0
  • Коротко
Политика

На войне как на войне

В самом разгаре Псковский международный медиафорум, собравший сегодня в стенах «Простории» более 350 журналистов, экспертов и практиков в области медиа из 6 стран мира и 24 регионов России. Корреспондент Псковского агентства информации Михаил Синёв пообщался с экспертом и модератором медафорума, первым заместителем председателя комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты России, главредом USA Really Александром МАЛЬКЕВИЧЕМ, который рассказал о первых впечатлениях от медиафорума, информационной войне и трудностях реализации медиапроектов за рубежом.

Александр Малькевич. Фото Александра Машкарина

- Вы принимаете очень активное участие в Псковском медиафоруме – выступаете с докладом, участвуете в дискуссии в качестве модератора, ведете церемонию награждения. Вы часто участвуете в таких мероприятиях в регионах, или приехать в Псков вас заставили какие-то личные контакты и связи?

- Я, конечно, часто участвую в региональных медиасобытиях, которые имеют позитивную повестку, потому что мне это интересно, и я сам выходец из региона. Во многих субъектах России работал как медиаменеджер, и в Общественной палате веду эту тематику.

Но, безусловно, к Пскову у меня личные, очень теплые отношения, потому что я хорошо знаю руководителя региона и являюсь его подписчиком во всех социальных сетях. Благодаря этому, в первую очередь, также, как и остальные подписчики, вижу все его усилия, которые он принимает для того, чтобы придать новое ускорение, дополнительный импульс жизни региону. Мне это ценно. И всё, что могу делать в плане его поддержки – я готов делать.

- Как вы оцениваете уровень организации Псковского медиафорума, состав участников и экспертов? Много ли в России такого рода региональных площадок?

- Уровень очень высокий для первого раза. Обычно, как принято в России – первый блин комом. Но нет! Настолько ответственно подошел оргкомитет, продумана куча деталей. Это производит впечатление, на самом деле, потому что я в этом году был на минимум двух десятках мероприятий в регионах.

Особенно это важно вот почему: не секрет, что Москва, в плохом смысле этого слова, относится очень свысока к российским регионам. Мол, Псков маленький, на отшибе, какие там могут быть СМИ. А ты приходишь, смотришь на выставку Псковского медиафорума, и понимаешь, что в Псковской области, в которой 600 тысяч с небольшим населения, такое разнообразие СМИ! На любой вкус. Причем не только региональных, муниципальных. Это производит впечатление.

Фото Александра Машкарина

Что касается спикеров, то, на самом деле, в регионах проводится очень много разных мероприятий с претензией на медийность или что-то еще, где нам предъявляют каких-то пожухлых экспертов, хоть и не корректно так говорить. Персон из прошлого, каких-то непонятных людей академического характера. А в Пскове заявлено такое количество людей статусных участников! К примеру, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин. Многие регионы дорого бы дали, чтобы его к себе заманить. Также на Псковском медиафоруме очень много практиков. И мне приятно, что из разных регионов приезжают люди, которые реально руководят средствами массовой информации, строят холдинги, их развивают. Именно для того, чтобы обменяться опытом на межрегиональном уровне.

Поэтому уровень очень высокий и достойный для первого раза. Но и не будем забывать, что фишка Псковского медиафорума – это международное сотрудничество. И то, что приехали люди из Прибалтики, Европы, журналисты не только русскоязычных СМИ, но и иностранных, – это очень круто.

- Как вы оцениваете эффективность такого рода мероприятий? В чем она может быть измерена? К чему должны стремиться организаторы?

- Первое и самое важное – это общение. Общение самих СМИ внутри региона, на межрегиональном уровне. И второй момент, если говорим о международном сотрудничестве – это общественная дипломатия, так называемая «мягкая сила». За границей нас «мочат», это надо откровенно признавать, но к нам приезжают люди из других стран и видят, что мы – нормальные люди, что у нас здесь хорошо, симпатично, уютно, по-европейски. И это – лучший PR.

