0
  • Коротко
Культура

Экспеллиармус!

В прокат вышли «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» - долгожданный сиквел новой франшизы, родившейся из магической вселенной Гарри Поттера. Муслим Камалов считает, что при всей сюжетной перегруженности картины, Дэвид Йейтс и Джоан Роулинг сняли достойное продолжение приключений Ньюта Саламандера и заставили преданных фанатов поттерианы (и не только) подбирать челюсть с пола.

Предавший магов убежденный либерал Грин-де-Вальд (Джонни Депп) заточён в башне Американского Министерства Магии. Степень его опасности для мира магов и маглов зашкаливает все мыслимые отметки, а потому его даже лишают языка. Впрочем, все это не мешает волшебнику устроить классический побег, когда его везут по этапу в более надежную тюрьму (в Азкабан или нет – не сообщается). Спустя три месяца после удачного бегства Вальд и его банда обосновываются в роскошных парижских апартаментах и начинают поиски парнишки-сироты Криденса (Эзра Миллер), невероятная магическая сила которого поможет убрать с пути великого Дамблдора (Джуд Лоу) и завоевать мир.

В Английском Министерстве Магии коллекционер волшебных тварей Ньют Саламандер (Эдди Редмэйн) пытается снять запрет на выезд из страны после того, как устроил неприятную заваруху в Нью-Йорке. Взамен ему предлагают работать на министерство, но Ньют отказывается и через минуту уже соглашается на предложение Дамблдора: Саламандер должен найти и остановить злодея-волшебника Грин-де-Вальда.

Фантастически талантливый союз Роулинг-Йейтс возник еще задолго до «Тварей» и оттаивал мастерство на протяжении целых четырех частей «Гарри Поттера», где этот тандем постепенно отходил от привычного облика доброй светлой сказки о сироте-волшебнике. Уверенно следуя заданной еще Альфонсо Куароном («Гарри Поттер и узник Азкабана») мрачной стилистике, Джоан Роулинг и Дэвид Йейтс из раза в раз ломали все стереотипные представления о выдуманной вселенной чародейства и волшебства. Это совсем нетрудно заметить: если первые фильмы (ровно, как и книги) рассказывали нам больше о буднях добродушной волшебной школоты, которые буквально искрились от счастья колдовства и поедания шоколадных лягушек, то последние три части заставляли стремительно погружаться глубоко во тьму. Выбранный курс был особенно успешен в «Дарах Смерти», и Йейтс преданно следует ему в обоих «Тварях».

Предыдущая, стержневая, история о больших и малых волшебных зверушках, за которыми бегал по Нью-Йорку 1920-х Саламандер, делала весьма сильный акцент только на этих самых «тварях», плотно скрывая за веселой назойливой шалостью зачатки основной сюжетной канвы. Но писательница Роулинг не была бы собой, если не умудрилась бы среди всего этого, очевидно пока детского веселья, в крайне увлекательных подробностях рассказать зрителям о всех персонажах (и их характерах) и провести за ручку по ниточкам их взаимодействия, подкрепляя все своей фирменной чародейской динамикой. Но этих еле видимых просветов серьезности оказалось катастрофически мало, а злодея классически помпезно разоблачили лишь в финале, заставив зрителей заинтригованно ожидать продолжения. Этих продолжений, кстати, запланировано еще аж три.

«Преступления Грин-де-Вальда» построены уже немного из других кирпичиков: картина почти полностью излечилась от анималистики, набрала уже необходимый франшизный вес и инвертировала приоритеты сюжетных линий. Фигуры на доске теперь расставлены совсем в ином порядке и на передовую наконец-то выползает противостояние двух великих магов: Грин-де-Вальда и Дамблдора, в прошлом - друзей и даже «больше, чем братьев», скрепивших в юности отношения заточёнными в серебристый амулет каплями крови. Роулинг, чье признание в гомосексуальности директора «Хогвартса» шокировало в свое время фанатов, здесь, к счастью, всего лишь обозначит его гейскую сущность: шепнет на ухо, но не прокричит на весь двор. Хватит и пары невинных взглядов, крупных планов крепко сжатых мужских рук – и вы сами все поймете.

