0
  • Коротко
Общество

Музейная работа

Псковский историко-архитектурный, художественный музей-заповедник готовится перейти в федеральное подчинение. Этому сопутствует процесс присоединения к нему музея-заповедника «Изборск». Известно, что федеральными станут не все музейные объекты в Пскове и не все филиалы музея в районах. По-прежнему открыт вопрос о директоре объединенной федеральной структуры. В прямом эфире проекта ПАИ-live советник губернатора, курирующий создание объеденного федерального псковского музея, руководитель регионального отделения Российского военно-исторического общества, профессор культурологии Александр Голышев рассказал о последних новостях по федерализации псковского музея, поделился своим представлением о том, какие именно подразделения должны стать федеральными и оценил эффект от грядущих изменений. Псковское агентство информации публикует стенограмму беседы.

- Председатель комитета по культуре Псковской области Жанна Малышева ранее неоднократно заявляла, что пока еще не понятно, как будет проходить объединение музеев. Сейчас у вас есть понимание, когда и что мы с чем объединим?

- Да, полное понимание есть и, более того, я думаю, что период дебатов, споров, поиска разных решений, завершен. 4 марта губернатор Псковской области Михаил Ведерников подписал распоряжение, которое несколько откорректировано, оно впитало в себя все замечания, предложения, которые были сделаны в период вот такой неясности. Действительно, вопросов много, хранители музеев в достаточной степени беспокоились не о себе, а о судьбе музеев, фондов, коллекций, как это все будет показываться и объединяться. Поэтому где-то Жанна Малышева наверняка была права, потому что раньше говорить было более сложно.

После 4 марта нам стало все предельно ясно. Был издан приказ комитета по культуре, уточнена дорожная карта и практически все решения, которые должны приниматься для объединения, имеют амплитуду 3, 5, 7 дней. То есть, все идет четко по законодательству. На сегодняшний день сделано очень много, я уже располагаю последней редакцией Устава, который устраивает все музеи. Сегодня мы закончим работу над структурой музейного объединения и над штатным расписанием.

Самое главное, что должен сразу сказать – ни один из сотрудников музеев не пострадает. Все замечания учтены.

- Вы сказали, что Устав утраивает работников всех музеев. Были какие-то дополнительные встречи, после встречи в Общественной палате, о которой мы знаем?

- После встречи в Общественной палате мы встречаемся практически каждый день с экспертами и руководителями. Эти встречи проходят в Комитете по культуре Псковской области, встречаемся мы у первого заместителя губернатора Псковской области Веры Емельяновой, которая возглавляет рабочую группу. То есть работа идет постоянно.

- Наш читатель интересуется по поводу названия будущей структуры и по срокам, когда начнет работу федеральный музей?

- Само объединение будет очень четко делиться на две части. Для того, чтобы достичь решения вопроса о федерализации нашего музея, мы в начале должны создать свой музей-заповедник: новый, единый, который объединяет в себе два музея. Поэтому рабочее название объединенного музейного учреждения сегодня, как прописано в решении губернатора, будет называться «Псково-Изборский музей-заповедник». В течение двух месяцев мы должны подготовить всю необходимую документацию, – передаточные акты, сверки фондов, имущественного комплекса, - и весь пакет документов передать в Министерство культуры РФ на экспертизу. После этого, если все устраивает, они готовят распоряжение правительства, которое переводит наше музейное объединение на федеральный уровень. Какое там останется название – мы сказать не можем, прислушаются они к нашему – очень хорошо, но возможно какие-то еще периоды, связанные с консультациями, пройдут.

По срокам мы создадим наше музейное объединение в мае-июне. В июне-июле все отошлем в Москву и, думаю, что в течение двух-трех месяцев будет принято решение о федеральном музее-заповеднике. Мы должны успеть все сделать до ноября. Потому что ноябрь – это месяц, когда утверждается бюджет, готовятся финансово-экономические заявки, и мы уже должны входить в новый год с ясным бюджетом.

- Если Изборский музей-заповедник - это более-менее единая структура, то Псковский – это большой комплекс, в котором около 15 объектов в областном центре и 5 филиалов по районам. Есть точное понимание, какие из объектов войдут в объединенную структуру?

- Полное понимание есть. И музей-усадьба Ковалевской и два наших великих музея-заповедника Римского-Корсакова и Мусорского – они входят в состав нашего объединенного музея-заповедника и переходят на федеральный уровень. Но есть у нас 5 музеев – Новоржевского края, Алтаевой в Плюссе, музей-квартира Спегальского в Пскове, дом-музей «Искры» и музей-квартира Ленина, - они переходят на муниципальный уровень. Сегодня даже в послании президента Владимира Путина четко прозвучало «забота о социокультурной среде города и района». Не совсем правильно, когда музеи не самых больших фондовых коллекций, которые имеют практически свое самостоятельное место в системе культуры города, переходят под чье-то другое ведомство. Они должны остаться в городе, работать с городским населением, прежде всего. Но для того, чтобы они могли нормально функционировать они получат соответствующий материальный комплекс и финансирование. Это не будет обуза районам или городам.