Фото Александра Машкарина

Многие же говорили, что в этом году самая яркая PR-акция страны – Чемпионат мира по футболу. Приезжали иностранцы и признавались, что их чуть ли не в последний путь провожали дома. Они говорили, что увидели настоящую Россию.

Поэтому, чем больше будет вдоль границы, и не только вдоль границы, таких разнообразных мероприятий – тем будет лучше для всей страны.

- Как медиаэксперт и медиаменеджер, каким вы видите «медийный портрет» Псковской области? Что нужно сделать, чтобы изменить его? Каких ресурсов требует такая работа, как много времени она может занять?

- Я, как эксперт, скажу, что на это смогу ответить только завтра вечером, после двух дней работы медиафорума. Бывает, что человек приезжает, и еще ничего не произошло, а он уже начинает раздавать советы, указания какие-то, читать нравоучения. Я вообще этого не собираюсь делать. Я очень активно вовлечен в эти процессы, и как модератор в том числе, - моя задача организовать эту дискуссию.

Я вписался в проект и готов модерировать дискуссии для того, чтобы дать возможность всем высказаться, и чтобы все вместе пришли к каким-то выводам. Здесь псковские журналисты обменяются мнениями, выработают свои предложения на федеральный уровень. Завтра, пожалуйста, будет Алексей Волин, ФАДН, Общественная палата и другие организации, будет губернатор и вся верхушка области – вы сгруппируйте и озвучьте эти идеи. И будем обсуждать, что возможно осуществить, а что нет. Для этого всё и проводится.

- Весьма продолжительное время вами велась работа над новым американским порталом новостей USA Really. Предпринимались попытки его блокировки американскими властями – они посчитали его провокацией. Хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

- Я очень часто, когда в регионах выступаю с открытыми лекциями, чувствую себя как жрец Лаокоон из Трои, который кричал: «Ребята, не надо Троянского коня пускать в город!». Я просто объясняю всем: «Коллеги, мы сейчас вынуждены свои СМИ в соцсетях развивать на чуждых нам платформах. Имейте ввиду, вы можете в мгновение ока лишиться всего». И у меня были такие встречи, когда моим словам не верили, как Лаокоону. И вот, пожалуйста, недавно в Instagram удалили без объяснения причин аккаунт телеканала «Архыз24», его директор здесь сегодня медиафоруме. Они ничего не нарушали, им никто ничего не говорил. 100 тысяч подписчиков, 4 года работы, тысячи постов, фотографий, видео – всё исчезло. Прошло еще 4 дня, Instagram удалил аккаунт РГВК «Дагестан».

Фото Александра Машкарина

Мы все должны понимать: то, что нам навязали несколько лет назад – необходимость развиваться на не принадлежащих нам площадках – это самая страшная мина замедленного действия под нашими российскими СМИ. Завтра это может произойти с условным псковским СМИ, которое ничем не провинилось перед Америкой, перед Цукербергом, считает, что их не коснется участь коллег. Посчитают там наверху: а зачем это они в Пскове проводят форум международный, на который приглашают журналистов из Европы, рассказывают им, что Россия хорошая, может и про Путина говорят хорошие слова?! Надо заблокировать!

Мы должны всем обществом добиваться от министерства, от Роскомнадзора, от кучи других организаций поисков решения. Разрабатывать свои площадки, свои платформы, потому что в этой сфере мы не защищены никак.  

- Не так давно вас задержали сотрудники ФБР и три часа допрашивали в Вашингтоне.  Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию. Является ли такое внимание американских властей к вашему проекту лестным для вас?

- Конечно, это лестно. Потому что нас везде блокируют, громят, запугивают наших американских авторов – это говорит о том, что наш молодой проект реально их там пугает. Значит, им есть чего бояться. А боятся они того, что мы говорим то, что есть на самом деле. Лучше всех сказал ведущий программы «Время покажет» Артем Шейнин на Первом канале: «Странно, что вас раньше не задержали, потому что вы рассказываете правду о том, что реально происходит в Америке».

