0
  • Коротко
Общество

«Золотая кладовая»: Псковские бриллианты чистой воды

Природа, надо признать, обделила Псковскую область полезными ископаемыми: у нас нет ни нефти, ни газа, ни драгоценных камней. Но в 1974 году во время земляных работ в самом центре Пскова на улице Горького под лопатой рабочих неожиданно всё-таки сверкнули алмазы.

Находка оказалась не новым месторождением, это был клад конца XIX – начала XX века. Неизвестный спрятал здесь украшения с сапфирами, бриллиантами, александритами и серебряные столовые приборы — всего 55 предметов, которые теперь любой желающий может поближе рассмотреть в «Золотой кладовой» Псковского музея-заповедника. Подробности о псковских кладах читайте здесь. 

В составе клада оказалось красивейшее колье-трансформер с алмазами и бриллиантами. Этим украшением мы открываем вторую пятёрку драгоценностей из огромной коллекции «Золотой кладовой», о которой Псковское агентство информации с помощью хранительницы фонда драгоценных металлов Ирины Галицкой рассказывает читателям.

Здесь и далее фотографии Дарьи Хватковой

Говорят, что драгоценности обладают магнетическим действием. Не врут. От этого колье трудно оторвать взгляд: его украшает 131 бриллиант и 94 алмаза, огранённых розой. Вариации этой огранки используются с XVI века,​ в современных ювелирных изделиях подобная огранка встречается нечасто и используется лишь для мелких алмазов.

«Алмазом может называться огранённый и неогранённый камень, бриллиантом  только камень с бриллиантовой огранкой. Поэтому колье именно «с алмазами и бриллиантами», несмотря на то, что природа происхождения камней одинаковая»,  пояснила Ирина Галицкая.

Цепочка, на которой держится вся конструкция, выполнена из редкого сплава золота с серебром. За счёт этого она имеет естественный серебряный оттенок. Ювелиры считают, что именно он гармонирует с прозрачными бриллиантами и алмазами. Золото же, отражаясь в гранях, придаёт камням желтоватый оттенок, который не лучшим образом сказывается на внешнем виде украшения.

Драгоценная вещица, найденная на псковском Завеличье, изготовлена в Санкт-Петербурге. Точной датировки украшение не имеет, предположительно ювелир корпел над ним в период с 1899 по 1908 год.

Колье, что в переводе с французского означает «ошейник», составлено из гирлянды с девятью звеньями в виде листьев и цветов, у гирлянды семь подвесок, а в центре драгоценной композиции помещён бант. Ленты банта покрыты мелкими алмазами в глухой оправе, крупные бриллианты удерживаются не сплошной стенкой, а отдельными стойками (крапанами). Такое крепление камня увеличивает блеск и игру бриллианта на свету. Кроме того, камни в такой оправе выглядят крупнее.

Средняя часть украшения с бантом крепится к общей гирлянде винтами, поэтому может легко отделяться, превращаясь в брошь с подвесками. Таким образом, владелица драгоценности могла иметь в своём распоряжении сразу два предмета. Кем она была, к какой национальности принадлежала — неизвестно, но её семья совершенно точно жила в достатке и могла себе позволить покупку таких драгоценностей.

Три серебряных пажа из Парижа. Речь, конечно, не о мальчиках-прислужниках, которых кто-то вдруг решил увековечить в серебре. Пажами в России XIX века называли деталь женского костюма в виде зажима, предназначавшегося для подхвата юбки. Впрочем, своё наименование этот предмет получил как раз по названию слуг, помогавших даме придерживать длинный подол. В воспоминаниях тех лет сообщается, что пажи «были созданы для того, чтобы леди могла изящно скользить по улице, не пачкая юбку, особенно в дождливую погоду».

Первый паж, представленный в псковской коллекции, украшен резьбой, а роль щипчиков-зажимов здесь выполняют два изящных серебряных листика. Второй выполнен в виде кольца из переплетённых веток и листьев. На раздвоенном зажиме закреплена крохотная фигурка индейца со стрелами, который как будто взбирается на дерево. Основание зажима украшено резными серебряными листьями. В третьем паже зажимам придали форму крылатых фигурок, напоминающих ангелочков.

