях. Зачастую, когда обсуждается усиление или ослабление карантинных мер, привлекаются эксперты или люди из пострадавших отраслей. Может быть, как-то это поменять, чтобы не возникали такие активные обсуждения и недовольство?

Михаил Ведерников: Я вас призываю немножко более внимательно с информацией работать и почаще приходить на наши мероприятия. Любому заседанию оперштаба предшествуют совещания. Иногда они носят открытый, иногда – закрытый характер, но поверьте, мы очень активно работаем с экспертами всех сфер: и с медицинским сообществом, и с представителями общепита, и с представителями туристической сферы, и с промышленниками. Уточните у Аркадия Мурылева в конце концов, как мы отрабатывали те или иные меры поддержки или те или иные ограничения.

Что касается концерта данной артистки, к ней абсолютно никаких вопросов нет: они артисты, они таким образом зарабатывают себе на жизнь, ездят по регионам. Но организаторы должны обеспечивать исполнение требований и ограничений, которые предусмотрены в каждом регионе.

Поэтому что касается отставок, я считаю, что Иван Штылин поступил по-мужски. Мы не закончили служебную проверку, и не факт, что было бы кадровое решение по итогам служебной проверки, но он абсолютно по-мужски поступил, принес заявление и сказал, что «я просто не смогу смотреть в глаза родителям тех деток, которым мы запрещаем проводить спортивные соревнования, после того, что произошло». Мужской поступок. Жанна Николаевна ушла не поэтому, ее отставка с этим никак не связано, хотя в отношении комитета тоже проводится проверка. А в отношении организаторов есть два заявления в суд – от Роспотребнадзора с просьбой оштрафовать на 200 тысяч рублей и от комитета по культуре с просьбой оштрафовать на 50 тысяч рублей.

Я знаю, что Клава Кока сама заболела, надеюсь, что это не коронавирус, и хочу искренне пожелать ей скорейшего выздоровления, но тем не менее это все-таки тоже сигнал, что нарушения этих правил бесследно не проходят. Никакого желания убивать эту отрасль нет, наоборот, всем хотелось бы быстрее вернуться к нормальной жизни.

Максим Фёдоров: А по факту там было большее количество людей, чем было согласовано Роспотребнадзором?

Михаил Ведерников: Установить сложно, это можно сделать только по видео с мобильных телефонов. По нашей оценке, было больше. Но вопрос не в том, что было больше, хотя это тоже нарушение. Вопрос в том, что организаторам было предписано, что люди должны находиться в средствах защиты и сидеть на определенном расстоянии друг от друга, как это происходит в театрах и в филармонии, а там все на эмоциях – наверно, хороший артист – пошли на танцпол, и этого, конечно, допускать нельзя было.

Максим Фёдоров: Спасибо.

Закрытие колонии и раскрытие преступной схемы

Ирина Фёдорова: Михаил Юрьевич, когда готовились к мероприятию, мы понимали, что нас будут смотреть районные редакции в своих муниципалитетах. Мы, конечно, собрали вопросы, чтобы у них была возможность тоже в этом поучаствовать. Себежский район. Есть информация о том, что колония в Идрице ликвидируется. Естественно, есть опасения, что это вызовет безработицу, так как колония была местом работы большого количества людей. Чего ждать?

Михаил Ведерников: Эти риски, конечно, есть. Мы с руководством ФСИН по этому поводу говорили. Мы, к сожалению, не можем как региональная власть повлиять на это решение, и если они считают, что она там не нужна и такого количества постояльцев там уже не будет, наверно, это просто неэффективное расходование бюджетных средств, поэтому такая данность. Но в то же время мы с руководством ФСИН договорились, что они внимательно отнесутся к тем людям, кто находится в работоспособном или в предпенсионном возрасте.

Мы со своей стороны тоже к этому процессу подключимся и постараемся предложить трудоустройство или в системе ФСИН (они предложат), или где-то в районе. Поэтому постараемся, чтобы все прошло с минимальными последствиями.

Ирина Фёдорова: Спасибо. И по Порховскому району: работы на набережной Шелони встали. Что там вообще сейчас происходит?

Михаил Ведерников: К сожалению, пока ничего. Это издержки того самого 44-го закона, который, с одной стороны, дает всем равные возможности для участия в конкурсах, а с другой стороны, не защищает нас, заказчиков, от недобросовестных подрядчиков.

