2
  • Коротко
Культура

Крупная рыба Овального кабинета

С 21 февраля большие экраны захватила «Власть»: комедийная биографическая драма Адама МакКея о 46-м вице-президенте США Дике Чейне, роль которого героически исполнил Кристиан Бэйл, в который раз изменивший себя до неузнаваемости. Муслим Камалов щедро выписывает восьмикратному номинанту на «Оскар» звание эталонной биографической драмы при всех возникших к ленте вопросах.

Хорошенько вмазанный упитанный паренек после удачного кутежа в кабаке мчится по ночной дороге в Вайоминге конца 1950-х. Поддавшего мужичка останавливает полиция и тот еле выдавливает из себя четыре строчки из песни вместо имени, еле волочит ноги, в конечном итоге скукоживаясь в форму эмбриона у ног правоохранителя. Еще через некоторое время этого паренька выгонят из Йельского университета за нескончаемые пьянки и дохлую успеваемость, ему придется перебиваться работой электромонтёра, зависая на столбах ЛЭП, а с другого бока мужика будет подпиливать тревожная подружка Линн (Эми Адамс). Этот горе-человек – молодой Дик Чейни (Кристиан Бэйл) и своему будущему грандиозному успеху на политическом поле США он будет всю жизнь обязан супруге. Линн в нужный момент радикально перезагрузит его, поставив классический женский ультиматум: «Бросай бутылку и вставай на лыжи, либо я собираю чемоданы».       

Дальнейшая судьба Дика Чейни известна практически каждому: стремительный взлет по карьерной лестнице в Белом доме под крылом экстравагантного Дональда Рамсфельда, завоевание политического доверия и получение контроля над принимаемыми госаппаратом решениями, и скоропостижная утрата влияния, а позже - должность вице-президента США. И фильм Адама МакКея со всей скрупулёзностью воспроизводит эти, казалось бы, не совсем увлекательные для избалованного блокбастерами зрителя события. Неизбежно сухую политическую историю о превращении мягкого и покорного семьянина Чейни в монструозного чуть ли не диктатора МакКей, в уже характерном для него стиле, представляет в максимально разжеванном варианте. «Власть» сделана с той же удачной комбинацией карт, состоящих практически из одних козырей, что и прошлая работа режиссера – финансовая эпопея «Игра на понижение». Там МакКей еще прощупывал незнакомую для себя почву «легкомысленно о сложном», в итоге заслуженно получив «Оскар» за лучший сценарий. Это, естественно, пробудило в режиссере еще больше азарта, вдохновения и амбиций. В новом фильме МакКей вдвое увеличивает дозу режиссерского стиля. И, вроде бы, такой подход более чем понятен и логичен: зачем менять то, что отлично выстрелило в 2015-ом. Очевидно, нужно работать с формулой дальше. Да, МакКей, безусловно, развивает свой режиссерский талант, отточенный в «Игре на понижение». Но все же, его «Власть» начинает отдавать флером вторичности.

При этом новаторская режиссура МакКея все еще остается в его руках мощным инструментом, с помощью которого он заставляет поверить в то, что политическая биографическая драма – это тоже блокбастер, где, если хорошенько приглядеться, найдутся свои супергерои. Солирующего здесь Дика Чейни, к примеру, МакКей в определенный момент удачно сравнивает с Галактусом – вселенским суперзлодеем из комиксов Marvel. Ообнаружив весьма грозное оружие под названием «унитарная исполнительная власть», молчаливый тучный кардилан Чейни подчиняет себе всех и каждого, убирает негодных и неверных с дороги и заполучает заветный контроль практически над всеми вопросами, стоящими перед государством. Чем вам не «Танос» с собственной «перчаткой бесконечности»? «Власть» перенасыщена подтруниванием над историческими фактами, уважаемыми персонами и мутными политическими определениями. Полуголая Марго Робби в ванной с бокалом игристого, затирающая об ипотечных кредитах с милой улыбкой – забудьте: это слишком еще цветочки по сравнению с ироничными объяснениями бюрократических тонкостей во «Власти». Но МакКей, конечно, позволяет себе в некоторые моменты и слишком толстую разновидность иронии: ему ничего не стоит простебать и самих зрителей, пустив, к примеру, в середине фильма фальшивые титры. Собственно, почему бы и нет: издевательский тон крайне органичен во «Власти».

