0
Общество

«Била полотенцем, чтобы не оставлять следов»: секс-рабыни с псковской трассы рассказали о своей судьбе

На вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» ни одна девочка даже из самой неблагополучной семьи мечтательно не протянет: «Проституууткой!..» По доброй воле в эту профессию не идут. Правда, в последнее время проститутки реинкарнировались в эскортниц и продают себя за красивую жизнь, супердорогие шмотки, айфоны и путешествия. Подписчики Telegram-канала «Рынок шкур» примерно представляют масштабы бедствия. Но сейчас не об этих особах, у них, на первый взгляд, все по согласию. На свой салон красоты или квартирку в столице заработала – можно сказать, жизнь удалась. Мораль им пусть родители читают.

Сутенерская династия

В провинции, в том числе псковской, все примерно как в сериале «Чики», который интернет запоем смотрел летом, - жестко, больно и бесперспективно. Правда, на фоне нет саундтреков про русалок и веселенького припева голосом Дорна, вместо этого - секс-рабство, наркотики, побеги, избиения и прочие малоприятные приключения. Эту «идеальную» бизнес-модель сутенерши из Острова, городка в 50 километрах от Пскова, разрушили оперативники. Теперь фигурантка уголовного дела – в СИЗО, девушки – на свободе. Хэппи-энд. Подробности содержания предыдущих серий корреспонденту Псковского агентства информации рассказал майор полиции, оперуполномоченный по особо важным делам управления уголовного розыска УМВД России по Псковской области.

В 2018 году оперативники из собственных источников получили информацию о том, что островичка, ранее уличенная в сутенерстве, взялась за старое. Она фактически продолжила «династию» - ее родительница тоже прославилась организацией притона в Острове. Условный срок за прошлые грехи 33-летнюю женщину ничему не научил и не остановил, временные заработки и мелкие кражи из «Магнитов» и «Пятерочек» нужный уровень жизни не обеспечивали, поэтому с помощью знакомых рекрутеров «мамка» (назовем ее Роза) снова стала подбирать контингент.

«Скатаемся в Остров в гости»

Агентов Розы интересовали малообеспеченные девушки трудной судьбы, родители и родственники которых были бы только рады избавиться от лишнего рта или вообще не привыкли задумываться над тем, где и с кем находится их дочь: «Ну, нет и нет. Черт с ней!» «Кастинг» прошли три девицы 25-30 лет, в конце истории появилась еще и 16-летняя школьница. Оперативники предполагают, что на самом деле девушек было больше и остальным удалось покинуть островский бордель до того, как о нем узнала полиция. Об одной сбежавшей известно достоверно, ее выручил и довез до родного Смоленска дальнобойщик. Остальные тянули лямку плечевых «от звонка до звонка».

Нескольких девушек привезли к «мамке» обманом из других городков Псковской области: знакомый предложил «скататься в Остров в гости». Остальные «просто хотели подзаработать», но не думали, что зарабатывать им придется именно таким способом. Видимо, в своем воображении они представляли себя гейшами, которые развлекают мужчин разговорами. Во всяком случае именно в эту «лапшу» прибывшие в Остров охотно верили. Когда осознание все-таки приходило, деваться уже было некуда: паспорта нет, перед тобой трасса М20, на тебе мини-юбка, за тобой в оба глаза следит сутенерша. Обо всех своих свиданиях с клиентами «где, с кем, куда» девушки отчитывались «мамке» лично или по телефону.

Оперативникам девушки рассказывали, что их бесконечно запугивали и мучали, убежать ни с трассы, ни из двухкомнатной квартиры, в которой они жили вместе с Розой и двумя её малолетними детьми возможности практически не было. Через некоторое время из тюрьмы вышел сожитель Розы, причастный к убийству трех человек, и мысли о побеге девушки окончательно оставили. Но и без сожителя «мамка» не отличалась гуманностью в воспитательных средствах: она избивала подопечных, вывозила в лес, угрожала убить, если те решат сбежать или заявить в полицию. Позже одна из девушек вспоминала: «Когда я стала возмущаться и говорить, что не буду больше выходить на работу, то Роза наматывала полотенце на руку и избивала меня, чтобы не оставлять синяков. Била по животу и телу, постоянно унижала и оскорбляла».

