Валерий Кузьмин – об итогах форума «Уроки Нюрнберга»: Рассекречивают всё новые и новые данные

Очередной выпуск ПАИ-live был посвящён итогам недавно прошедшего международного форума «Уроки Нюрнберга». Каков основной посыл этого мероприятия, почему проект «Без срока давности» далёк от завершения, за что хвалили Псковскую область и при чём тут журналисты – об этом ведущий проекта Александр Машкарин пообщался с директором Государственного архива Псковской области Валерием Кузьминым.

Модуль-фолиант

– На днях завершил свою работу международный форум «Уроки Нюрнберга», посвящённый Нюрнбергскому процессу, который завершился 74 года назад – в 1946 году, правильно?

– Да.

– Расскажи, пожалуйста, что на форуме было интересного, в какой секции участвовали и для чего был необходим этот масштабный форум?

– Это действительно самое масштабное событие в историческом плане в нашей стране, потому что на этом форуме огромное количество людей представили свою точку зрения на происходящие события, делились опытом и, самое главное, на этой площадке были собраны люди не только из разных регионов, но и из разных сфер деятельности.

Казалось бы, раньше невозможно было представить, как это всё может происходить в рамках одного проекта, но это случилось. Мы говорим и об историках, и о специалистах музейной сферы, и о представителях сферы высшего, среднего образования: это специалисты правоохранительных органов, поисковики, юристы, журналисты, и у каждого была своя тема для разговора.

Вообще, если кто-то в СМИ следил за тем, как проходил форум, первый день был посвящён глобальным вещам, и спикерами выступали люди, которых знают практически все в нашей стране. Сначала обратился с приветствием к участникам президент России Владимир Путин, выступали руководители Российского исторического общества, руководитель службы внешней разведки  Сергей Евгеньевич Нарышкин, генпрокурор России, руководитель Следственного комитета России, руководитель Поискового движения России, бывший министр культуры, руководитель Российского военно-исторического общества Мединский, представитель юридического сообщества, председатель Ассоциации юристов России, и каждый говорил о том, что необходимо сделать, какие сейчас идут работы, какие задачи стоят перед профсообществом, которое представлял конкретный спикер. Второй день был посвящён работе тематических площадок: они были разбиты на разные смысловые категории, и в течение дня по желанию можно было попасть на все, чтобы послушать, где что происходит.

– Как этот форум и другие мероприятия воздействуют на широкие слои, на общество? Как они влияют на 20–33-летних ребят, молодых людей, которым слово «Нюрнберг» часто уже ничего не говорит?

– Что касается Нюрнберга, Нюрнбергского процесса, то, например, на секции, где выступали представители органов правопорядка, прокурорские работники, рассказывали о тех моментах с юридической точки зрения: как выстраивалась линия защиты на Нюрнбергском процессе, какие там были юридические загвоздки, как они решались, какое сейчас есть законодательство, которое регулирует такие статьи, как «Геноцид», и как необходимо совершенствовать законодательство. Например, ПсковГУ очень активно участвует в этом проекте, обсуждался проект «Без срока давности».

– Там несколько раз хвалили нашу область.

– Да, и это неслучайно, потому что действительно очень много делается. Например, Псковский университет готовит учебно-методический модуль, который будет реализован в масштабах страны для высшей школы. Что такое учебно-методический модуль, специалисты ПсковГУ лучше объяснят, но я попробую рассказать так, чтобы все поняли. Это выглядит фактически как книга, толстенный материал. Там цель, задачи с кучей приложений, с архивными документами.

– В общем, приходи и читай лекции.

– Разрабатывай, внедряй, встраивай в учебный план. Вот такую работу проводит Псковский университет. Почему Псковскую область неоднократно упоминали как одну из лидеров в реализации проекта «Без срока давности»? Потому что на территории Псковской области проводится много различных мероприятий и реализуется много проектов. Проект «Без срока давности» уникален тем, что если у тебя есть некоторые задумки, ты можешь встроить их в этот проект. Это не под копирку спускается в регионы, а просто обозначается, что проект призван увековечить память погибших мирных жителей в годы военной оккупации. И каждый регион решает этот вопрос по-своему: он может встроиться в какой-то общий момент, а может предложить что-то новое. И как раз получилось так, что некоторых вещей, которые мы предлагали и проводим, нигде нет либо мы немного опережаем всех. И один из пунктов, кстати, – это упоминаемость проекта «Без срока давности» в СМИ и в соцсетях. На первом месте – Москва, что неудивительно. А на втором как раз Псковская область, и это огромный успех.

– Сейчас вносим в копилочку упоминаний ещё одну монетку.

– И как раз получается, что в этом заслуга представителей журналистского сообщества, мы можем делать всё что угодно в соцсетях до тех пор, пока вы это не выпустите в средствах массовой информации. Причём и интернет-СМИ, и печатные СМИ, и телевизионщики много раз освещали этот проект.