Во второй половине XIX века применение пажа стало обязательным условием моды, так как приличия не позволяли женщине появляться с волочащимся по земле шлейфом. После 1870 года появление дамы в волочащейся юбке являлось знаком определённой нравственной ориентации. Цитируя Владимира Путина, такая женщина обладала «пониженной социальной ответственностью».

Когда «скользить по улице» не было необходимости, пажа за ненадобностью вешали на крючок шатлена. Шатлен (переводится с французского как «владелец замка») это аксессуар в виде цепочки с зажимом, на котором дамы носили полезные мелочи: ножницы, напёрстки, записные книжки. Существовали также пажи, которые крепились к кольцу, надетому на палец руки, или к браслету.

Серебряный ковш Рюкерта с разноцветной перегородчатой эмалью в виде цветочного узора с маленькой нарядной птичкой.

Немец Фридрих Мориц Рюкерт (на русский манер его звали Фёдором Ивановичем), привезённый в Россию в 14 лет, так и не принял российское гражданство, а потому вынужден был уехать из Москвы во время Первой Мировой войны. Но до этого ювелир владел своей мастерской, где в конце XIX — начале XX века и был изготовлен изящный позолоченный изнутри ковшик.

Через год после открытия мастерской, в 1887-м, Рюкерт заключил договор с московским отделением фирмы Карла Фаберже, поэтому примерно 80% всех изделий его мастерской продавались в магазинах под вывеской с фамилией знаменитого ювелира. Мастерам, работавшим на Рюкерта, несмотря на их профессионализм, запрещали ставить на изделия личные клейма, поэтому многие произведения остались анонимными. Исключение составляют лишь работы самого Фёдора Рюккерта. Он имел клеймо «Ф. Р.», которое можно разглядеть и на донце ковша из псковской коллекции.

Рюкерт вдохновлялся модерном и пропагандировал его национально-романтический вариант, используя в производстве ювелирных изделий народные мотивы. Поэтому ассортимент его мастерской, как бы сказали сейчас, вписывался в концепцию и замечательно подходил для стилизаций в древнерусском духе. Здесь производили ковши, братины, стаканы, шкатулки, оклады икон, ларцы и декоративные вазы. Часто эти предметы не выполняли никаких утилитарных функций и служили дипломатическими подношениями, призами и подарками по случаю юбилеев и памятных событий. Например, мастерской Рюкерта заказали братину (округлый ковш для питья алкогольных напитков) в 1902 году подаренную императором Николаем II французскому адмиралу Жерминэ. Помимо этого мастерская выпускала и вполне утилитарные вещи – чернильные приборы, ложки, чарки, портсигары, разнообразные футляры.

В декоре небольшого ковшика, который хранится в Пскове, использовано сразу 18 оттенков эмалей. Всю палитру эмалей мастерские Рюкерта изготавливали самостоятельно. Для сравнения современные мастера имеют дело лишь с 20 цветами, эмальеры фирмы Фаберже работали с эмалью 144 оттенков. Теперь некоторые рецепты составов утрачены, некоторые не используются из-за токсичности ингредиентов.

Роль окантовки для эмали на ковше выполняет витая проволочка — скань. С 1894 года серебряную проволоку для скани мастерская Рюкерта закупала на «Фабрике волочёного и площёного золота и серебра», принадлежавшей семье промышленников Алексеевых, из которой происходил Константин Станиславский (театральный режиссёр, актёр, педагог). В конце века Станиславский был председателем правления фабрики и являлся одним из совладельцев предприятия. Рюкерты были дружны с Константином Сергеевичем.

До последнего десятилетия предметов из мастерской Рюкерта в музеях насчитывались единицы: три предмета хранил Государственный исторический музей, кубок, ковш и пасхальные яйца радовали глаз посетителей Музея Хиллвуд в Вашингтоне. Часть вещей «затерялись» в частных коллекциях. И лишь в последние годы значительная часть работ Рюкерта с помощью миллиардера Виктора Весельберга собрана в петербургском Музее Фаберже. Как будто неприметный миниатюрный ковшик, - настоящая жемчужина коллекции Псковского музея-заповедника, причём до недавнего времени неопознанная. «Когда я обнаружила, что это Рюкерт, то, что называется, просто обомлела, - рассказала Ирина Галицкая. - Это недешёвая, конечно, вещь. Живописная перегородчатая эмаль — очень трудоёмкая технология, поэтому она не может стоить дёшево. Работа высокого класса. Ррюкертовских вещей плохих просто нет».

