0
  • Коротко
Культура

Холодное пьяное сердце

В прокат вышел «Снеговик» - первая попытка экранизировать известный норвежский детектив писателя Ю Несбё. Муслим Камалов рассказывает о плюсах и минусах картины шведа Томаса Альфредсона, а также объясняет, как Майкл Фассбендер превратился в новый мем.

В замерзшем норвежском Осло начинают происходить загадочные убийства: каждый раз, когда начинает выпадать снег, пропадает замужняя женщина. Успешно вернувшись из очередного запоя в убойный отдел, норвежский детектив Харри Холе (Майкл Фассбендер) успокаивает босса классической легендой «у меня дядя умер», а заодно знакомится со своей новенькой хорошенькой напарницей Кэтрин (Ребекка Фергюсон). Та уже давно гоняется за норвежским маньяком в попытках отыскать пропавших женщин. Внезапно в Харри Холе просыпается детективная жилка и, не спеша докуривая сигаретку, он решается помочь коллеге отыскать серийного убийцу.

Винить одних лишь режиссеров в том, что они не смогли передать в фильме всю атмосферу книги, отчего их экранизация пошла крахом - такое же сомнительное и глупое занятие, как, скажем, винить ребёнка в том, что он сел в чужую машину и разбил её за углом. В поступке ребенка по большей части будут повинны горе-родители, и уже потом, отчасти, само дитё. Причины неудачной экранизации найти также легко: нужно заглянуть в корень проблемы, которая скрывается за фамилией автора. Вот только о режиссере в этом случае также не стоит забывать. Даже при отличном исходном материале бесхребетные и неоригинальные идеи постановщика могут сыграть с ним злую шутку. 

Переведенный на сотни языков земного шара детективный роман Ю Несбё, по моему глубокому убеждению, на деле является рядовой детективной беллетристикой, чтивом для убийства времени в поезде метро. И Томасу Альфредсону в киноадаптации «Снеговика» не удалось главное: решительно переступить через себя, хорошенько поработать и перенести на экран весьма банальный материал книги несколько иначе, перекроив её в действительно крепкий добротный детектив.

Вместо этого шведский режиссер, за спиной которого между прочим значатся весьма сильные «Впусти меня» и «Шпион, выйди вон!», уверенно топчется на белом снегу: все те же детективные клише и избитые приемы, торчащие из картины как нитки, да и пресловутая предсказуемость сюжетных твистов на месте.

Судя по всему, Альфредсон даже не пытался избавиться от всего этого назойливого детективного мусора, который очевидным образом портит картину, списывая все на жанровые каноны. А ведь у «Снеговика» были все шансы стать лентой с налётом нолановской «Бессонницы» или «Девушки с татуировкой дракона» Дэвида Финчера. В отдельные моменты «лирических отступлений» фильм и вовсе больше походит на красивую туристическую рекламу Норвегии с горными мерзлыми пейзажами - тут вот глаз, действительно, не оторвёшь.

Тот же Финчер подошел к экранизации снежного скандинавского детективного триллера со всей присущей ему скурпулёзностью не только касаемо формы, но также что-то вырезав, переписав под большой экран некоторые детали сюжета. То есть, доброкачественно поработал с оригиналом. А вот сценаристы «Снеговика» (их целых три) пожалели оригинал (либо просто поленились), лишив его шанса стать по-настоящему интересным нуарным триллером. Они решили четко следовать книжным строкам, что оказалось губительно. Но, как говорилось выше, причина всех неудач кроется глубже. «Феноменальность» романа Ю Несбё, как и экранизация «Снеговика», рассыпается уже в самом начале - в необязательном (скорее даже для фильма) предисловии, когда нам уже буквально пальцем показывают на будущего серийного убийцу.

Дальше – неубедительная и криво запутанная детективная игра в кошки-мышки на экране, а в голове зрителя – молниеносно выстраивающийся образ повзрослевшего маньяка и лишь страстное желание его поскорее лицезреть в развязке. Все остальное – несколько сюжетных линий в стиле «поди разбери, кто здесь кому насолил» да еще с флэшбеками и припухшим Вэлом Килмером – однозначно служит в картине «пенным наполнителем», следить за которым уже нет особой мотивации.

Другая, более светлая сторона всего этого нескладного трагикомического детектива, заключается в главном герое. Небритая физиономия Майкла Фассбендера настолько удачно легла под образ любящего накатить норвежского следователя-«важняка», что, как ни странно, заставляет плюнуть на беспардонно слитый исход «великой детективной битвы» и просто наблюдать за тем, как хорошо поддатый Харри Холе валяется на скамейке в центре Осло или в переходе метро. И даже пусть фильм не столь удался, как планировалось, зато вот хоть у Фассбендера появился шанс стать очередным «мемом», чему можно только порадоваться.

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
След татуировки дракона We will rock you Капали сочинские слезы Сладость или шалость? Под маской жидкого Лайк для уверенности Сибирские каникулы Дреды небесные По ком говорят пушки Грустный праздник


Идет загрузка...