Аэромен и два Острова: Константин Уваров — о спектакле «Царевна-лягушка» и особом подходе к созданию инновационного проекта

29 октября в БКЗ филармонии в Пскове в рамках 46-го Фестиваля русской музыки имени М. П. Мусоргского и Н. А. Римского-Корсакова состоится концертное детское мультимедиашоу «Царевна-лягушка» арт-проекта «Новая сказка». В интервью корреспонденту Псковского агентства информации автор сценария и художественный руководитель проекта «Новая сказка» Константин Уваров рассказал об инновационности сказочных представлений, необычном воздействии сказки на детей и черном аэромене на сцене.

- Что за арт-проект «Новая сказка»? Как он появился и чем примечателен?

Проект «Новая сказка» родился год назад, как, собственно, отдельный проект, но он вырос из другого проекта — «Контрабас квартет», который существует уже около восьми лет и который в своем арсенале имеет уже достаточно большой, широкий репертуар для детской аудитории, причем самых младших возрастов. То есть дети от трех до шести лет — это наша основная публика была в «Контрабас квартете» и остается до сих пор. Теперь мы надеемся привлечь эту же публику и на представление новой сказки, нового проекта. И примечателен он именно этим — концертные залы обычно скептически относятся к посещению детей младше шести лет, а вот мы, наоборот, эту аудиторию знаем, любим, умеем с ней работать. Если раньше «Контрабас концерт» был ориентированным на камерные концерты, аудиторию, проектом, то проект «Новая сказка» — это совсем другой масштаб, другой контент, визуализация этих концертов, хотя музыкальный материал всегда остается неизменным — это всегда классическая музыка. 

- В чем заключается инновационность проекта «Новая сказка»?

Во-первых, тот факт, что мы работаем для дошкольных детских групп. Это действительно инновационность, потому что редкий случай, когда кто-то с этим работает серьезно. То есть пытаться, может, и многие пытаются, но для того, чтобы это делать, недостаточно обладать хорошим, даже лучшим, музыкальным образованием и вообще владеть музыкальными инструментами. Это все хорошо, но этого недостаточно, необходим еще богатый большой опыт, родительский опыт, который у нас как раз есть. Дело в том, что члены нашего небольшого коллектива — это, во-первых, родители многодетных семей, во-вторых, один из нас — это родитель особого ребенка, что накладывает особый отпечаток на все. Мы довольно часто играем в специализированных учреждениях для детей, проще сказать, даем инклюзивные концерты, что то же весьма и весьма не многие могут позволить себе делать, мы умеем работать с такими детьми, и в этом тоже есть инновационность, инклюзивность, потому что это довольно непросто. Но мы, благодаря опыту родительскому с особыми детьми, с обычными детьми, это можем, и очень хорошо.

Инновационность заключается в самом подходе к тому, как преподносится детям классическое искусство. Сейчас многое меняется вокруг нас. Со стремительной скоростью буквально, то что раньше десять лет назад было совершенно обычным — сейчас уже совершенно не работает. Это же касается и восприятия классической музыки: современный ребёнок живет сегодня в совершенно другом темпе, в другом обществе, в совершенно другой культурной среде. И для того чтобы он имел возможность «привиться» к классической культуре, эту самую культуру ему нужно преподносить уже в немного другом виде, не так, как это делали обычно раньше. То есть простая концертная классическая форма, которая всегда практиковалось испокон веков, она сейчас для детей практически недоступна: если просто музыканты сидят с пюпитрами и с нотами в красивой концертной одежде, пять-семь минут поиграли, то ребенок не способен воспринимать это дальше. Какую бы гениальную музыку не играли и даже более того, как бы хорошо не играли. Ребенку нужна вовлеченность во все эти процессы, он должен быть заинтересован и ему должно быть интересно. И мы этим пользуемся.

