О проблемах и ожиданиях жителей Бериславского района – в интервью с советником псковского губернатора

В эфире программы «Интервью недели» ведущая Надежда Назаренко пообщалась с советником губернатора Псковской области Антоном Сергеевым о результатах поездки псковской делегации в Бериславский район. О жизни под обстрелами, украинских учебниках истории, информационном вакууме, проблемах и ожиданиях жителей Бериславского района и чем Псковская область может помочь пострадавшему региону, читайте в интервью.

Почему бьют по школам?

– Антон Юрьевич, вы были в составе делегации Псковской области, которая побывала в Бериславском районе Херсонской области, на той территории, над которой наш регион взял шефство. Вы лично видели, что там сейчас происходит. В какой ситуации находятся жители этого района и какова там социально-экономическая ситуация?

– Обо всём рассказать не могу, но из наблюдений и разговоров с коллегами, с которыми я ездил, и на примере бытовых вещей могу рассказать, что, например, у них абсолютно нет канализации. Когда Грахов говорил, что ее нет и все сливается в Днепр, я думал, что это преувеличение. Но когда мы шли в местный музей, по дороге был запах пасущихся коровок, и я понял, что Сергей Сергеевич был прав.

И там проблема не только с канализацией, но и с водоотведением, т. е. вода из источника не обрабатывается. Отопление за 20 лет не было сделано, его и нет. Чем занимались 20 с лишним лет предыдущие власти, сказать сложно, потому что отопления нет, водоотведения нет, канализации нет, горячей воды нет, включают электроприборы для того, чтоб отапливаться.

– Полное отсутствие элементарных бытовых условий у людей?

– К сожалению, да. Это просто реалии, они в них жили.

– Это не последствия последних событий?

– Нет! Это лет 10 – 20 как минимум. И они в таких условиях, мягко говоря не очень хороших, живут. В пятницу, 12 августа, я смотрел программу журналистов «типа псковских», которые уехали и сидят в Риге, «Двойное там чего-то», и они рассказывают: «Ну конечно, вы же разбомбили все школы, а теперь их восстанавливаете, вот какие нехорошие люди». А разбомбили-то их ВСУ, Украина.

И почему они бьют по школам – тоже большой вопрос: они что, не понимают, что там могут быть дети? Они целенаправленно бьют по школам, две разбомбили, причем одна вообще, к сожалению, восстановлению не подлежит, а вторая в не очень хорошем состоянии. А то, что они бьют, – это реально так, потому что мы были в третьей школе и в момент того, как нам директор школы показывал, рассказывал и мы смотрели все, пришло оповещение о том, что идет налет. И нам пришлось оттуда уезжать. Т. е. на самом деле украинским властям и ВСУ глубоко наплевать на мирных жителей, проживающих в Бериславском районе.

– Бьют по самому незащищенному: это школы, в данном случае в Бериславском районе, в других районах это больницы.

– Да, так оно и есть. Исходя из того, что я видел (я там был один день), есть некая такая разница ощущений: с одной стороны, очень открытые и приветливые люди, а с другой стороны, ощущение, что они как брошенки. Как были когда-то брошены, такими и остались.

– Это ощущения, которые у вас сложились из-за отсутствия бытовых условий?

– Разумеется.

Бериславский виноград

– Есть ли у людей возможность покупать нормальные продукты питания, бытовую химию?

– Я думаю, что это постепенно наладится. Сейчас – да, проблемы. Мы привезли все необходимое: две фуры приехали. Не могу не вспомнить, как некоторые стебались над тем, что привезли спортивные площадки: «Спортплощадки – это самое «главное» для людей!» Для людей все главное на самом деле. У них в центре города около набережной есть отличная детская площадка, воркаут-площадка, небольшое футбольное и баскетбольное поле отличного качества.

– Уцелевшее?