Помимо дежурств на трассе Роза использовала девушек в качестве наркокурьеров. Знакомые привозили сутенерше партию марихуаны, обитательницы притона забирали «траву»: часть Роза оставляла себе, остальное руками невольниц распространяла среди знакомых. Иногда за партию Роза расплачивалась натурой, не своей конечно.

Когда «мамки» не было дома, девушки оставались на хозяйстве, кормили детей, а за притоном по доброте душевной приглядывали знакомые Розы.

Несмотря на угрозы и избиения, обитательницы островской квартиры время от времени все же решались на побег. Одна из них предпринимала три попытки освободиться, но каждый раз ее находили, били, возвращали и снова били. Били на глазах у остальных, чтобы неповадно было. Кровоподтеки на теле дальнобойщиков не смущали, а от фингалов спасал тональник поплотнее.

Но и прилюдные экзекуции наложниц с трассы не останавливали. Одной беглянке помогли отзывчивые молодые люди, к которым обратилась девушка. Ей вернули документы, и она смогла добраться до дома в 150 километрах от Острова.

Трасса + такси

«Точку» на трассе Роза организовала на въезде в Остров из Пскова – прямо на стоянке для фур у гостиницы – предпочтения целевой аудитории она хорошо знала. Девочек здесь предлагали днем и ночью в любую погоду. Время от времени «точка» смещалась вдоль М20 до самого выезда из города в районе деревни Заньково. Время от времени «мамка» подрабатывала в такси и расширяла клиентскую базу за счет пассажиров и коллег, которые предлагали подопечных Розы всем, кто желал продолжить вечер с девочками на квартире или в сауне. В таких случаях сутенерша лично доставляла проституток на место, забирала у клиентов оплату, а в конце вечеринки - своих подопечных. Цена за час отдыха с интимом вырастала с 1200 (столько плечевые стоили на трассе) до 2000 рублей.

Карманных денег проституткам не полагалось, все заработанное они отдавали «мамке», которая обеспечивала их едой, алкоголем, сигаретами, рабочей «униформой» и презервативами. На медосмотры никого не водили, хотя сутенерша утверждает обратное. Правда, один раз врачи в притоне все-таки побывали - подопечная Розы «залетела». Это «недоразумение», естественно, не освободило ее от работы, поэтому через некоторое время случился выкидыш.

«Я оказывала интимные услуги не по своей воле, - говорила потом в показаниях пострадавшая. - Всегда находилась в страхе, потеряла ребенка. Она избивала меня, унижала, заставляла работать по дому».

Хэппи-энд

Псковским оперативникам понадобилось некоторое время, чтобы тщательно задокументировать преступления Розы, установить связи, методы работы, помощников и выяснить схему, по которой существует и пополняется притон.

Уголовное дело расследовалось следственным отделом ОМВД России по Островскому району, но так как «под занавес» в притоне появилась 16-летняя куртизанка, дело передали в Следственное управление Следственного комитета РФ по Псковской области. Следователи завершили процессуальные мероприятия и отправили материалы в суд.

Сейчас фигурантка уголовного дела, обвиняемая в организации и вовлечении в занятие проституцией, ждет начала процесса в СИЗО Пскова. Девушки из притона отправились по домам и даже смогли найти себя в «мирной жизни» - у всех получилось устроиться на работу. Тут бы ввернуть фразу про «сейчас они стараются забыть о времени, проведенном на трассе», но впереди суд, поэтому вспомнить обо всем им придется еще не раз и во всех подробностях.

Ольга Машкарина
Версия для печати

Готовы ли вы ездить на работу на велосипеде?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...