Вся подготовка к объединению музеев имеет три части: создание объединенного псковского музея, муниципализация этих пяти музейных отделов и уже передача нашего псковского музейного объединения на московский уровень, на уровень Министерства культуры.

- Финансирование этих музеев не будет осуществляться из городского бюджета?

- Нет, почему. Мы передаем и финансирование, и имущественный комплекс именно муниципалитетам. Сразу при создании бюджетов этих учреждений будет заложено все, чтобы они могли совершенно спокойно и плодотворно работать.

 - Музей-квартира Ленина сейчас не в самом роскошном состоянии находится. С переходом в муниципальное ведение не ухудшится ли его положение?

- Нет. Одна из главных задач и целей всех наших усилий по переходу на федеральный уровень – это прежде всего то, что ни одно из музейных учреждений не должно пострадать. Наоборот, мы создаем условия для более льготных условий их работы. Мы рассчитываем, что практически бюджет музея будет удвоен. Исходя из того, что освобождаются деньги на содержание сегодняшних музеев [Псковского и Изборского музеев-заповедников], мы можем передать в муниципалитеты достаточные средства, чтобы музеи [которые не войдут в объединенную федеральную структуру] работали гораздо лучше и плодотворнее уже в новых условиях.

- В цифрах можете ли вы привести показатели, на которые стоит ориентироваться?

- Естественно, до тех пор, пока не создано само псковское новое музейное объединение, сложно говорить, речь идет о несколько «виртуальных» цифрах. Если сегодня музейная сеть поглощает около 100 млн рублей, то примерные суммы, которые пойдут на содержание музейного объединения, это порядка 200 млн. То есть мы не только освобождаем эти 100 млн в бюджете, но и с ними есть возможность помочь муниципальным музеям.

- Приоритетные направления этого федерального финансирования будет определять Федерация?

- Да, конечно. Сейчас есть система финансово-экономического задания, нам будет доведено задание по количеству экскурсоводов, лекций, обработке фондов, реставрации фондов, подготовке выставок, экспозиций. И вот исходя из всего этого мы получим финансирование, необходимое для выполнения этой программы.

Финансирование федеральных учреждений несколько отличается от региональных. В региональных музеях денег, как правило, на большую часть деятельности не хватает. Здесь же совершенно раздвигаются обязанности и ответственность федерального музея, появляются новые должности, связанные с научно-исследовательской деятельностью, увеличивается количество реставраторов, которые должны обеспечивать содержание экспонатуры. Это и реставрация памятников, в которых находятся музейные отделы, то есть здесь все совершенно иначе. Мы с коллегами, анализируя всю эту ситуацию, пытались найти какие-то вызовы, которые могли бы нам помешать, и сказать, что что-то может быть хуже. Таких вызовов мы не смогли увидеть. Какое бы мы направление деятельности не взяли, они все в большей степени являются более перспективным моментом, чем были.

Одна из главных задач каждого музейного учреждения – это прежде всего сохранность фондов. Говорить о фондохранилище, хотя у нас великолепный уже есть проект, и он стоит порядка 600 млн рублей, сложно, анализируя бюджет Псковской области. Мы духовно богатая область, а вот финансово, конечно, тут такое противоречие заложено. Эта сумма, в 600 млн, совершенно реальна и подъемна для Федерации. Я и не сомневаюсь, что когда мы получим статус федерального музейного учреждения, то одна из первых задач, которую мы будем решать – это именно включение в план капитального строительства нашего фондохранилища. Это просто необходимо. Причем фондохранилище с открытой системой доступа: что-то можно показывать, проводить целые экскурсии по фондохранилищу. Это будет совсем другая методика и методология работы с фондами.

- Какие-то еще приоритеты можете выделить? Каким объектам, на ваш взгляд, требуется финансирование?

- Поскольку в основном музейные экспозиции, и в Пскове, и в Изборске, находятся в памятниках федерального значения, то мы можем просить и получим средства на содержание и реставрацию этих памятников. Должна быть обязательно расширена реставрационная служба музеев, это прежде всего связано с экспонатурой, это тоже реальные вещи. В большей степени будем входить в федеральные проекты, которые финансируются и в плане развития социокультурной среды региона, и в плане создания новых экскурсионных маршрутов и туров. То есть здесь и туристический поток становится более понятным, ясным и более перспективным.