Действительно, работы встали. Мы несколько раз вместе с районной администрацией пытались убедить по-хорошему подрядчика, что все нужно доделать, но мы уже с помощью соответствующих структур посмотрели историю руководителя, который недавно продал фирму и ушел с должности директора: это уже не первая история, они много где уже так поразвлекались. Мы будем обращаться в суд, расторгать контракт, возмещать убытки, по новой разыгрывать конкурс. Ну и я очень надеюсь, что правоохранительные органы тоже дадут свою оценку этому, потому что там явный вывод денег, как мы предварительно видим, и преднамеренное банкротство.

Время покажет

Ирина Фёдорова: Максим Андреев, «Аргументы и факты – Псков» и «Псковская правда».

Максим Андреев: В этом году у нас выборы в областное Собрание, они пройдут по новым правилам. Александр Козловский уже озвучил свой прогноз, по которому порядка 50% депутатов сменятся в новом составе.

Михаил Ведерников: Что вы имеете в виду под новыми правилами?

Максим Андреев: Меньшее количество депутатов будет избрано.

Михаил Ведерников: Нет, это результат будет другой.

Максим Андреев: Иная конфигурация.

Михаил Ведерников: Да. Правила те же.

Максим Андреев: Интересует ваш прогноз, как сильно поменяется, на ваш взгляд, состав Собрания нового созыва, вырастет ли статус каждого конкретного депутата в связи с тем, что их будет меньше. И ваша оценка: администрации будет проще работать с депутатами, сложнее или ничего не изменится?

Михаил Ведерников: Александр Козловский сказал про обновление в Госдуме?

Максим Андреев: Он сказал, что в Госдуме изменится порядка 50% и он думает, что в Собрании Псковской области будет примерно то же самое.

Михаил Ведерников: А, он в целом про Думу. Я думал, он про себя. Да, 50-процентное обновление логично, когда из двух действующих депутатов идет только один, как раз получается 50%. Но если серьезно, да, Александр Козловский рассматривается как кандидат и будет кандидатом от партии «Единая Россия». Что касается списка, кандидат, очевидно, будет другой.

Что касается Псковского областного Собрания, я думаю, процентов на 40, наверно, будет обновление. Время покажет. Причем это будет не только по списку (имею в виду список и одномандатников «Единой России»), я знаю, что и другие партии тоже несколько меняют перечень кандидатов.

Что касается уменьшения количества депутатов, это было мое предложение, я не скрою. Я считаю, что 26 депутатов – вполне рабочий орган, у нас не такой большой регион, мы не многонациональная республика, поэтому 26 депутатов хватит. Это, безусловно, накладывает определенную ответственность и на кандидатов (избираться будет сложнее), и на депутатов: практически в два раза увеличивается количество избирателей, которых они будут представлять. Мне кажется, это будет более профессиональная и более предметная работа и внутри депутатского корпуса над законотворческими инициативами, и во взаимодействии с администрацией.

Хотя я хочу искренне сказать слова благодарности действующему составу Собрания, всем депутатам: мы очень предметно, активно и плотно работаем по многим направлениям. И хочу сказать, что значительная часть из того, что у нас получилось, – это благодаря, во-первых, включенности, а во-вторых, активной и профессиональной позиции действующего депутатского корпуса. Поэтому это не претензия к этому составу, это жизнь идет, все меняется. Я просто думаю, что с учетом новых вызовов и задач новый состав будет более мобильный и более оперативный.

Коварная статистика

Ирина Фёдорова: Я предлагаю слово Константину Калиниченко, «Эхо Москвы в Пскове».

Константин Калиниченко: Спасибо. Михаил Юрьевич, мы видим, что в последние недели статистика смертности по причине коронавируса такая: три-пять человек каждый день. На этом фоне вроде как сокращается ежедневное количество заболевших. Уже должны были посчитать декабрьские, январские и февральские случаи смертности от ковида. Вот в чем логика? Или статистику начали по-другому считать, или тут есть какая-то другая закономерность? Ну и вторая часть вопроса тоже про Ледовый дворец. Понятно же, что вся эта история не столько про Ледовый дворец, Ивана Штылина, отставки, а про то, что на площадке было достаточно много людей, которые вели себя так, как будто этого 2020 года не было.

