5
  • Коротко
Культура

Дым без огня

В прокат вышел самый скандальный и многострадальный российский фильм последних лет - «Матильда» Алексея Учителя. Муслим Камалов посмотрел измученную всеми, кем только можно картину и призывает не переживать по поводу всех обвинений в её адрес, но особо ждать от ленты царских чудес также не стоит.

1896 год. Коронация императора Николая II (Ларс Айдингер) и императрицы Александры Феодоровны (Луиза Вольврам) в Успенском соборе Московского Кремля. В зал собора тяжело дыша врывается балерина Матильда Кшесинская (Михалина Ольшанска), вбегает по лестнице на второй этаж и яростно начинает выкрикивать «Ники, Ники!». Император замечает её и тут же трогательно закатывает глаза и падает в обморок. Все в изумлении, корона катится по полу, на экране появляется тот самый титр, ну а зритель в этот момент уже догадывается, что его ждет полуторачасовой флэшбек по истории царских интрижек.     

Пилюлю спокойствия, в качестве каковой можно рассматривать и этот текст, потенциальным зрителям предлагается принять уже в тысячный раз. Заветным посланием «в картине нет ничего такого» всем уже успели прожужжать уши. Ну, а что же тогда есть и зачем вообще «Матильду» нужно непременно посмотреть? В ней одновременно все и ничего. Почти ничем не приукрашивая и практически не искажая царско-сельский нарратив, Алексей Учитель снял дорогущую, стандартизированную до мозга костей ленту в жанре «русский фильм российского режиссера об истории России для россиян». Аккуратно и прилежно, с чувством, с толком, с расстановкой, и особо не усердствуя, а-ля Михалков. Плодом всех мучений, гонений и обвинений в якобы порнографии оказывается совершенно безобидная трагическая лав стори цесаревича и балерины со всеми обязательными (и даже кое-где чересчур) жанровыми приемчиками.

Айдингер и Ольшанска - представители, так скажем, «молодой гвардии» актеров заметно упиваются своей игрой в таком столь громком фильме. Где нужно - смущенно разденутся, флиртуя побегают друг за другом в слоу-мо, толкнут пафосные любовные фразы и будут долго мученически глядеть друг дружке в мокрые от слез глазки. Наблюдать такое полтора часа практически невозможно, от наплыва примитивной сентиментальности, помноженной на два, и «тайн мадридского двора» начинает кругом идти голова так, словно ты сам выкрутил 32 фуэте.

Создатели всю складывающуюся канитель прекрасно понимали и предвидели. И дабы как-то разбавить императорско-балетный сироп, они экстренно и решительно вбрасывают в картину своеобразный триггер в виде вымышленного поручика Воронцова в исполнении Данилы Козловского. С этого момента чаша безумности начинает перевешивать чашу адекватности и стабильности: в истории начинает молниеносно произрастать искусственно-накрученный любовный треугольник (если не многогранник). Синтезированный в огромной пыточной пробирке Воронцов прямо-таки рвет и мечет с пеной у рта в погоне за Матильдой, Николай II мучается от этого еще больше, и буквально не знает, куда себя бедного деть и кого же выбрать, а милая Маля в это время в одиночестве стирает о пол ноги в кровь - лишь бы вышло нужное количество фуэте - прямо «Одержимость» Шазелла по-русски.

Козловский своими кривляниями больше пытается изобразить из себя безумца или даже сексуального маньяка – настолько его персонаж сумбурен и нелеп. От всех этих людских страданий, пошатнувшегося где-то в середине темпа повествования и нелепых сцен, картина верными шагами бредет в сторону российской плесневелой телевизионщицы. Так что же теперь отличит «Матильду» от заурядной мелодрамы на канале «Россия 1»?

Но, несмотря на все вроде бы уже непростительные огрехи и без того откровенно топорного сценария, это все же большое и выразительно красивое кино, произведение визуального искусства, кадры которого могли бы украсить залы Третьяковки и Эрмитажа. И наслаждаться тут можно и нужно вовсе не глупыми воплями брутала-росомахи Козловского, и даже не Матильдой с Николаем II, а безупречными и по-настоящему мастерски созданными декорациями и костюмами. Чего только стоит воссозданный специально для ленты Успенский собор. Антураж дворцов, Мариинки и Большого театра, грация балерин и невероятная операторская работа Юрия Клименко – главные достоинства масштабной картины Алексея Учителя.

Ждать особых царских чудес от «Матильды» не стоит ровно так же, как и искать в образах скрытые смыслы и символы. Хоть фильм и сквозит такими «заявками» на осмысленность в некоторых сценах, он остается обычной прямолинейной наивной историей монарших любовных похождений, да и только. Влюбленные вдоволь помучаются, все кому нужно коронуются, подавятся за подарки императора на Ходынке, а в конце Ники все же запустит обещанный фейерверк.

Скандальная история, связанная с этой безобидной исторической костюмной мелодрамой, безусловно, все же выйдет Учителю на руку, а лента встанет на полку рядышком с «Адмиралом». Вот только обманутыми, со своими завышенными ожиданиями, останутся зрители, которые в конце зададут главный вопрос года «главному фильму года»: «И все?» Ведь кто теперь не знает Малечку? Малю знают все.  

 

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
След татуировки дракона We will rock you Капали сочинские слезы Сладость или шалость? Привези мне лунный камень Под маской жидкого Лайк для уверенности Сибирские каникулы Дреды небесные По ком говорят пушки


Идет загрузка...