Кроме этой стороны личной жизни, с Дамблдором вообще все и так понятно, ничего нового о нем и не сообщается. В автопилотном (и, бесспорно, эталонном) исполнении Джуда Лоу он промелькнет всего-то пару раз с парочкой пафосных фраз, скорее больше предоставляя популярную сегодня услугу фансервиса. За то недостаточное количество времени, которое отводит ему Йейтс, Дамблдор будет чаще сливаться с очередной битвы со злом, чем брать на себя какую-либо ответственную сюжетную функцию. Но особо переживать за это не стоит: свою «миссию» он все же выполнит, после чего вновь спрячется за кулисами.

А вот мистер Грин-де-Вальд, мрачный образ которого виртуозно воплотил Джонни Депп, наоборот, оказывается на удивление весьма интересной личностью. В этом гетерохромном блондине с филигранным андеркатом (в профиль напоминающим почему-то Якубовича) заключен маг-революционер, либерал, борющийся за свободу и равноправие магов и маглов (в Америке – просто немагов). Правда не совсем праведными способами. Временные рамки 1927 года здесь неслучайны: через главного злодея в картину также смело проталкиваются ничем не прикрытые темы гуманизма с пацифизмом. Но избитая критика истребляющего себя же в бесконечных воинах «варварского общества» (показанная пророческой проекцией Грин-де-Вальда) совсем не в духе Роулинг и бессмысленно рвет шаблон магической сказки.

Несмотря на все это, «Преступления Грин-де-Вальда» получились еще более динамичными по темпу и напряженными по сюжету, чем предыдущая часть франшизы о тварях. Ряды магических существ также пополнились огромным китайским кото-драконом и целым морским конем из зеленых водорослей, а крохотный пушистый утконос-клептоман обзавелся парочкой таких же падких на золотые побрякушки друзей. Саламандер же заменил свой чемодан-зоопарк таким же бездонным подвалом, в котором помещаются даже целое озеро и бескрайние поля. Тварей лишили амплуа шутов и наделили конкретными функциями: они больше не ползают без дела, а помогают героям и двигают сюжет.

Безусловно, все это изобретательно придумано и безумно красиво воплощено на экране благодаря воображению художников и сопровождающей все действо музыке оскароносного Джеймса Ньютона Ховарда («Темный рыцарь»«Бэтмен: Начало») – придраться к форме здесь совершенно невозможно. Чего не скажешь, конечно, про сюжет, адекватность которого постепенно сходит на нет ближе к середине истории. В какой-то момент Роулинг начинает все переусложнять, флешбеками рассказывая о происхождении какого-то там третьестепенного персонажа, который совершенно не связан с основным сюжетом, а лишь кое-как пересекается с главными героями. Весь этот странный ком заденет по касательной и остальных, а в самом пике этого нелепого сумбура герой Эзры Миллера заговорит за зрителей и воскликнет «Ну кто же я?!» Сюжетная перегруженность будет ощущаться ровно до тех пор, пока герои не решат, кто кому брат, а кто сват: Маша дружит с Сашей, но Саша не дружит с Колей – в принципе, классический роулинговский книжный ребус, завезённый прямиком из поттерианы.

В этом нагромождении всего и вся поначалу будет трудно уловить зерно смысла. Кажется, что Роулинг просто проверяет нас на прочность. Но нужно только перетерпеть и пуститься в бешенные приключения по волшебному Парижу, который затмила черная вуаль. Ведь в конечном итоге Роулинг с Йейтсом прекратят играть в дешевую мыльную оперу, возьмут себя в руки и обрушат с экрана долгожданный экшен вселенной чародейства и волшебства, ради которого стоило купить билет. А потом - эффектно сожгут все синим пламенем и в финале заставят-таки зрителей «уронить челюсть». Акцио – челюсть!

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Инопланетное пати в Париже: почему новые «Люди в черном» заставят вас стереть себе память Пепел к пеплу: Саймон Кинберг и Fox хоронят франшизу о мутантах в «Люди Икс: Тёмный феникс» Кинопремьеры недели: «Рокетмен», «Люди Икс: Тёмный Феникс» и новый фильм Брайана Де Пальмы Атомный реслинг: насколько ужасна «Годзилла 2» Майкла Догерти Кинопремьеры недели: «Годзилла 2», «Так сказал Чарли» и сиквел «Тайной жизни домашних животных» «Красочная буря в пустыне»: ремейк «Аладдина» от Гая Ричи Кинопремьеры недели: «Братство», «Война Анны» и «Коридор бессмертия» На пороге вечности: «Мстители: Финал» «Игры разумов»: Шон Пенн и Мэл Гибсон создают Оксфордский словарь Кинопремьеры недели: «Синонимы», «По воле божьей» и «Последствия»


Идет загрузка...