Михаил Ведерников: Да, конечно, будто ничего не происходит.

Константин Калиниченко: Видимо, таковы общественные настроения сегодня. Не может ли такое общественное поведение широких народных масс быть основанием для, может быть, постепенного, но снятия ограничений, раз уж люди сами все сняли?

Михаил Ведерников: Категорически нет. Я понимаю и разделяю усталость людей, желание вернуться к нормальной жизни, но мы видим (слава богу не на примере своего региона), к чему это приводит. Посмотрите внимательно, что сейчас происходит в Турции. И это как раз результат того, когда не смогли выбрать правильный баланс между сохранением управляемой эпидситуации и экономикой. Вот они сделали упор на экономику. Они все расстроены, они говорят: «Мы очень надеемся, что наши власти договорятся и к нам снова все полетят». Да власть-то не против. И все прекрасно понимают, что и нашим людям тоже хочется отдохнуть, но нельзя, у них там сейчас в пять раз скакнула заболеваемость. Это же законы эпидемиологии, и здесь все взаимосвязано. Это первое.

Второе: мы очень внимательно относимся к возможностям снятия ограничений. Впереди выпускные в детских садах. Очень много обращений, и я пообещал людям, что мы найдем способ, чтоб можно было родителям присутствовать, чтоб можно было фотографа пригласить. Но мы сейчас работаем над моделью, чтобы это было безопасно. Ни у кого не будет большой радости, если после того, как разрешат в таком формате провести утренники, через месяц бабушка на тот свет отправится просто потому, что кто-то придет и эту заразу домой принесет. Но таких примеров много. Мы каждый день с утра до ночи всем этим занимаемся.

Да, и ещё важный момент. У нас уровень заболеваемости сейчас управляемый, я бы даже сказал, комфортный для системы медицины: все успевают, часть людей дома лечатся. Сегодня вручал благодарности девушкам, которые героически в Псковской городской больнице тушили пожар и спасли 34 человека больных. Вот они уже перешли в абсолютно плановый режим работы. Поэтому мы серьезных рисков на сегодня не видим, но тем не менее признаем критику со стороны федерального центра: мы входим в число регионов, где уровень заболеваемости выше среднероссийского – это серьезные цифры, к ним тоже нужно очень правильно и настороженно относиться.

Что касается уровня заболеваемости, цифры я даю за прошедшие сутки. А в статистике смертности, вы абсолютно правильно сказали, все-таки идет определенная задержка. Мы предполагаем, что месяца два, наверное, ещё будут высокие цифры. Хотя цифры тоже относительно высокие: у нас – 0,7, по Северо-Западу – 2,7, по России – 2,2. То есть в целом у нас все равно ситуация управляемая, за что нашим медикам просто низкий поклон и огромное спасибо.

Но точно сказать, почему это, тоже никто не может. Мы все-таки связываем с тем, что, во-первых, часть людей, которые заболевают коронавирусом и лечатся дома, легкомысленно начинают к этому относиться, особенно люди в возрасте и с патологиями, и обращаются в самый последний момент, когда уже серьезные проблемы. А болезнь очень коварная, я на своем примере знаю: у меня было 5 и 15 % поражения легких, все уже вроде бы нормализовалось, все хорошо, и потом поехал делать КТ – в нижней части, где было поражение, все ушло, а в верхней части появились «стекла» и новые очаги, и пришлось по большому счету второй курс еще раз проходить. Очень опасная вещь, ее нельзя недооценивать.

Поэтому я думаю, что это связано даже не с последней волной, а с первой волной заболевания, которая была год назад. Что говорят специалисты, эксперты? Что болезнь поражает мягкие ткани: это сердце, печень, легкие и так далее. И если у людей есть проблемы с этими органами, то это потом просто негативно стреляет вдолгую. И мы сейчас очень серьезно рассматриваем возможность, кстати в том числе на базе Псковской городской больницы, реабилитации для пациентов, кто тяжело болел, чтобы за ними все-таки смотрели и выхаживали. И мы считаем, что это в будущем может сократить количество летальных случаев.

Донести до урны

Ирина Фёдорова: Великие Луки, Ксения Фадеева, телерадиокомпания.

