Об особенностях малышкового театра и премьерном спектакле про голубя Петра – в интервью с Александрой Ловянниковой

Уже скоро, с 15 мая, при Псковском драматическом театре имени А. С. Пушкина заработает зал для малышей, и откроется он премьерой спектакля «Невероятные приключения голубя Петра». О чём эта постановка, чем отличается малышковый театр от взрослого, что главное в детской постановке и зачем в зале матрасики – об этом ведущий и автор проекта ПАИ-live Александр Машкарин пообщался с режиссёром детских спектаклей драмтеатра Александрой Ловянниковой.

Матрасики и моргающий голубь

– Будем представлять участников спектакля «Невероятные приключения голубя Петра»?

– Я представлю главного героя: это голубь Пётр. А с остальными участниками можно познакомиться во время спектакля. Хотя, знаете, у меня есть любимый персонаж – это чайка.

– Спектакль детский, а чайка кричит не по-детски.

– Как в настоящей реальности. Ещё есть фламинго, который нюхает цветы. А этих героев, я думаю, вы легко узнали.

– Пингвин Вася и пингвин Анастасий?

– Это тупик!

– Детский театр. Начну с простого вопроса. В Пскове есть кукольный театр, и некоторые частные центры тоже ставят детские спектакли. Зачем драмтеатру это понадобилось, да ещё в таком несколько необычном формате? Все привыкли: театр – это сиденья, сцена, а тут матрасики.

– Но наш спектакль же для детей от двух до шести лет. Они приходят с родителями, поэтому важно, чтобы и детям, и родителям было хорошо и уютно. Но нам важно, чтобы, когда мы делаем спектакль для совсем маленьких детей, они попадали в уютное камерное пространство, где им комфортно, где их ничего не пугает, где они сидят вместе с родителями, а не как мы ходили в детстве в театр: «ребёнки» – вперёд, а родители – в буфет. И поэтому очень важно, что они попадают в уютное пространство, что мы играем с куклами, у которых, нет штоков, как в театре кукол.

– Штоки – это палки?

– Это палки. И как наши актёры играют с куклами, так потом дома ребёнок может сам повторить такую же игру со своими игрушками.

– Мне всё время кажется, что голубь на заднем плане моргает. Он моргает или нет?

– Он моргает.

– Слава богу, я не сошёл с ума.

– Это видео делал прекрасный видеохудожник Михаил Зайканов, который создаёт не первый проект в этом театре: он делал видео ещё для «Свидетельских показаний» Семёна Серзина, после чего в театре в Мишу просто влюбились и сказали: «Будем тебя звать каждый раз, как только нам понадобится видео».

– Мишу приковали к батарее и теперь он в режиме нон-стоп делает видео для всех спектаклей театра?

– Сейчас Миша поехал в какой-то другой город, потому что он очень востребованный видеохудожник.

«Все полетели, и я полетел»

– Вернёмся к детскому театру. Тут классно, удобно, и можно такой взрослый зал сделать, мне кажется. А почему выбрана такая аудитория – от двух до шести, не старше?

– Перед нами поставили такую задачу, когда мы делали этот спектакль. Понятно, что когда ребёнок совсем маленький, у него основная его деятельность – игра, то есть маленькие дети, двухлетние, трёхлетние и четырёхлетние, очень много играют, веселятся, исследуют мир. Как только ты идёшь в школу, уже появляются другие цели, задачи, домашка и так далее. Сложно сделать спектакль, который был бы одинаково интересен и трёхлеткам, и десятилеткам. Поэтому в детском театре сейчас делают довольно узкие возрастные рамки.

Хотя на нашем спектакле были дети постарше: на тестовом показе была девочка лет девяти, и она прекрасно смотрела (но уже с высоты своего возраста, конечно). Ей тоже понравилось.

Ещё важно, чтобы спектакли нравились и родителям, потому что это всё-таки общая история и нужно, чтобы не было такого: «Ты смотри, там, ня-ня-ня, а мы тут поспим, тем более что тут матрасы и подушки».

– Это «ня-ня-ня» кто делает? Кто актёры, которые вместе с основными действующими персонажами работают на сцене?

– Прекрасные актёры Анна Шуваева и Ислам Галиуллин, заслуженная артистка Галина Шукшанова, Лев Орешкин и Мария Фомина. У нас два состава: на сцене три человека, но «мальчик» и «девочка» меняются. А Галина Шукшанова – незаменимая и каждый раз прекрасный рассказчик.

– Приоткрой завесу сюжета.

– Конечно! Это голубь Пётр. Он просыпается на мусорной свалке, что довольно логично для голубя, который живёт в городе.

– Актуально.

– У него довольно обустроенный быт: он завтракает крошками от чипсов, моется в ванне-кастрюле, даже делает зарядку (у него вместо гантелей болтики). И потом голубь Пётр знакомится с разными птицами. Он встречает уток, которые улетают, потому что осень, встречает трясогузку, которая тоже улетает, потому что осень, и даже скворцы, которые приехали к нам спеть песенки, тоже улетают, потому что осенью все птицы улетают. И тут Пётр решает исследовать мир. Он решает: «А что, если я улечу со своей помойки? Что я там вообще увижу?» И он летит и как раз встречает и тупика, и пингвина, и фламинго, он и в Японии побывает, и на Байконуре, то есть облетит почти весь мир.

– То есть там могло быть написано не «невероятные приключения», а «большое путешествие голубя Петра»?