В добавок к разоблачающему Чейна-изверга политподтексту, МакКей успевает раздавать отрезвляющие пощёчины: к примеру, «прилетает» глупому молодому поколению за не вовлеченность и тотальное безразличие к происходящему. То есть, по мнению МакКея, если бы подрастающее поколение заметило приход в власти Чейна и его последующие радикальные решения, то это, конечно же, многое бы изменило. Что же, и эту мысль можно принять. Но в такие моменты МакКей дает скорее затрещину собственной картине, привнося в нее эту, кажется, совершенно лишнюю мысль.

Светящийся кристалл «Власти» - неопознаваемый за слоями пластического грима Кристиан Бэйл, который великолепно исполняет роль легендарного политика одной лишь походкой и мимикой. Кто знает, возможно, его и правда «укусил» сам Сатана, которого он поблагодарил за вдохновение, получая «Золотой глобус» за лучшую мужскую роль – настолько он вкладывается в каждую сцену, даже если от него требуется лишь покривить подбородком, нахмуриться или задумчиво посидеть со сложенными на столе руками.

Рядом с ним оскароносный Сэм Рокуэлл также виртуозно изображает Джорджа Буша-младшего картонной дурилкой, папенькиным сынком и отвязным подростком. Можно не переживать, облик 43-го президента США МакКей проработал с такой же максимальной исторической точностью, где-то, быть может, даже и приукрасил образ. Стив Карелл, сыгравший Дональда Рамсфельда с максимальной отдачей – еще одно удивительное актерское открытие этой картины. Карелл повторяет свой подвиг в фильме «Охотник на лис» и доказывает, что ему подвластны не только лишь комические персонажи.  

«Власть», приготовленная по-маккеевски, вышла удачной разоблачительно-лестной биографией, пусть и слегка вторичной. При всех недостатках, «Власть» остается эталонной увлекательной биографической комедийной драмой. Но лента МакКея вряд ли удостоится звания лучшего фильма года, поверьте, есть кандидаты и посильнее. В отдельные моменты МакКей забывается и его уносит в бесконечные, практически триеровские интерлюдии с пояснениями, а в лучших эпизодах фильма он играет в Майкла Мура и пародирует сериал «На грани».

Еще одна важная для МакКея тема – это, как ни странно, рыбалка, которую он во «Власти» превращает в одну большую центральную метафору, изображающую политическую гонку, где твой успех зависит от удачно подобранной приманки. Но история Дика Чейни говорит нам о том, что иногда может попасться слишком крупная и зубастая рыба, с силой (властью) которой совладать, увы, не получится.  

Муслим Камалов
Версия для печати
  • Сюжет
  • Киногид
Кинопремьеры недели: авторемейк диснеевского «Короля Льва» и хоррор «Солнцестояние» Инопланетное пати в Париже: почему новые «Люди в черном» заставят вас стереть себе память Пепел к пеплу: Саймон Кинберг и Fox хоронят франшизу о мутантах в «Люди Икс: Тёмный феникс» Кинопремьеры недели: «Рокетмен», «Люди Икс: Тёмный Феникс» и новый фильм Брайана Де Пальмы Атомный реслинг: насколько ужасна «Годзилла 2» Майкла Догерти Кинопремьеры недели: «Годзилла 2», «Так сказал Чарли» и сиквел «Тайной жизни домашних животных» «Красочная буря в пустыне»: ремейк «Аладдина» от Гая Ричи Кинопремьеры недели: «Братство», «Война Анны» и «Коридор бессмертия» На пороге вечности: «Мстители: Финал» «Игры разумов»: Шон Пенн и Мэл Гибсон создают Оксфордский словарь


Идет загрузка...