– Да, чудом уцелевшее. Как рассказывали местные власти, это было сделано в рамках очередных выборов одним из депутатов, который куда-то там шел и на свои деньги все это сделал. И это действительно уцелело, и никто это не бомбит. Удивительный факт, конечно, но так оно и есть.

Там действительно дети играют. А так сейчас идешь по городу – всего одна гостиница, музей, в котором на самом деле до 4 тыс. экспонатов, но они не могут их выставить и показать: во-первых, обстрелы, во-вторых, надо музей ремонтировать, там нет возможности выставляться. Поэтому там, конечно, работы колоссальное количество.

– Вы же, наверно, пообщались с кем-то лично. Как они вас встретили и что рассказали о тех условиях, в которых им приходится жить?

– В Херсоне, например, к нам подходили женщины и реально говорили: «Ну вы же не уйдете?»

– Мало того, что ждали, так еще просят не бросать?

– Да. «Только не уходите!» В Бериславе рассказывали удивительные истории. Там один мужчина рассказывал: «Помните такую Юлию Тимошенко?» Ну конечно, кто же ее не помнит! И он говорит: «Вот она приватизировала здесь такой-то бизнес, то, се, пятое, десятое, потом деньги все уходили. Но мы до нее доберемся!» Вот так прямо рассказал мне и пошел. Вот такое отношение у них на самом деле.

А там есть что показать. Например, я пробовал виноград: такого винограда не видел! Он удлиненный, с одной стороны зеленый, а с другой стороны темно-синий, вишневый. Очень вкусный! И когда я рассказывал, что он очень вкусный и сладкий, мне сказали: «Так конечно!» Там же, оказывается, есть винный завод, о чем я не знал: отреставрирован, XIX века, князей Трубецких.

– Он уцелел?

– Да! Там потрясающее производство, действительно производят вино. Я, правда, не знаю, куда оно идет, и кому оно идет, и деньги куда идут, но это реально есть. Я знаю, что коллега Романов ездил смотрел хозяйства: там есть очень хорошие хозяйства. Сельскохозяйственная территория.

Когда ты едешь, например, с развилки Херсон – Берислав в сторону Херсона, сразу начинаются поля – поля пшеницы и подсолнечника, причем подсолнечник там «колосится», его очень много! Это тот самый подсолнечник, масло которого сейчас мало где есть. Прямо огромные поля подсолнечника пока не убирают, их очень много.

– Земля плодородная – по идее, надо жить, выращивать, продавать это.

– На самом деле да, там много чего можно выращивать, продавать и самим людям нормально жить. Но видите как? Брошенные люди на самом деле, к сожалению. Сейчас там потихоньку все восстанавливается и будет восстанавливаться, я надеюсь.

С миру по нитке

– Что говорят жители, в чем они нуждаются сейчас?

– Во всем. Сейчас раздавали телевизионные приставки, чтоб они могли смотреть телевизор. Второй номер газеты «Маяк» уже выпустили: это газета «Маяк», которая давно там выпускалась. Как у нас в районах Псковской области есть издания, которые там с древних времен выпускались и выпускаются, так там это газета «Маяк». Выпустили первый номер в новой жизни, сделали тираж 10 тысяч, думали: пойдет, не пойдет? При населении 100 тысяч, где-то в среднем 98-99 тысяч, эти 10 тысяч разошлись за два дня. Сейчас думают: может быть, начать печатать побольше – 10 тысяч, оказалось, не хватает.

– Т. е. люди в информационном вакууме находились?

–  Да, вакуум.

– Получать выплаты в том числе, наверно?

– Разумеется. Им же украинская сторона отказала в пенсионных выплатах – теперь, соответственно, российская будет осуществлять эти действия. Сейчас банк будет открываться, потому что там с этим проблема.

Запустили историю с телекомом, потому что связь нужна. При этом что в Херсоне, что в Бериславе все с мобильными телефонами, все абсолютно! Телефоны разной степени дороговизны: где-то 13-й айфон, где-то кнопочные, но все мобильные. Все мобильные, но связи нет. Это тоже прекрасная история.