Ксения Фадеева: Добрый день! Совсем недавно вы встречались с главным архитектором Псковской области. В частности, обсуждался вопрос внешнего облика Пскова и введения единого дизайн-кода. Этот вопрос также актуален для центра Великих Лук. Скажите, насколько быстро практика региональной столицы распространится на все муниципалитеты?

Михаил Ведерников: Я соответствующее совещание с главами уже провел. Заставить я их не могу, но настоятельно попросил, чтобы они начали эту работу. Она сложная, наверно, даже в ближайшей перспективе неблагодарная и, может быть, неочевидная, но это важно.

Я уже приводил пример Москвы, как та же Тверская была затянута этими ужасными баннерами, перетяжками, рекламой и как красиво сейчас смотрится центр Москвы: открылись фасады, открылось небо, стало больше воздуха, на магазинах нет хаотичной рекламы. Мы с Братчиковым этой темой в Пскове занимались почти два года. Я хочу поблагодарить Александра Николаевича и его команду. Он, конечно, сначала скрепя сердце в этот процесс погрузился, но втянулся, мы видим результаты.

Кстати, и Псковское агентство новостей уже по новым требованиям разместило свое название на фасаде. Результат будет. Я думаю, что в городе мы результат на отдельных улицах увидим уже до конца лета, потому что в июне заканчивается срок, когда все должны все привести в порядок. Я вижу, что далеко не все чешутся по этому поводу. Дальше будет проведена претензионная работа, всем будут выданы предписания, в течение месяца люди должны будут это демонтировать. Если они это не сделают, это будет в одностороннем порядке демонтировано, утилизировано на складах подведа администрации области. И если в течение определенного времени эта конструкция не будет выкуплена и не будут оплачены услуги за демонтаж, тогда администрация области подает в суд.

Но, с другой стороны, те, кто сейчас открывает новые учреждения, магазины, торговые точки, делают это уже по новым стандартам, и вид, конечно, абсолютно другой. Псков был сложным, тут все проблемы, которые в любом областном центре области могут появиться, есть, поэтому мы поработали здесь, набили себе шишек. Псковский район, кстати, тоже достаточно активно к этой работе подключился, молодцы.

Эта нормативно-правовая база будет передана в районы, в города, и мы будем смотреть, насколько оперативно и качественно эта работа проводится. Я абсолютно с вами согласен, что Великие Луки заслуживают того, чтобы раскрыться и показать свои фасады, где-то нам показать, что еще нужно будет доделать в ближайшее время. Но город красивый, со своей историей – конечно, важно, чтобы эта работа была проведена.

То же самое касается и требований к уборке города, к уборке на улице за домашними животными. Я Саше Братчикову привез несколько фотографий из Москвы, где стоят антивандальные контейнеры с мешочками: можно выдернуть мешочек, надеть на руку, сделать все, что положено, выкинуть его и каждый день со своей собакой выходить гулять в чистый двор или в чистый парк. Постараемся в ближайшее время несколько таких парков и излюбленных мест, где гуляют с домашними питомцами, оборудовать, попробуем людей призвать к тому, чтобы это все соблюдалось, обкатаем, потом будем рекомендовать в других городах и населенных пунктах Псковской области.

Замечание из зала: У нас такой контейнер для животных был, он не убирался, до сих пор на площади Победы – это я так, для информации.

Михаил Ведерников: Важно, чтобы были созданы условия.

Замечание из зала: Вы уж простите, вообще нормальные собачники ходят с пакетами.

Михаил Ведерников: Далеко не все. Этот пакет им тоже нужно найти. За границей стоят отдельные емкости, потому что все-таки фекалии животных, особенно собак, достаточно агрессивные, их тоже нужно утилизировать определенным образом. Но хотя бы просто до урны доносили – и то бы уже хорошо было.

Во избежание ДТП

Ирина Фёдорова: От Псковского агентства информации и здания с новой вывеской – Александр Машкарин.

Александр Машкарин: Михаил Юрьевич, добрый день. Вы про собак, а я про зебру. Уже на протяжении нескольких лет в Пскове уничтожаются пешеходные переходы, и жители Пскова этим возмущаются. Приведу цитату известного Ильи Варламова, который говорит, что Псков, его любимый город, превращают в рай для автомобилистов. Как вы к этим инициативам сокращения числа пешеходных переходов относитесь? И может быть, стоит пересмотреть транспортную схему, сделать в Пскове хотя бы некоторые небольшие центральные улицы пешеходными? Спасибо.