Наш родительский опыт подсказал нам, что и наш ребёнок обучается жизни и вообще взрослеет и умнеет только благодаря двум в общем фактически направлениям в своей жизни — это игра. Либо, когда ему рассказывают сказку, когда он слушает сказку. Мы эти два приема как раз используем в нашем творчестве, то есть все наши программы либо связаны с игрой, с вовлеченностью детей — мы с ними играем буквально на сцене, они становятся фактически участниками представления. Либо мы рассказываем сказку, но делаем это так, что они тоже становятся участниками, в большей или меньшей степени, в зависимости от произведения, возраста. Это то, что отличает нас от многих других.

- При создании проекта на что вы больше всего ориентировались, чем вдохновлялись? Может быть, существуют иностранные аналогичные проекты?

Ничего подобного мы не видели пока, хотя в общем следим за обстановкой. К счастью, или к сожалению, ничего подобного нет. Проект возник не как что-то искусственное или придуманное, он возник просто из нашей жизни, это было совершенно таким органичным продолжением нашей жизни до этого проекта. То есть мы сначала учились музыке, потом в музыкальной школе, потом в училище, консерватории, стали работать, объездили двадцать тысяч раз весь мир. Сыграли кучу концертов, параллельно нарожали детей, получали опыт родительский и в какой-то точке это сошлось так, что мы поняли, что можем, как и своим детям, привить остальным любовь к классической музыке. Это уже взрослые люди сейчас, которые хорошо знают и любят музыку будучи не музыкантами все. Из наших пятерых детей нет ни одного музыканта: есть историк, врач, журналист, физик, а вот музыкантов нет. Все они прекрасно знают и разбираются в классической музыке, ходят постоянно на концерты.

Вдохновлялись мы тем, что видели на своих детях, но на что-то внешнее мы не ориентировались, просто мы видели какие плоды приносит любовь ребенка к классической музыке, интерес к этому виду человеческой деятельности, культуры человеческой в широком смысле. Потому что это действительно огромный пласт человеческого существования, человеческой жизни. И беден тот ребенок, который о нем не подозревает даже. Нам хочется поделиться тем, чем владеем мы, с другими детьми, чтобы другие родители тоже поняли, что они живут рядом с совершенно уникальной, потрясающей и невероятно красивой музыкой и не слушают её. Очень жаль. Вот нам хотелось бы это изменить.

- «Царевна-лягушка» — первый спектакль в рамках проекта. Почему выбор пал именно на эту сказку?

Мы выросли все из «Контрабас квартета» и встал вопрос о том, что мы должны сделать свои спектакли и представления гораздо более масштабными, красивыми и зрелищными для большой публики, больших залов. Встал вопрос какой первый спектакль выбрать. И вопрос оказался непростым, вызовом, и ушло какое-то время, прежде чем я решил для себя, что именно мы должны выбрать. Потому что у нас есть сказки самые разные и на музыку русских композиторов, на музыку европейских, восточная сказка, сказка «Буратино» итальянских композиторов, скандинавских.

Мне показалось, я почувствовал, что «Царевна-лягушка» должна стать первой. В ней есть необходимая динамика, с одной стороны, с другой —  такой элемент зрелищности, очень сильный, завязка, битва, победа добра на злом. В то же время все это построено исключительно на «седой» классике — Римский-Корсаков, Лядов, Стравинский. Я обожаю эту музыку. Мне хотелось бы ее донести до людей, чтобы мы играли эту фантастическую просто по своей красоте музыку. По совокупности всех исходных я решил, что мы должны играть её, хотя конкуренты сильные были.  

- Как вы считаете, детям понравится такое необычное, нетипичное представление?

Вы увидите это на представлении в Пскове.

- В вашем шоу задействованы визуальные проекции динамических картин. Расскажите поподробнее что это и как применяется?