– Говорят ли, «заберите нас отсюда» или «мы не хотим здесь жить, помогите»?

– Нет, я такого не слышал. И более того, мы ездили смотреть школы в сельские районы: это не совсем центр города, окраина, и дома там деревянные, совсем плохие, средненькие, – но нет-нет и встречали бабушек, людей. Живут они там.

– Это их родина?

– Люди на родине, на своей земле, в своих домах – зачем же им это покидать? Мы сидели обедали в кафе в темноте полной, потому что вырубили электричество (они питаются от одной из вышек у Каховки), бомбанули по Каховскому мосту, электричество пропало, пока восстанавливали, мы обедали без электричества, в темноте. Ну нормально. И там дети ходили, мы общались.

– Слушайте, а как люди живут, когда бомбят постоянно?

– Привыкает человек. Мы же привыкаем к снегу, что он валит и все засыпает постоянно, мы привыкаем к ливням. Это эффект привычки. В конце концов вы к этому привыкаете и относитесь как к нормальному явлению. Конечно, это плохо, страшно, ужасно, да. Но что делать? Наши помощники там стоят, я ехал – видел «Панцири». Все нормально, наши защитят.

– Мы уже начали оказывать помощь: по-моему, как только приехали, сразу привезли гуманитарку, да?

– Они задержались немножко на границе, это было связано с техническим моментом из-за Каховки: пока разбирались с мостом, немножко задержались. Но приехали три фуры и два автобуса для детишек в школы.

– В чем нуждаются люди?

– Во всем. Во-первых, на самом деле, когда разговаривали с людьми еще до того, как пришли фуры (я находился рядом с Михаилом Юрьевичем), они вообще благодарят за все. Что привозят – за все спасибо! Поэтому я считаю, что это очень хорошо, что мы им помогаем.

Эти «прекрасные» люди, которые на вас и на меня ополчились, что мы их обвинили во вранье, я бы сказал, в компиляции фактов… Действительно, привезли-то только две фура, а населения-то порядка 100 тысяч, на всех этого не хватит. Сейчас центр добровольчества Алеси Михачевой будет централизованно еще собирать гуманитарную помощь, соответственно, кто захочет оказать содействие, будут ее привозить – и еще караван пойдет. Конечно, будем помогать.

– Какую помощь наш регион планирует еще оказывать?

– Во-первых, собирают у Алеси Михачевой в центре вещи – раз. Потом, мы привезли спортплощадки и воркаут-площадки – их надо установить. Я так понимаю, туда выдвинется бригада ребят, которые помогут это сделать.

– Еще какие-то специалисты поедут туда?

– На самом деле и там уже находятся, и еще поедут. Теперь будет периодическое курсирование. Всем, чем сможем, мы поможем. Но главный момент какой? Это же не значит, что мы бюджет Псковской области перенаправим на Бериславский район. Причем уже начали об этом говорить: «Мы и так бедные, а еще и помогаем совсем бедным. Кто бы нам помог?» На самом деле не так. Это внебюджетные источники, это федеральная помощь, но что-то, конечно, будем изыскивать и в региональном бюджете. С миру по нитке, везде немножко взяли и помогли чем смогли.

«Вымывание мозгов»

– А ваши личные ощущения, впечатления? Какие эмоции остались после этой поездки?

– Я про брошенку рассказывал, да? А второе сильное ощущение – мы там нашли два учебника, по которым обучали в школах. Сюда привезли. Один учебник – вообще нет слов! То, что у меня было в советское время НВП, – это вообще ни о чем, это прямо учебник подготовки солдат-десятиклассников, там все: помощь, рытье окопов, автоматы – ну все, что можно! Они с десятого класса реально готовили солдат в школах.

– Которые потом уже сами бомбят.