Фото Александра Машкарина

Я съездил туда на промежуточные выборы 6 ноября и столько всего увидел, что сейчас на сайте Федерального агентства новостей в ежедневном режиме публикую свой авторский документальный сериал о выборах – каждый день выпускаю серию про один штат. Тут как шутке: «И эти люди запрещают нам ковырять в носу». В каждом штате адское количество нарушений: вбросы, фальсификации, безобразная грязная кампания.

- На ваш взгляд, каждый может столкнуться с такими препятствиями, реализуя независимый медиа-проект за рубежом?

- Абсолютно. И не только медиа. Любой человек, благодаря соцсетям, уже находится «под колпаком». Каждый день, если читать специализированные ресурсы, мы узнаем, что Facebook Messenger у нас на телефоне в спокойном режиме всё фиксирует и записывает. Мы уже перестали удивляться таргетированной рекламе, которую получаем в поисковиках. Это говорит о том, что все наши запросы фиксируются. Сейчас пошла новая волна: нам говорят о том, что Google Chrome отправляет на какой-то сервер всё, что мы пишем во вкладках.

Если меня, известного журналиста и общественного деятеля в Штатах вот так приняли, то любого туриста могут положить лицом на пол, выпотрошить и проверить то, что наснимали, с кем общались и так далее.

В принципе, история Марии Бутиной показательна. Это наша студентка, которая в Штатах вообще училась и просто активно общалась с людьми, не скрывала этого, выкладывала фотографии в Twitter, Facebook. Ей подборочку сделали и сказали: «О-о, так вы шпионка!». И она сидит полгода уже.

Фото Александра Машкарина

- В России работают американские СМИ, например, радиостанции «Голос Америки», «Радио Свобода» и телекомпания CNN. Можете их назвать средствами ведения информационной войны?

- Так и есть. Огромное количество иностранных СМИ у нас работает, никаких проблем не имеют. Они учредили разнообразные «дочки», которые косят под российские СМИ. Они не имеют никаких проблем на российских площадках социальных сетей. Есть куча СМИ российских, которые теперь работают на гранты, полученные на Западе. Это звучит как хохма. Журналист какой-то уезжает в Америку, полгода стажируется, получает там грант на развитие расследовательской журналистики. Ответьте мне на вопрос, а почему вдруг так? Почему вдруг Стэнфордскому университету стала так важна расследовательская журналистика в России? Почему вам, друзья мои, не выдать грант на развитие расследовательское журналистики в США? Причем эти же вопросы они задают нам. То есть, у меня агенты ФБР в открытую спрашивали: «Почему вас так интересует жизнь в Америке? Почему вас так интересуют американские новости?». Так я то же самое у них спрашиваю: «А почему вас интересует наша жизнь? Даете условному Ивану Пупкину 500 тысяч долларов, и это не секрет, на запуск СМИ».

- Некоторые американские СМИ заявляют, что USA Really создано для антиамериканской пропаганды и вмешательства России в промежуточные выборы в конгресс США в ноябре 2018 года. Как вы можете прокомментировать их заявления?

- Лучше всего тут ответила на днях бывшая замминистра внутренней безопасности США на одной из конференций. Она говорила про Russia Today, про в целом российские СМИ, которые, как и мы, работают на этом рынке. Потрясающая фраза, которая, если вольно перевести, звучала так: «Да, они говорят правду. Но это не то, что нам нужно, потому что эта правда призвана разобщить наше общество». Я вообще наслаждаюсь высказываниями официальных американских лиц, и не только американских, потому что они по простоте душевной говорят то, что думают.

- Тогда можно ли назвать USA Really оружием в информационной войне?

- Я считаю, что таких проектов, как USA Really, должно быть больше. Это оружие, которым мы защищаемся в этой информационной войне. Защищаемся, пытаясь атаковать и контратаковать. Потому что нас лупят, каждый день рассказывают, как мы плохо живем, всё разваливается, но сколько можно бить по хвостам? У нас может что-то и разваливается, но у них там разваливается как минимум не меньше, а на самом деле больше.