- Наши читатели активно интересуются реставрацией «Покровского угла». Что думаете об этом?

- Действительно, это самая уникальная и самая крупная башня, которая настолько велика в своем духовном выражении, но с ней все очень сложно. Она вошла в программу Всемирного банка, начались изыскательские работы, но получилось так, что у методического отдела Комитета по охране культурного наследия Псковской области было слишком много замечаний. В итоге до министра [культуры РФ Владимира Мединского] дошли все неясности, он понял, что псковичи не готовы к презентации проекта. И когда он был зимой в Пскове, то он всенародно дал распоряжение исключить Покровскую башню из программы. Я думаю, это очень большая ошибка, если это состоится, мы продолжим работу по этой теме, и, конечно, обязательно найдем выход.

Такое украшение, такой исторически значимый объект не может быть заброшен и в таком состоянии он находиться просто не должен.

- Как вы понимаете тот конфликт, который развился в историческом пространстве с появлением информации о том, что возможным руководителем объединенной структуры станет директор Изборского музея-заповедника Наталья Дубровская?

- Считаю, что та нервозность, которая была высказана, она была связана прежде всего с тем, что люди по-настоящему волновались, что будет с музейным объединением. По Наталье Петровне скажу, что на ее плечи легли все проблемы, связанные с модификацией Изборска после юбилея, и она с этим справилась достаточно блестяще. Сложно давать сейчас какие-то оценки или принимать чью-то сторону – это значит не услышать другую сторону. Она серьезный директор с большим опытом, но вот, что произошло, то произошло. Она будет руководить Изборским музеем, как дальше все пойдет - там будет видно.

- Михаил Ведерников озвучивал «соломоново решение», что руководителем объединенного музея будет третье лицо, не связанное ни с Псковским, ни с Изборским музеями...

- Да, в этом есть действительно «соломоново решение», я думаю, что оно правильное.

Руководитель новой структуры – это совершенно техническая должность, это, так называемый «уполномоченный человек», который должен принять документы от Изборского и Псковского музеев, передать их в Комитет по имуществу, согласовать ряд позиций с Комитетом по культуре. Вполне возможно, что мне будет это поручено, но, повторюсь, что это чисто техническое руководство, которое нужно для того, чтобы собрать весь пакет документов и передать их в Москву. А у Москвы уже будет свое представление о будущем руководителе этого федерального учреждения.

- Вы для себя рассматриваете возможность такой работы?

- Я не думал на эту тему.

- Вчера прошло заседание рабочей группы по подготовке к празднованию 800-летия со дня рождения Александра Невского, главный пункт программы – это создание музея на территории Гдовского района, в районе деревни Самолва, рядом с легендарным местом Ледового побоища. Вы сказали, что в ближайшее время планируется выезд специальной группы Российского военно-исторического общества для оценки места и перспектив установки там диарамы. Расскажите немного об этом подробнее.

- Я прочитал «отзвуки» того разговора, который состоялся у Михаила Ведерникова. Люди не совсем все поняли, по большому счету. Эта диарама – это еще не федеральный музей, как пишут. Мы действительно считаем, что федеральный музей обязательно должен быть, потому что имя Александра Невского – это столь святое, огромное великое, оно отображает всякое представление о гражданской идеологии. Невский – это православие, это культура.

Все сейчас спрашивают «Невский, Невский, когда там что было?» Самый главный исторический урок Александра Невского в том, что граница, которую он провел между православным Востоком и историческим Западом, это один в один граница между Россией и Эстонией. Это граница двух миров. Поэтому мы должны всячески его имя показывать, воспевать и воспитывать на его примере новые поколения.

Сегодня такова жизнь, что общественная динамика обгоняет государственные возможности. И вот молодой художник Евгений Емельянов – главный художник Военно-исторического музея Санкт-Петербурга - создает огромную диараму, 15 метров на 4, «Ледовое побоище». Причем всего-то в России 4 диарамы, одна из них – Бородино, ее больше всех знают. Она просто завораживает.

В День воинской славы прошлого года был премьерный показ в музее, это просто здорово. Народ спрашивает: «Ну где же ее можно показывать, она же такая огромная?» Как где, в Самолве, на берегу Псковского озера. И вот появляется инвестор Олег Титберия, он возглавляет Военно-историческое общество Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Он взял на себя все инвестиционные расходы, уже выкуплена земля в Самолве, будет готовиться целый проект под этот павильон. У нас с 2008 года также при поддержке Министерства культуры РФ проводится огромная работа по созданию федерального музейного учреждения, у нас есть уже предпроектные исследования, схемы развития, схемы расположения объектов и так далее. Чтобы спасти рельеф исторический, в 2011 году администрация Псковской области принимает решение о сохранении этого места, как достопримечательности, связанной с Ледовым побоищем. То есть все сходится воедино. Сейчас мы передадим проектировщикам документацию, чтобы они не выходили из концепции федерального музея. И, практически, мы считаем, что открытие диарамы с той инфраструктурой, которая заложена предварительно в документации – это будет первый этап в создании федерального музея-заповедника.