– В общем, Псковская область – молодец.

– Однозначно!

Страшные документы

В 2021 году в каких новых: собственных, федеральных – проектах намерен участвовать Госархив Псковской области?

– Конечно, проект «Без срока давности» не завершается, в следующем году планируется его продолжение. В масштабах страны вышел 23-томник: каждый том посвящён жизни в оккупации на территории конкретного региона в годы войны, и это действительно очень страшные документы, с ними очень тяжело было работать. 23 тома! Насколько я понял, эта серия сборников и документов не заканчивается в следующем году. Дело в том, что и Федеральная служба безопасности, и региональные управления ФСБ в разных регионах рассекречивают новые и новые данные, хотя, казалось бы, что…

– Что ещё можно добавить?

– Что ты всё страшное уже увидел. Но, оказывается, в одной из областей было недавно рассекречено ещё 300–400 листов, и те коллеги, которым уже удалось с ними ознакомиться, говорят, что у них даже слов нет. И очевидно, что публикация документов будет продолжаться. Что же касается использования этой информации, на мой взгляд, мало просто издать сборник документов или книгу с конкретной историей. Сколько людей её прочитает? Кто-то любит читать, а кто-то не любит. И если человек не любит читать, ты его никак не заставишь.

– Небольшой круг специалистов ознакомится, может быть, кому-то надо будет по учёбе почитать.

– Да, именно. Необходимо использовать все формы донесения той достоверной информации, которая публикуется в этих материалах. И поэтому мы в Госархиве Псковской области решили, что необходимо сделать что-то, что в принципе ещё не делалось. Конечно, в средствах массовой информации используется такая форма, когда снимается серия коротких или длинных видео, цикл документальных фильмов, что-то ещё. Но это профессиональные СМИ. Мы не можем просто сказать: «У нас есть такая идея», – потому что у всех есть сложности, свои задачи, цели и т. д. И мы решили: а почему мы сами не можем этого сделать? Что нам для этого нужно? Мы современный архив, уже давно делаем записи воспоминаний участников войны, занимаемся инициативным фото- и видеодокументированием. А почему бы нам самим не написать что-то и не снять? Ни от кого не зависеть, никого ни о чём не просить, просто взять и делать. И мы решили, что необходимо сделать короткие видео о малоизвестных страницах истории Великой Отечественной войны, о жизни тех страшных лет в оккупации. Я неоднократно рассказывал, что, например, мои родственники, мои предки тоже пострадали от этого, были угнаны в рабство. 

Мы берём какой-то малоизвестный факт: он может быть известен специалистам, но если просто по улице пройти и спросить, как правило, об этих фактах никто ничего не слышал. И мы решили сделать пробный вариант и выбрали очень страшную историю. В Черняковицах находилась психиатрическая больница, она существовала там ещё с царских времен. Психиатрическая медицина развивалась тогда не так, как сейчас: это было просто комплексное медицинское учреждение, где содержались люди с ограниченными возможностями. Оно было связано не только с психиатрией и обладало достаточно широким медицинским профилем. Но суть в том, что, когда фашисты захватили Черняковскую больницу, они, руководствуясь нацистской идеологией и практикуя свой подход к решению проблем с нездоровыми людьми, просто убили 500 людей: вводили им определённое вещество из шприца, морили голодом, кого недоморили – убили ядом и после этого закопали около этой больницы. Больничное здание разрушили, подожгли. Всю деревню разрушили и подожгли, тем самым пытаясь скрыть следы преступления. Естественно, в 1944-1945 годах, когда спецкомиссия проводила изучение этих преступлений, были обнаружены эти ямы и там просто огромное количество тел, закопанных в лесу.

Нам показалось важным рассказать об этой историей. Конечно, живых свидетелей этих преступлений найти невозможно. Мы выехали на место, там сняли то, что получилось. Изучили документы, которые у нас есть. И вот на основе исключительно архивных документов, которые есть в Пскове, мы сделали запрос в Москву, в Госархив РФ, собрали материал, записали, смонтировали ролик и представили его на одной из секций московского форума «Уроки Нюрнберга».

Наша задача, на мой взгляд, в следующем году снять несколько роликов о таких же малоизвестных фактах. У меня не было возможности много чего посмотреть, пообщаться с людьми, но после того, что я увидел в сборниках, которые листал, я понял, что существует огромное число преступлений, которые ты даже представить не мог: они тоже требуют этой работы. Поэтому мы готовы и с коллегами поделиться этим опытом, и сами поучаствовать в таких съёмках. В общем, пока рамки этого проекта ещё вырисовываются, но мне кажется, что это будет очень интересно. Этот проект делает и представляет обществу именно архивное сообщество. 

Версия для печати










Есть ли у вас интерес к летней Олимпиаде в Токио?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...