Это как раз новый элемент в наших сказках, который мы стали применять начиная только с этого проекта, с этой сказки. Мы планируем сейчас все сказки наши теперь делать только с этим элементом и наши старые представления будем переводить в этот формат. Это, опять же, очень связано с тем, в каком темпе жизни растут наши дети, в каком мире. Он очень динамичный, быстрый, быстро меняющийся, когда нет обычно времени, чтобы тихонечко посидеть часочек в кресле-качалке и о чем-то подумать.

Над динамическими картинами мы очень долго работали. Мы заказали их хорошим художникам, но оказалось, что это очень сложно. Я никогда раньше не сталкиваться с этими, мне казалось, что достаточно художнику описать что-то, и он сразу тебя поймёт, почувствует все. В итоге это у нас заняло больше чем полгода, прежде чем мы закончили работу над визуальной частью проекта. Мы буквально по картинке рисовали с художниками, то есть я ставил им задачу, общими словами объяснял и говорил самыми общими понятиями и словами, думая, что это очень понятно. Пришлось детализировать все в ближе к середине, то есть я буквально потом по секундам и картинкам все раскладывал, что дало свои плоды. Потому что ближе к концу уже как раз прошла обратная связь и художник уже настроился на мои мозги и стал предугадывать. Кстати, там был не один, а трое художников, которые начали понимать меня с полуслова. Бесполезно рассказывать, как это применяется, это надо видеть. Невозможно объяснить, какой вкус у яблока, нужно его попробовать.

- То есть все это похоже на такой своеобразный детский «рок-концерт»?

Честно скажу, я ни разу не был на рок концерте. Я видел, конечно, какие-то отрывки, как кто-то где-то разбивает гитару об головы или колонки, может я, конечно, неправильно себе это представляю. Нет, это скорее всего прямое попадание сказку, то есть максимальный эффект, которого мы добиваемся и который мы получаем. Это такое ощущение у ребенка после концертов, когда он должен немножечко зажмуриться, потом открыть глаза, оглядеться вокруг и понять — «А, он опять здесь, да, понятно, стоп, я только что был в другом мире» — так бы я описал это. У нас это сплошь и рядом бывает: дети попадают с нашей помощью буквально в сказочный мир, в котором живут, вместе с нами проживают. И в этом смысле фантастически красивая музыка западает в душу вместе с этими образами и органично абсолютно в этот сказочный мир вписывается. Потом, когда ребёнок вспоминает о своих переживаниях, чувствах и ощущениях от этой сказки, эта музыка абсолютно органично связана у них с самой сказкой, миром, с добром и злом, светом и тьмой, динамикой и спокойствием, печалью и радостью. Классическая музыка она тем и замечательна, что она безумно талантлива передает состояния человеческой души, переживания. И если для ребенка становится нормой на таком высоком уровне переживать чувство с помощью такой музыки, то, по-моему, это замечательно.

- В трейлере к вашему представлению я заметил, что у вас используется большая надувная черная кукла, которая развевается на заднем плане. Это тоже один из персонажей? Не кажется ли вам, что это как-то не совсем вписывается в общий облик представления?

Она вписывается и как надо. Кукла, конечно, не всегда там развевается, она появляется там всего на несколько минут в нужном месте, в нужном времени. Эта фигура называется аэромен, мы его используем в двух сказках. В прошлом году на Пушкинском фестивале в Михайловском с оркестром псковской филармонии мы играли там эту сказку на поляне. В представлении все на своем месте, это сказка отработана буквально по минутам, секундам, там всё абсолютно четко сделано в техническом и во всех остальных аспектах. Это плод огромного труда. Для того чтобы сделать первый вариант сказки у нас уходит от полугода до восьми-девяти месяцев, плюс она потом ещё обкатывается годами пока не доходит до своего совершенного вида. Это, возможно, был один из критериев, по которому я выбрал именно «Царевну-лягушку», потому что она была очень много раз сыграна нами в камерном формате и буквально отшлифована. Вот поэтому кукла, конечно, абсолютно там. Она очень здорово вписывается.

- Один рассказчик на сцене — почему было решено так сделать и хватает ли его одного?