Вернусь к выборам – это всё открыто, легко проверяется. Мы то у себя разобрались с выборами, а в Америке в двух штатах – Джорджии и Флориде – две недели не могли объявить результаты выборов, потому что там считали и пересчитывали бюллетени с кучей скандалов. Им сначала у себя надо навести порядок, а потом нам давать советы, а то смешно получается. Я уже молчу про работу СМИ, которую наблюдал в ночь американских выборов – это не СМИ, это не журналистика. Это самая махровая оголтелая пропаганда.

- Какими методами можно выиграть информационную войну? Или так и будем защищаться и контратаковать?

- Мы должны вкладывать деньги в эту войну, потому что как говорят – если не будешь кормить свою пропаганду, то будешь кормить чужую. Американских СМИ в России куча, а наших там ни черта – Russia Today, Sputnik и USA Really. Всё. А нужно больше. И нужны технические решения, потому что сеть Интернет – не наша. Facebook, Twitter, Instagram, WhatsApp, YouTube, Google – мы можем загибать и загибать пальцы. Там посчитают, что необходимо, дернут рубильник и мы с вами останемся вообще без всего. Будут «ВКонтакте» и «Одноклассники» с Telegram и «аська».

- По вашему мнению, когда началась «Третья мировая» информационная войны и кто дал ей начало?

- Ей начало дали, естественно, на Западе. И идет она в уже такой понятной форме начиная с 2014 года. Когда Россия, по их мнению, вдруг взбрыкнула, стала себя активно утверждать: воссоединение Крыма, блестяще проведенная Олимпиада, подготовка к Чемпионату мира по футболу. И вдруг оказывается, что Россия – активный игрок с мощной поддержкой людьми власти. И пошло-поехало.

Более мощный виток информационной войны начался с 2016 года, потому что победил Трамп, который шел с программой улучшения отношений с Россией. И то, что называется deep state – глубинное государство, теневое правительство, не могло позволить состояться этому сближению.

В 2018 году Владимир Владимирович Путин уверенно, ярко, мощно победил, и поэтому еще больше усилилось давление на нашу страну. Если рассчитывать, следующий мощный виток будет в 2020 году, потому что, если не произойдет никаких чудес, Трамп выиграет следующие выборы и получит вообще карт-бланш. Потому что там на два срока избирают и ему вообще будет всё равно - впереди 4 года, чтобы выполнить свои планы, и тогда точно будет что-то жуткое.

Фото Александра Машкарина

- На это войне есть союзники или каждая сторона сама за себя? Мы выигрываем?

- Союзников у нас пока нет. Мы одни. Мы пока не выигрываем войну, но выигрываем в том плане, что у нас отлично налажена общественная дипломатия и «мягкая сила».

- В СМИ была информация о том, что у вас в планах выпустить сборник очерков о политической ситуации в Америке с рабочим название книги — «СШАнутые». В связи с чем было принято такое решение и когда мы увидим сборник на полках книжных магазинов?

- Будет. И не один. Надеюсь, и хотелось бы, чтобы это было весной – до лета. Решение принято потому, что накопилось очень много материала. Я сам только 4 раза был в Штатах в этом году, очень многое видел. То, что видел – подкреплено фото- и видеоматериалами. Это тоже дополнительно бесит американцев, потому что если что-то говорю, могу это доказать. А чего это держать в себе – надо рассказывать.

- Планируется выход сборника на внешние рынки?

- Я думаю, да.

- Есть ли вероятность того, что рабочее название книги останется или уже есть идея для названия сборника?

- Название «СШАнутые» мне нравится. Думаю, первую книгу под этим названием выпустить.

Михаил Синёв
Версия для печати
  • Сюжет
  • Псковский международный медиафорум


Идет загрузка...