– Наверно. Но тут же ещё важно, что со всеми этими новыми друзьями у него случаются какие-то приключения, которые показывают, что мир больше и интереснее, чем можно подумать сидя у себя дома.

Нравится и взрослым, и детям

– «Приключения голубя Петра» – это один из первых спектаклей. Как будет развиваться детский театр дальше? Какие спектакли будут?

– Это первый спектакль, которым открывается «Маленький театр». И это пространство, что важно, специально сделано для маленьких зрителей: цвет стен, матрасики, скамейки – все сделано для того, чтобы маленьким зрителям было комфортно, уютно в театре. И насколько я знаю, у театра большие планы именно для маленьких зрителей, здесь будет нереальное количество постановок.

– То есть будет отдельный репертуар?

– Да, будет отдельный репертуар специально для маленьких зрителей. Сейчас были тестовые показы для детей сотрудников театра и для сотрудников театра. Было два тестовых показа, и на оба из них пришли два ребёнка, которые уже второй раз ходят на один и тот же спектакль, им нравится, им интересно.

У меня это не первая постановка в этом театре – первым был спектакль «Год жирафа». И на «Год жирафа» люди часто ходили, возвращались, приводили друзей.

– Каждый раз, когда делается тестовый показ, перед премьерой в спектакле что-то корректируется.

– Да.

– В этот раз какие коррективы были внесены по замечаниям детей?

– Мы подкорректировали после первого тестового показа довольно сильно, но тут, скорее, не по замечаниям детей, а по реакции детей. Если ты видишь, что дети в зале начали отвлекаться, значит, надо тут сокращать, ускорять и собирать внимание.

– Да ладно дети! Наверняка взрослым показывали.

– Нет! Сегодня у нас было два зрителя по два с половиной года и несколько постарше, где-то трёх-четырёх лет, с родителями.

– Я думал, что сейчас Александра скажет: «34 и постарше».

– «34» тоже были, но они пришли как раз вот с «три-четыре».

– А взрослые как реагируют?

– Взрослым нравится, потому что это довольно-таки волшебный спектакль, потому что анимация очень сильно добавляет волшебства – есть ощущение, что ты смотришь специально сделанный для тебя мультфильм. И спектакль ещё довольно смешной, взрослые тоже смеются.

– А детский театр всегда должен быть смешным?

– Необязательно! Могут быть и грустные спектакли, и какие угодно. Но вот этот довольно смешной.

По кайфу

– Я привык, что детские спектакли – это либо куклы на штоках или на ниточках, ими управляют, либо это взрослые актёры. Вот ты детский театр каким видишь?

– Я довольно много работаю в детском театре: театром для детей занимаюсь, если не ошибаюсь, с 2013 года. Я за это время поставила, кажется, спектаклей штук 20 в разных театрах: и в Москве, и в Питере, и в регионах. И каждый раз я пытаюсь найти нужную форму для этого спектакля. У меня есть спектакли, где драматические актёры играют на чашках, ложках и кастрюлях. В последний раз я делала на «Лаборатории» спектакль про невидимую собаку, которую видит только девочка. Эту невидимую собаку изображал двухметровый актёр-кигуруми, а все остальные актёры говорили: «Где же этот пёс? Мы его не видим!» – и вот ходит двухметровый, значит, Саша. У меня и подростковые вещи есть.

Самое главное, мне кажется, очень важно искренне делать то, что тебе интересно, и я стараюсь искренне делать всё, за что берусь. Именно поэтому я сейчас с удовольствием сижу в обнимку с этими куклами, и поэтому актёры проникаются этой историей. Очень важно, что актёры в этой истории очень много придумывали сами, и, как подтвердят зрители, по актёрам прямо видно, что они кайфуют на сцене, что им по кайфу во всё это играть. Что Аня Шуваева, что Лев Орешкин уже второй раз играют в моих спектаклях: они оба играли в «Годе жирафа», то есть они готовы возвращаться в театр для детей.

– Втянулись. Детский театр на каком возрасте заканчивается? Например, придёт в детский театр, условно, какой-нибудь подросток 12-13 лет…

– Но он же пойдёт не на спектакль для двухлеток, наверное. Он пойдёт на спектакль для подростков. Пока такого спектакля нет в театре Пушкина, но, может быть, он появится. Сейчас же специально ставят спектакли с большим разбросом в возрастах, чтобы можно было прийти в 10 лет, а потом в 16 лет. И это разные спектакли, разные тематики.

– У тебя есть любимый возраст зрителей?

– Нет. Мне кажется, важно всегда работать и для детей, и для взрослых.

– Когда премьера?

– 15-16 мая, совсем скоро. Но главное, что потом спектакль будет в репертуаре и будет много и долго идти – можно смотреть расписание на месяц, выбирать удобные даты и приходить.

– Я очень надеюсь, что у спектакля «Невероятные приключения голубя Петра» появится своя постоянная аудитория, а у театра – классный постоянный детский репертуар. Александра, желаю тебе как человеку, уже не чуждому «Золотой маски», наконец с помощью нашего театра эту «Золотую маску» обрести. И когда-нибудь, я надеюсь, мы увидим тебя на сцене вместе с «Золотой маской» в одной руке и с голубем Петром – в другой. Спасибо большое!

– Спасибо!

Версия для печати










Считаете ли вы необходимой обязательную вакцинацию от COVID?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...