У нас есть один основной рассказчик-сказочник, но мы все участвуем в представлении, то есть у каждого из нас есть своя роль в обязательном порядке, есть свой текст. В трейлер всего этого не покажешь.

Не будут ли дети скучать во время представления?

Если бы дети скучали на наших представлениях, мы бы этим не занимались. Нет ничего ужасней, страшнее, чем быть на сцене и видеть, что то, что ты делаешь — никому не нужно. Это невыносимо, поэтому для нас это приоритет —  интерес и вовлеченность ребенка в процесс, в спектакль. Тут всё сделано для того, чтобы было прямо противоположным — не может быть такого чтобы дети скучали.  

- А что может удивить зрителя больше всего в представлении? Есть какая-то эксклюзивность, чего мы не видели раньше? Что-то невероятное, специфические детали?  

Многие оркестры сейчас делают сказки для детей и, как правило, это происходит в таком формате: есть оркестр отдельно и есть рассказчик. В нашем случае есть совершенная такая уникальная деталь в том, что мы и играем, и рассказываем. Мы часть оркестра. Когда у тебя большая аудитория все-таки нужен другой масштаб, нужно увеличивать все. Как балерина — они обязательно должны так накраситься, что, когда ты рядом стоишь, думаешь «Что это?» А вот таков закон жанра, то же самое здесь, нам надо увеличивать себя, поэтому мы играем с оркестром. С ним в сто раз интереснее, масштабнее. Самое большое внешнее отличие от других проектов подобного рода в том, что мы именно и играем, и рассказываем. Все остальные специфические детали скрыты в нас самих, как участниках этого проекта, в нашем внутреннем содержании, внутреннем мире. Эксклюзивность сокрыта в нас.

- Какие спектакли, представления или концерты вас больше всего привлекают, вдохновляют на создание собственных?

Есть какие-то детали, которые я ловлю в некоторых других представлениях. Но они все не в нашем жанре. Технические какие-то решения или визуальные можем ловить у других художников. В музыкальном же плане мы сами все из себя здесь выдаем.

- Что ждет дальше проект? Какие дальнейшие планы и нужно ли ждать еще вас в Пскове?

В Пскове нас нужно обязательно ждать. Это очень неслучайно, что мы играем в Пскове этот концерт с оркестром. Как-то так сложилось по жизни, что Псков и Псковская область — это для нас, особенно для меня, честно даже скажу, очень важное и значимое, любимое место. Мы с женой и детьми живем в десяти километрах от Москвы, в очень древнем селе под названием Остров. В Псковской области тоже есть город, который называется Остров. Когда-то давно я оказался на псковской земле именно потому, что решил связать в культурном плане два этих места. Дело в том, что мы проводим ежегодный семейный фестиваль классической музыки с представлениями, балетом, оркестром, солистами, дирижерами со всего мира в этом древнем нашем селе. После первого фестиваля мне пришла в голову мысль — нужно было решить куда развиваться — на восток или на запад. Я случайно наткнулся на Остров на карте: стрелка пошла в сторону Пскова и вдруг — город Остров. Я пришел в администрацию местную и сказал, что хочу сделать вот такой проект.

С Псковской областью нас очень многое связывает и, я надеюсь, будет связывать в дальнейшем. Мы как раз с Николаем Хондзинским, замечательным дирижером, познакомились на нашем фестивале, он дирижировал оперным концертом. С тех пор мы с ним дружны, надеюсь, что у нас будет еще много совместных проектов. Пушкинские Горы, Печоры, Изборск и сам Псков — это наши любимые места и мы, надеюсь, много раз будем к вам приезжать.  

***

Проект «Царевна-лягушка» создан при поддержке Фонда «Вереск», показы в Псковской области проходят при поддержке программы «Театр+Общество» Минкультуры РФ.

Билеты можно приобрести на сайте филармонии.

Муслим Камалов
Версия для печати

















Чувствуйте новогодние настроение?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...