Михаил Ведерников: Вопрос, наверно, больше к городской администрации, но я отвечу. Я не вижу в этом никакой проблемы и, наверно, не соглашусь с вами: нет никакой экспансии со стороны автомобилистов на пешеходов. Все эти решения принимаются на городской комиссии по безопасности дорожного движения. У меня Instagram – это живой, мгновенный индикатор того, когда где-то что-то принимается или происходит не так. Не было обращений по этому поводу, честно. Это первое.

Второе: насколько я знаю, решения в основном принимаются в отношении тех пешеходных переходов, где происходит достаточно большое количество дорожно-транспортных происшествий. Если такие пешеходные переходы либо определенным образом переоборудуются, чтобы они становились безопасными, либо убираются, если в них нет острой необходимости, в этом ничего плохого не вижу.

Что касается пешеходных улиц города, были предложения и Пушкинскую сделать пешеходной, но опять на уровне разговоров. Если инициативная группа жителей города выйдет с таким обращением, я думаю, что администрация города с удовольствием этот вопрос рассмотрит. Я – за, но очень важно, чтобы мы не сделали для людей, которые живут в той или иной части города, дорогу к дому труднодоступной, невозможной, где будет не подъехать и так далее. Эти вещи нужно посмотреть. Это первое, и второе – чтобы излишне не перегрузить движение на других улицах. Если такие решения возможны, конечно, я за пешеходные улицы: это будет и абсолютно новый туристический объект, и для жителей города место, интересное для прогулок, его можно будет особенным образом развивать. Если такие предложения будут, я думаю, что мы с Александром Николаевичем обязательно это рассмотрим.

К разговору о пешеходных переходах: я посмотрел статистику ДТП – она три года значительно снижается. Это говорит о том, что комиссия по безопасности дорожного движения работает правильно. Мы с Овсянником Алексеем Викторовичем в конце прошлого года, обеспокоенные количеством ДТП и статистикой смертности, создали региональную рабочую группу, где анализируем количество ДТП, принимаем соответствующие решения. Я собрал глав, попросил, чтобы они у себя на уровне районов тоже такие группы создали, чтобы они более детально изучали проблемные моменты и предлагали, что можно сделать, чтобы мы в том числе средства закладывали и средства экономии в дорожном фонде предусматривали на эти мероприятия.

Субсидии и «Чистая вода»

Ирина Фёдорова: Хочу процитировать вопрос из Печор: «Михаил Юрьевич, большое спасибо, что уделяете время проблемам муниципалитета, в том числе Печорскому району. За последнее время в Печорском районе появилось много объектов спортивной, коммунальной инфраструктуры. Но есть одна важнейшая проблема – водоснабжение и водоотведение в населенных пунктах». Далее перечисляются эти пункты, и вопрос в следующем: «Данный вопрос не решить без участия региональных властей. Планируют ли областные власти оказывать помощь муниципалитету в строительстве объектов инфраструктуры водоснабжения и водоотведения?» Похожие вопросы есть и в других муниципалитетах, что ожидаемо.

Михаил Ведерников: Давайте разделим эти вещи. По всем муниципалитетам мы планово работаем с субсидиями и по проекту «Чистая вода». Но ситуация везде разная: где-то уровень обеспеченности питьевой водой составляет порядка 40%, где-то 80%. Понятно, что те 20% необеспеченных в этом муниципалитете тоже хотят водоснабжение, но мы все-таки сначала будем подтягивать тех, у кого самая проблемная ситуация. Это не значит, что мы в других муниципалитетах ничего не будем делать, но акценты будем ставить все-таки там, где уровень обеспеченности чистой питьевой водой наиболее низкий.

Что касается Печор, там, по-моему, порядка 300 миллионов рублей заложено на полную реконструкцию трех КНС, обустройство ливневой канализации, и в городе будут проведены достаточно большие работы. Это делается совместно с Ростуризмом, по их программе. Еще в нескольких населенных пунктах будет реализовываться эта программа, но мы рассчитываем, что все-таки часть инфраструктуры мы попробуем привести в порядок в рамках федеральных денег по другим программам.