Предметы с клеймом Фёдора Рюкерта продолжают время от времени появляться на аукционах. Например, в 2008 году на аукционе Sotheby's чайница с эмалями Рюкерта продана за 205 тысяч долларов, в этом же году на аукционе Christie's чайный сервиз из трёх предметов ушёл за 301 тысячу долларов, через год большая чаша для пунша с ложкой-черпаком продана на Sotheby's за 482,5 тысячи долларов.

Серебряная митра с позолотой и драгоценными камнями изготовлена в Пскове в 1689 году по заказу митрополита Маркелла. Митрой  от греческого «пояс, головная повязка»  назывался головной убор архиереев, архимандритов, а также священников, которым право ношения митры предоставлялось в качестве награды.

Псковскую митру украшает золотая парча, целая россыпь речного жемчуга, шесть рубинов, пять изумрудов, четыре горных хрусталя, четыре граната, малахит, шпинель, перламутр, цветные стёкла, искусная резьба, которой славились местные мастера, и шитьё. По краю митры можно разглядеть 10 резных изображений святых, выше резные херувимы и серафимы. Окантовка выполнена в виде серебряной полосы с надписью: «7197 (1689) июня 29 дня построил сию шапку в обитель Всемилостивого Спаса боголепного Преображения что Мироже преосвященный Маркелл мтрополит Псковские и Изборский по своему обещанию по родителех своих».

Владыка Маркелл занимал Псковскую кафедру девять лет. Его мирское имя и год рождения неизвестны. До пострижения в монашество он много лет служил переводчиком в Посольском приказе. Эта должность требовала высокой квалификации. Обязанностью переводчиков была работа с документами (те, кто переводил устную речь, назывались толмачами и стояли ниже на служебной лестнице). При этом переводчик должен был не только переводить иностранные тексты на русский язык, но грамотно и без смысловых ошибок перелагать на иностранные языки письма царя иностранным монархам. Маркелл владел греческим, латинским, немецким, польским, татарским языками.

Дата пострижения Маркелла неизвестна, но Псковским митрополитом он стал 6 сентября 1681 года. В Пскове Маркелл использовал свой опыт дипломата и знание языков. В переговорах со шведскими властями и магистратом Ревеля (Таллин) ему удалось добиться разрешения восстановить там старинную православную Никольскую церковь, которую он сам освятил 1 мая 1686 года.

Во время пребывания Маркелла на псковской кафедре в Троицком соборе появились два покровца и воздух (матерчатые платы для покрытия церковных сосудов — дискоса и потира), выполненные в мастерских царевны Софьи Алексеевны, сестры Петра I. С 1930 года они хранятся в Русском музее. 

Серебряные сухарница, корзиночка, вазочка с крышкой, шкатулка-ларец с бирюзой выполнены в технике ажурной филиграни и относятся к концу XVIII — началу XIX века. Все вещицы — из довоенного собрания Псковского музея. Они не составляют единого гарнитура и, по-видимому, вообще принадлежали разным владельцам. На одной витрине представлены лишь благодаря одинаковой технике, которую использовали мастера.

Филигрань (в русской вариации скань) как техника обработки металлов существовала ещё в Древнем Египте. На Русь она пришла в IX-X веке и существует в ювелирном производстве до сих пор. В нашем случае материалом для филигранных изделий стала витая серебряная проволока. Ажурная филигрань – способ обработки металла, при котором узор спаивается только между собой, без фона, образуя невесомое кружево. Полное ощущение того, что мастер работал крючком с серебряными нитями, которые потом застыли в нужном узоре.

Представленные предметы выполнены в технике объёмной филиграни. Такие изделия изготавливают из отдельных частей, которые затем монтируют в целую композицию. Предварительный рисунок делается на бумаге, затем специальными щипчиками из проволоки выгибаются мелкие детали, по рисунку выкладывается и приклеивается контур будущего узора. Собранные детали посыпают припоем (измельчённый сплав серебра или золота с цветными металлами) и под действием огня спаивают в ажурное металлическое кружево. Это чрезвычайно кропотливое занятие, не зря название техники «филигрань» стало синонимом тщательной — филигранной — работы.

Ольга Машкарина
Версия для печати


Идет загрузка...