– Да. А второй учебник – это вообще «прекрасно». Это учебник истории. Там вплоть до того, что Великую Отечественную выиграла Украина, ну и все в таком духе. Это реальный учебник, не вымысел. Сказать, что им там промывали мозги, – это не сказать ничего. Им просто вымывали мозги. И когда нам рассказывают здесь о том, что мы пропагандой занимаемся, – это ерунда.

Я это все слышал и раньше, потому что теща ездила на Украину каждый год к маме. И когда она возвращалась, я ее спрашивал: «Ну как? Что показывают по телевизору?» Когда она начинала рассказывать, что показывают по телевизору, – это апгрейденный Советский Союз. И сейчас по учебникам я прекрасно понимаю, чем люди занимались там лет 15-20.

– Мы действительно видим, что молодое поколение там совсем по-другому относится к русским и русскоязычным, и оно неспроста появилось.

– Так если вам вдалбливают в голову с ранних лет, конечно, у вас же другой-то точки зрения нет, она укоренилась, и вы с ней живете. И когда вам показывают, что, оказывается, не красное, а белое, условно говоря, вы говорите: «Как? Это красное! Вот как может быть белое, если красное? Так не бывает». Поэтому это сильное впечатление, потому что одно дело – слышать рассказы тещи о том, как там происходит, а другое дело – видеть эти учебники: вот они, учебники, по которым учились. Это, конечно, ужас. Это сильное впечатление.

Но и сильное впечатление от брошенности, конечно, при всем том, что у них и плодородный край, и все там – и погода, и земли, сколько можно всего выращивать, сколько можно всего делать, но при этом они вообще никому не были нужны.

– Почему?

– Сложно сказать. Это же надо спрашивать не у нас, а у той стороны, которая бомбит школы.

– Чисто пользовательское отношение?

– Возможно. Мы можем только предполагать. Сложно ответить. Но просто житие без канализации, когда все сливается в Днепр, когда в городе всем этим пахнет и т. д., когда они включают электрообогреватели, потом что нет системы, горячей воды, котельных (котельные есть только в некоторых социальных объектах) – что они делали 20 лет?

– Это не просто что-то сломалось, а их просто нет?

– Не было! В том-то вся и проблема, что этого не было и нет, ничего не сделано. Вот в чем ужас ситуации. По сути дела, они жили в таких условиях, понимаете?

Понятно, что мы как по мановению волшебной палочки не сделаем канализацию, отопление, но что-то потихоньку можно пытаться делать и налаживать.

Всё будет хорошо

– Вы это ожидали увидеть или вас шокировало то, что вы увидели?

– Во-первых, я не ожидал, что будет так запущено. Наверно, я не ожидал, что действительно регулярно бомбят и люди к этому уже привыкли. Я, конечно, читал, слышал разговоры, но не думал, что это настолько гипертрофированно. Наверно, я не ожидал, что там все печально. Я думал, что тяжело и непросто, и не думал, что это так непросто, тяжело и плохо уже столько десятков лет. Это для меня было сильным изумлением.

Ну и учебники: я был сильно потрясен, когда мы эти учебники смотрели: это, конечно, впечатляет. Такое коверканье и такая подготовка солдат с детства – это напоминает одно в истории: если мы проведем аналогию и вспомним, как готовили солдат фашистской Германии, то очень похоже.

Латвия, по-моему, подняла через парламент вопрос о том, что Россия – это террористическое государство, но при этом они считают, что нацизм и все, что творили на Украине, этот ужас – это нормально, а мы террористическое государство. Ну хорошо, пусть так считают. Ничего страшного, они все равно почувствуют нашу любовь, никуда не денутся.

– Но главное, что мы будем поддерживать тех, кто в помощи нуждается.

– Обязательно! Обязательно будем поддерживать. Надо помогать.

– Спасибо большое, Антон Юрьевич, что пришли к нам и рассказали о поездке. Будем надеяться, что мы поможем и у людей будет мирная жизнь.

– Все будет хорошо, не волнуйтесь. Обязательно все будет хорошо.

Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...