Дорожный феномен

Ирина Фёдорова: Спасибо. Нина Витковская, радиовещание ГТРК «Псков».

Нина Витковская: Добрый день. Я вернусь к дорожной теме, и мы видим активную работу по нацпроекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Вы не так давно сказали, что в каждом муниципалитете будет создана комиссия по приемке новых дорог. И как только мы эту информацию разместили, сразу же нам в редакцию пошли звонки из районов: кто войдет в эту комиссию и не будет ли там заинтересованных лиц, которым лишь бы сдать эту дорогу и дальше уехать?

Михаил Ведерников: Насколько помню, я немножко не так сказал или оговорился. Но я все-таки имел в виду комиссии, о которых только что сказал выше: именно комиссии по безопасности дорожного движения, в задачи которых в том числе будет входить и приемка дорог, хотя там есть кому контролировать. Сильной стороной этого решения является то, что комиссии межведомственные и договориться с представителями МВД, Следственного комитета и прокуратуры, я думаю, будет крайне сложно даже на районном уровне. Это не исключает областного контроля даже за муниципальными дорогами.

Кстати, коллеги из правоохранительных органов тоже очень внимательно за этим смотрят – именно благодаря им мы нашли в Великих Луках дорогу, которую «отремонтировали». Я думаю, что там все перспективы уголовного дела: не положили верхний слой асфальта, но написали, что положили.

Что касается дорог в целом, мы идем очень неплохими темпами. Елкин сегодня в Минтрансе, я надеюсь, что он привезет нам хорошие новости. Я просто приведу статистику, что в том же 2017 году дорожный фонд составлял 4-4,5 миллиарда рублей, но, к сожалению, из-за особенностей дефицита бюджета Псковской области часть этих денег, практически половина, уходила на социальные нужды, потому что просто не хватало для того, чтобы выполнять обязательства перед людьми. Последние два года дорожный фонд составляет порядка 8-8,5 миллиарда рублей, и все эти деньги идут на реконструкцию дорог, на установку камер, систем весового контроля и т. д. В этом году мы вышли на 10,75 миллиарда рублей на дороги, то есть в позапрошлом году мы отремонтировали, по-моему, 300 километров дорог, в прошлом – 355. Я очень рассчитываю, что мы подойдем в этом году к 400 либо уйдем за 400.

И мы надеемся и рассчитываем, предварительно уже договорились, что где-то полтора миллиарда во второй половине года нам еще докинут на дороги. Суммы серьезные, поэтому мы так принципиально относимся к качеству дорог. Я ездил, инспектировал, даже попросил Елкина, чтобы они посчитали, где подрядчики плохо выполнили работу, сколько это будет стоить. Просто мне даже самому интересно, какой тогда смысл делать ремонт дорог. По некоторым объектам мы заставим подрядчиков, и они до посинения будут переделывать и сделают как положено, потому что мы платим за новую дорогу, нам не нужны там никакие заплатки и тем более «слоники». Но мне просто интересно, где порог рентабельности. Мы смотрели по всем инертным материалам – там никто ничего не ворует, там все кладут как положено, но, наверно, потому что поздно делали, не с должным вниманием отнеслись к качеству верхнего слоя покрытия.

Мне кажется, с учетом тех объемов, которые я озвучил, даже с 10-15-процентной рентабельностью можно качественно работать, планировать закупку техники, иметь постоянное количество хороших, качественных рабочих, спать спокойно и прилично зарабатывать. Не знаю, какой-то феномен, будем разбираться.

Переходу быть!

Ирина Фёдорова: Ирина Борковская, Luki-News.

Ирина Борковская: Михаил Юрьевич, добрый день. Я часто вижу, в Instagram у вас под постами жители жалуются на дороги в Великих Луках и пишут, что дороги как после войны. И конечно, всех беспокоит подземный переход. У меня такой вопрос: когда будет завершено строительство подземного перехода и будет ли что-то сделано с дорогами? Например, с центральными улицами, тем же проспектом Ленина. И еще у меня вопрос по поводу освещения: есть моменты, когда у нас не все фонари горят, и хотелось бы узнать, будет ли улучшение. Мы обращались даже в администрацию города, получили ответ, что они входят в первоначальный этап. Но, к сожалению, уже прошло шесть недель, а освещения как нет – так и нет.