Он подразумевает, прежде всего, диараму. Совершенно прекрасное было предложение на вчерашнем совещании у Михаила Ведерникова, чтобы сделать мультимедийный центр для того, чтобы можно было увидеть, как шли войска, какая там была битва. Для детей парки «Моя Родина – моя Россия» - это то, что является для них главным. Они мыслят сегодня не «по-книжному», как мое поколение, а «видеорядами». Если мы сможем показать им достойную видеокартинку, то они запомнят такой урок истории на всю жизнь. Для этого, конечно, нужно приложить массу усилий, и я думаю, что все это состоится.

Я знаю, что будут вопросы: «Ну зачем такую дорогостоящую диараму везти в Самолву, давайте мы ее под Псковом установим». Вот все хотят Невского прославлять под памятником Невского – это совершенно неправильно, есть понятие мемориального места. Мы же Бородинскую битву не отмечает где-нибудь в другом месте, подвиг Александра Матросова - едем в Чернушки Локнянского района, а не в каком-то другом месте. Я не сомневаюсь, что вот этот музей-заповедник, который будет посвящен Ледовому побоищу, он настолько оживит это место, и народ поедет туда. Если мы сделаем дорогу, а в документах есть пункт о восстановлении дороги, и достаточно большая сумма почему-то всегда отпугивала Министерство культуры. Как только мы это сделаем, появится диарама, мультимедийный центр, сделаем паркинг, общественное питание, туалеты. Это будет излюбленное место.

- Во сколько обойдется ремонт дороги?

- По ценам 2008 года, это стоит 300 млн рублей. Это не должны быть расходы Псковской области или Министерства культуры РФ. Есть же у нас те, кто занимаются дорогами, и надо решать эти вопросы.

- Когда состоится ближайший выезд Российского военно-исторического общества?

- Михаил Ведерников предложил в середине апреля выехать, посмотреть рабочему комитету, но, поскольку на 20 апреля назначена реконструкция, то я предложил 20 апреля выехать посмотреть, как будет разворачиваться реконструкция, откуда приезжают туристы. Михаил Ведериков принял решение провести заседание оргкомитета сразу после реконструкции, то есть увидеть своими глазами все, встретиться с туристами, реконструкторами, с населением, и принимать окончательное решение.

- Была новость, что Михаил Ведерников дал вам поручение начать работу по подготовке реконструкции 2021 года, будет ли это что-то особенное?

- Конечно, это все-таки 800 лет, концепция должна быть более объемная, обязательно должна быть конница, потому что она как раз была у рыцарей, а у нас обоз и рукопашная битва. Ну у нас уже было столько реконструкций, что реконструкторы нарушали стилистическую правду и побеждала не та сторона. Реконструктор - он ведь не артист, он живет этим, 2-3 дня в году он может показать, для чего он все это делает. Люди имеют свою историческую и духовную реализацию через эти реконструкции, это фанаты, которые настолько преданы своей идее, времени, одежде, мечу, что их никогда не переубедишь не заниматься этим. И вот для таких людей в 2021 году 18 апреля, скорее всего, в День воинской славы, это должно прозвучать очень и очень здорово.

Если на реконструкции присутствуют 5-6 всадников – это уже хорошо. Мы хотим 30-40 хотя бы. Чтобы рыцари были в тяжелом вооружении, чтобы и лошадь была в металлических доспехах. В Эрмитаже они представлены, посмотрите, это же фантастическое снаряжение рыцарей того времени. Это целое искусство.

- Деятельность Российского военно-исторического общества в Псковской области известна по установке памятников, мемориальных знаков. Ваши планы на этот и ближайший год?

- Мы помогаем провести фестиваль реконструкции, который будет на 39-х Международных Ганзейских днях в Пскове. Мы закончили финансирование работ по командно-наблюдательному пункту в Острове на «Линии Сталина». Благодаря РВИО теперь там два объекта: командно-наблюдательный пункт и ДОТ № 1. Открываем памятник Солдату-победителю в Локне, устанавливаем пять мемориальных досок в Пскове. В целом нужно сказать, что Москва нас не обижает и наши мероприятия финансируются хорошо. Ну и, самое главное, мы издаем уже 4-ый год «Военно-исторический вестник», это очень серьезное издание, принимают участие авторы из Санкт-Петербурга, Москвы, Белоруссии. Это издание просто уникальное.

Версия для печати
  • Сюжет
  • ПАИ-livе


Идет загрузка...