0
Общество

И была война: Падение Пскова летом 1941 года

Сидя летним днём на разрушенной опоре моста через реку Великую, что недалеко от деревни Выбуты, слушая как вода с ленцой огибает камни, подставляя тело лучам ласкового солнца, трудно вообразить себе 41-ый год. Но именно о нем я тогда почему-то подумал, точней про время Войны. Мне почему-то остро захотелось узнать про этот разрушенный мост. Информации про него не очень много в свободном доступе. Всё, что я нашел, это упоминание о том, что строили его советские военнопленные, которые находились в Шталаге-372, строили для снабжения линии «Пантера» и войск вермахта группы армий «Север».

Получается на этом самом месте, где я так расслабленно сижу, в годы войны рычали двигателями грузовики и лязгали гусеницами танки, выкрикивали лающие команды немецкие офицеры. Что эти люди делали так далеко от дома? Что думали солдаты и офицеры, почему их послали на войну в такие дальние края? По тем же данным, мост разрушила советская авиация уже в 1944 году, получается, последнее что этот мост видел до того как его разрушили - это отступающие немцы.

В этот теплый и солнечный мирный день все эти картины в воображении казались нереальным и неправдоподобным. Наверное также восприняли жители Пскова обращение наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова 22 июня 1941 года по радио.

В тот год было очень жаркое лето.

Пересечение современных Рижского проспекта и улицы Максима Горького.

Оценить и представить эмоции людей сейчас невозможно. С началом Второй Мировой Войны (1 сентября 1939 г.) в советских газетах о военных действиях в Европе упоминалось отнюдь не на первых полосах. Использовались нейтральные формулировки, речь шла как о чем-то далеком. Избегались оценочные суждения о той или иной стороне конфликта. Поэтому для людей в Пскове так же как и по все стране это было громом среди ясного неба.

Из воспоминаний ветерана Великой Отечественной войны Виктора Абрамовича Акатова, в то время он был вторым секретарем Псковского райкома ВКП (б):

22 июня 1941 года. Воскресенье. У нас рабочий день. Район трудно завершал сев. В 10 ч. утра сообщили: «В 12 ч. слушайте важное правительственное сообщение». Не ясно, но тревожные слухи. В 12 часов: «Война!» Митинги, пленум РК ВЛКСМ. Мое выступление на заводе «Луковка» — с неожиданным концом (женский психоз).

22 июня - начало войны, а 9 июля Псков уже захвачен.

18 дней, чуть больше двух недель. И Псковская область не была передним рубежом, передним рубежом были западные границы нынешних Литвы, Беларуси, Украины, Молдавии. Поэтому город имел меньшее значение, чем сегодня или в XVI веке. На момент объявления войны в Пскове проживало около 60 тысяч человек. Это даже меньше, чем сейчас проживает, например в Великих Луках. Город был и территориально намного меньше, почти полностью умещался как встарь, в пределах “окольного города”, и почти полностью на правом берегу р. Великой, на левом берегу город заканчивался уже в том месте, где сегодня идёт улица Народная. Никакой возможности подготовиться к длительной обороне не было.

Из Пскова в первые дни войны призвали на службу 15 тысяч человек.

Первые данные о происходящем, о продвижении войск противника жители города узнавали от беженцев — они вереницами шли по дорогам со стороны Прибалтики, Белоруссии. Шли даже ночью. С детьми, с домашним скарбом на телегах. А кто-то пешком, без верхней одежды. А то и обуви — в чем успели выскочить из дома.

В городе не было достаточного количества военных. Создавались так называемые «истребительные отряды» из добровольцев, очень много в них состояло студентов педагогического института. Ходили на экзамены уже с винтовками за плечами. Такие отряды использовались как вспомогательные для охраны города от мародеров. Они несли караул на важных с военной точки зрения объектах. Многие отступили в последствии вместе с Красной Армией, кто-то примкнул к партизанским отрядам.

Началась эвакуация. Но не сразу, долго ждали подтверждения из Ленинграда. Связь была очень плохая. Сначала вывозили материальные ценности (25 июня), мирное население начали эвакуировать только с 3-го июля. Транспорта не хватало, также по железной дороге прибывали войска, чтобы попытаться задержать противника на подступах, в Острове.

Откуда-то с юга области гнали скот. Живым морем коровы и поросята двигались в сторону Пскова, поднимая клубы пыли.

Уже 23 июня над Псковом пролетел первый вражеский самолёт. Регулярные же налеты и бомбардировки начались с 25 июня.

Из воспоминаний Виктора Абрамовича Акатова:

30 июня

Воздушные бои над Псковом. Уже известна фамилия командира звена — Покрышев. Сбит немецкий бомбардировщик. Фашист заявил, что сбит по недоразумению. Совхоз «Диктатура» начал эвакуацию свинопоголовья. Свиноматки пошли пешком. Начата предварительная эвакуация МТС. Такая же предварительная эвакуация в городе.

Троицкий мост, вид на улицу Леона Поземского.

8 июля во второй половине дня артиллерия противника обстреливала город – район вокзала уже из района Черёхи. В это же время в районе Корытово к железнодорожному мосту вышли немецкие танки 36-й моторизованной дивизии.

В городе оставалось 10 - 12 тысяч человек мирных жителей, которые попали под жесткий контроль военных. Передвижение по улицам с 19 часов вечера до 6 часов утра было запрещено. Требовалось сдать огнестрельное и холодное оружие, радиоприемники, велосипеды. Городской управой была проведена перепись населения. Введены рабочие паспорта. Население было мобилизовано на строительство дорог, возведение оборонительных рубежей, торфоразработки…

Вскоре улицы Пскова были переименованы. Так например, Октябрьский проспект стали называть улицей Гитлера, улицу Свердлова переименовали в Берлинерштрассе, Пушкинскую в Геллертштрассе (немецкий поэт эпохи Просвещения). Название некоторых улиц переводили на немецкий: Конная - Пфердештрассе (Die Pferde - нем., лошадь),

Были введены налоги, а также всех жителей, особенно мужского пола, обязали получить “рабочие паспорта” и прежде всего новые удостоверения личности.

Здание железнодорожного вокзала в Пскове

Между тем Военным трибуналом Красной Армии, были приговорены к расстрелу за оставление Пскова - генерал-майор Николай Михайлович Гловацкий, военинженер II ранга Александр Андреевич Головлев. А генерал-майор Иван Степанович Кособуцкий был приговорён к 10 годам заключения (в октябре 1942 года освобождён и принял участие в сражениях Великой Отечественной войны).

 

Продолжение следует.

Юрий Безруков
Версия для печати

Поддерживаете ли вы меры по борьбе с коронавирусом, предпринимаемые региональными властями?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...