Михаил Ведерников: Я попрошу вас по освещению взять тогда всю переписку своих коллег, мы разберемся.

Ирина Борковская: Хорошо, спасибо.

Михаил Ведерников: Уже есть, к сожалению, трагический случай, когда погибли детки. К сожалению, а может быть, к счастью, те люди, которые в администрации клали эти обращения под сукно, уже не работают и меры административного воздействия к ним не применить. Но мы приняли решение и приняли нормативно-правовой акт, как должны поступать с обращениями граждан, тем более когда это касается вопроса, связанного с безопасностью, в том числе с освещением. Поэтому предметно посмотрим, обращались ли к нам, есть ли у них это в планах и как они отвечают за ту информацию, которую предоставляют людям.

Что касается перехода и проспекта Ленина, я начну, наверно, с чего это начиналось. До того, как построили виадук, было очень много обращений жителей города, что в городе просто зачастую транспортный коллапс, там проехать невозможно. Связано это с железнодорожными путями, которые идут через город, возможно, где-то с не совсем удачной организацией движения, узкими дорогами, большим количеством светофоров и т. д. Поэтому было принято решение – построили виадук, хороший, большой, на самолете с него взлетать можно. Но как только на улицу Дьяконова спускаешься, на перекресток, там светофор, получается бутылочное горлышко – и все, смысла в этом виадуке никакого нет. Чтобы убрать светофор и сделать нормальное, полноценное движение, нужно что-то сделать с пешеходным переходом: либо его пустить по верху, но это не всегда хорошее решение, оно связано и с возможностью проезда крупногабаритного транспорта, и не всегда выигрышно смотрится с точки зрения общего вида города. Поэтому было принято решение о строительстве подземного перехода.

В Псковской области несколько проблем. Есть первая проблема, связанная с тем, что это действительно земля с огромной историей и часто, когда начинаем где-то что-то рыть, находят археологические находки – это существенно удлинняет реконструкцию, как было на улице Леона Поземского в Пскове. Второе связано с тем, что в советское время (я приводил в пример «Октябрь», какой там фундамент) строили, потому что нужно было быстро создать людям более-менее нормальные условия для жизни. И когда начинают копать, оказывается, что там идут коммуникации, трубы, линии электропередач, газовые трубы, как с Дьяконова, про которые никто не знал или забыли.

Ну и третье, конечно, связано с особенностями грунтов, как это было с садиком в Великих Луках, как это связано сейчас с данным пешеходным переходом, то есть плывуны, особенно в Великих Луках – там этого много. И до того момента, пока изыскания не проводились, это сложно увидеть и предположить.

Поэтому пешеходный переход нужен, его абсолютно точно нужно доделывать. Вопрос в качестве и видах работ, чтобы это не сказывалось негативно на близлежащих домах и чтобы они не трескались. Но Осипов вчера по моему поручению там отработал: я попросил, чтобы у людей домов, где есть нюансы в стенах, был телефон Романовой. Абсолютно неправильно это спихивать на ЖКХ. Нет, должен быть телефон главы администрации лично. Если вдруг там что-то начинает прогрессировать, нужно звонить, вызывать, и именно глава администрации должен реагировать. И мобильный телефон Елкина, председателя соответствующего комитета, который отвечает за этот объект.

Но на сегодняшний день все работы, связанные с вибрацией и возможными последствиями закончены. Сейчас администрация заказала изыскание, исследование, экспертизу – ее проведут, и после этого будет определен способ установки свай: наверно, там вбивать сваи уже не будут, есть технология вдавливания, вкручивания. Посмотрят, как это делать.

Но объект абсолютно нужный, потому что он влечет за собой реконструкцию проспекта Ленина. На сегодняшний день уже заканчивается работа над проектно-сметной документацией. Вы же просите пустить красивые, экологичные автобусы в Пскове по центральным улицам. А мы это можем сделать, только если эти центральные улицы будут позволять такому автобусу ездить, иначе там будет коллапс.

Почему все это так долго? В отношении проспекта Ленина мы слышали обеспокоенность людей по поводу того, что будут вырывать деревья, внесли соответствующие изменения в проект: там из 330, по-моему, деревьев будет убрано чуть больше 100, но будет посажено 500 кустарников, и внесены изменения, чтобы рядом были высажены деревья. Но это сложная проблема, потому что, с одной стороны, нужно дать возможность в городе нормально передвигаться, с другой стороны, все-таки сохранить его облик, сохранить его зеленым и реконструкцию делать таким образом, чтобы близлежащие дома не страдали.

Плановое развитие

Олег Константинов: Михаил Юрьевич, хотел спросить про вырубку деревьев и город пней в Пскове – не буду спрашивать. Хотел спросить о том, что люди не могут привиться в районах, но тоже не буду спрашивать.

Михаил Ведерников: Про привиться: действительно была проблема с прививкой, достаточно большие очереди в отдельных муниципалитетах. Я ж знаю, я каждый день этим занимаюсь, до 200-300 человек было в очереди. Это общероссийская история. Была перезагрузка, было перераспределение, перенастройка производства. На сегодняшний день у нас вакцины достаточно. Поэтому если где-то точечно есть информация о том, что не хватает, пользуйтесь, как все остальные, директом моего Instagram, я оперативно буду реагировать. На сегодня этих проблем нет.

Олег Константинов: Спасибо. И вот те полвопроса, которые я хотел задать. Вы очень хорошо реагируете на культурные дела, на защиту Анастасьевской часовни, Волышово. Про туризм мы говорили, коллеги очень хорошо спрашивали. Но не кажется ли вам, что наши генералы от культуры нисколько не реагируют на публикации СМИ?

Михаил Ведерников: От культуры или от туризма?

Олег Константинов: Культура, туризм – для меня это как бы одно-единое.

Михаил Ведерников: Просто разные коллеги этим занимаются.

Олег Константинов: Никто из них не реагировал. Смотрите, у нас есть в городе известный Царский тупик, где стоял на железнодорожном вокзале царский поезд. Поставьте – у нас туристы туда толпами пойдут без всего. Никто не прореагировал, понимаете? Место доказано на 200%, все знают, и телевидение делало сюжеты, замечательные сюжеты делали – ничего. Второй вариант – часовня Владычнего креста около ковид-центра. Часовни этой не существует, но она знаковая: на иконе, которая в музее-заповеднике находится, она есть. Неужели не поставить памятный знак еще что-то? Не надо ставить часовню. Но реакции на все эти публикации в СМИ почему-то нет.

Михаил Ведерников: Давайте мы подготовим распоряжение для органов исполнительной власти. На СМИ надо реагировать. Они обижаются, когда их критикуют, но надо коллег тоже слышать. Я, кстати, хочу вас всех поблагодарить в итоге на нашей встрече. Во-первых, призвать встречаться почаще, мы к новому формату адаптировались, поэтому теперь это можно сделать.

Ирина Фёдорова: Здесь.

Михаил Ведерников: Здесь, пока лучшей площадки нет. И я хочу вас поблагодарить за ту важную работу, которую вы делаете, потому что критиковать просто, это может каждый. Но я абсолютно точно могу сказать, что в Пскове абсолютно профессиональная, полезная журналистика. Конечно, нужно поднимать проблемы, нужно об этом говорить, но где-то кого-то и по голове нужно палкой или пером стукнуть, чтоб чиновники быстрее шевелились.

На самом деле вы делаете очень важную работу, показывая нам те проблемные моменты, с одной стороны, чтобы мы могли принимать их в работу и ими заниматься, а с другой стороны, все-таки донося до людей, что власть делает все возможное, ищет дополнительные инструменты для того, чтобы эти проблемы решить. Все сразу, конечно, не сделать, но, с другой стороны, когда я критику слышу, не буду называть район, чтоб никто не обижался, когда говорят: «Слушайте, поимейте совесть, три улицы сделал (у них всего их там четыре), а вот дорогу к нашему двору так и не сделали. Чем мы хуже их?», – я думаю, ну ладно, хоть там говорят «практически все сделали, а нам не сделали», значит, все-таки практически все делается. Мы стараемся планово идти от большего к меньшему, но где есть отдельные ситуации, требующие точечных решений, мы, конечно, тоже мимо них не проходим.

Ирина Фёдорова: И на этой оптимистичной ноте спасибо.

Версия для печати










Как вы относитесь к фастфудам?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...