Секреты успешности и обучения будущего в «Кванториуме» – в интервью с Вячеславом Гординым

Директор псковского «Кванториума» Вячеслав Гордин в эфире ПАИ-live рассказал ведущему проекта Александру Машкарину, чем можно заняться в «Кванториуме», почему здесь интересно учиться, в чем секрет успешной дистанционки и каковы планы на наступивший 2021 год.

Бесплатный коворкинг в квантуме

– Прежде чем найти место для съемки, мы обошли несколько аудиторий «Кванториума». Правильно я называю, аудитории?

– Да. Квантумы.

– Мне здесь очень нравится! Я тут пошутил, что я гуманитарий, и поэтому мы локацию выбрали более для меня дружелюбную… Хотя могли бы посидеть на фоне компьютеров и 3D-принтеров. Расскажите об этой аудитории: что это за место, что здесь обычно происходит?

– Это наш лекторий, он же коворкинг в широком понимании этого слова. Здесь мы проводим защиты, официальные мероприятия – классическое использование аудитории.

– Здесь можно сидеть на полу?

– На самом деле, когда аудитория не занята официальными мероприятиями, ребята могут сюда приходить, использовать модульные столы и заниматься своими делами. Могут взять ноутбук, чтобы заниматься своими делами, полезной деятельностью. Да, это такая аудитория свободного пользования, как коворкинг.

– Когда к вам в первый раз родители приводят ребенка, что они говорят, когда видят все это великолепие?..

– Когда родители совершают полную экскурсию и видят все оборудование, всю технику, которую мы используем, они выражают свое сомнение по поводу того, что все это бесплатно. Все взрослые люди, наверно, так воспитаны, что видят во всем подвох. И даже если мы говорим им прямым текстом, что все бесплатно, абсолютно все: расходники, обучение – все бесплатно, они долго сомневаются, думают, что потом нужно будет скидываться на пластик для 3D-принтера и тому подобное. Мы разубеждаем их в этом.

– Кто платит за все?

– Здание «Кванториума» – это вклад нашего инвестора Николая Загоруя («Северо-Западная инвестиционная компания»). Субсидия, точнее даже грант на покупку всего оборудования – это федеральные деньги, программа в рамках национального проекта «Образование»: «Кванториумы» открываются по всей России, и это дело финансируется федеральными деньгами. А самое содержание «Кванториума», покупка оборудования, расходников, зарплаты педагогам и траты образовательные программы, которые мы даем детям, – это областные деньги: нас финансирует администрация Псковской области.

– Это так называемое государственно-частное партнерство?

– Можно так сказать, да.

Проектное обучение

– Сколько у вас ребят занимается в обычные, не коронавирусные времена?

– В обычном режиме? Я могу вам общую статистику привести. Наша система немного отличается от школьной, есть некоторые циклы. Наверно, правильно будет сказать, сколько мы обучаем в год. Мы подвели годовую статистику: более тысячи – это уникальные ребята, которые впервые пришли в детский технопарк, и параллельно этому 1400 детей обучаются по программам обучающего уровня, то есть продолжают обучаться, они прошли нулевой уровень и перешли на более высокий уровень.

– Вообще, правильно ли применять к этому великолепному месту слово «обучаться»?

– Конечно же, дети обучаются. Да, они здесь находят дело по интересам, несомненно, им здесь очень нравится. Наш подход очень отличается от всего того, что мы привыкли видеть в обычных кружках допобразования и в школе. Но это, несомненно, процесс обучения: дети приобретают новые знания, навыки, компетенции.

– Какие программы преподают в «Кванториуме»?

– «Кванториум» делится на шесть квантумов, в каждом квантуме свое направление образования. Я сейчас могу их перечислить: это «Виарквантум» (виртуальная дополненная реальность), «Робоквантум» (изучает промышленных роботов и все, что с этим связано: это интернет вещей и тому подобное). Мы сейчас находимся на втором этаже, здесь «Аэроквантум» (беспилотные летательные аппараты) и «Геоквантум» (геоинформационные технологии). На первом этаже «Наноквантум» – все, что связано с химией, физикой.

– Это какой-то фильм «Дети шпионов».

– Да, наверно, в этом что-то есть. И сердце нашего «Кванториума» – это «Хай-тек»: это большая производственная лаборатория с современным производственным оборудованием, с современными станками (ЧПУ-станки, лазерные технологии и аддитивные технологии, которые сейчас так любят дети).

– С какого возраста ребята приходят и могут заниматься на серьезной технике?

– Наша образовательная программа рассчитана на детей от 12 до 18 лет.

– Это означает, что можно все шесть лет приходить и чему-то учиться, шестилетний цикл обучения? Или можно прийти в 12 – и в одной группе будут ребята и 12, и 15 лет, и 16?

– У нас ступенчатая система образования. Ребята приходят на нулевой уровень. Если они хорошо себя проявляют, то имеют право перейти на следующий уровень – на первый, на второй, на третий. Промежуточные уровни – проектные, где ребята занимаются исключительно созданием своих проектов. И да, они могут все шесть лет учиться у нас.

– То есть это не кружковая система «хочу – хожу, хочу – не хожу»? Это реальное обучение с защитой проектов, с переходом на следующую ступень?

– Да, конечно. В принципе, весь образовательный процесс завязан на выборе цели, того проекта, который они будут делать. Они на самых первых занятиях уже определяются с этим проектом, с этим кейсом. И замотивированные ребята получают знания уже непосредственно на пути к решению этой задачи. Такой подход.

Вечный день самоуправления

– Пришёл я в 12 лет в «Кванториум», решил создать беспилотный летательный аппарат. В конце года обучения я какой проект должен представить – готовый беспилотник или проект на бумаге?

– Что касается «Аэроквантума» и беспилотных летательных аппаратов, ребята, которые впервые приходят в этот квантум, занимаются материальной базой, занимаются разработкой своих летательных аппаратах по конструктору: они сами его собирают, изучают программирование роботов, квадракоптеров, собирают их и осваивают навыки пилотирования. На дальнейших уровнях подход уже более творческий, и ребята могут усовершенствовать квадрокоптеры, создавать свои, придумывать гениальные идеи и их воплощать.

– А на других квантах?

– Примерно так же. Изначально они, разумеется, начинают с чего-то более простого, чтобы освоить оборудование, станки, материалы, изучить программирование, 3D-моделирование – все что угодно. А потом уже, применяя эти навыки, они могут создавать более творческие проекты, придумывать и воплощать свои идеи в жизнь.

– Как вы находите преподавателей, которые будут заниматься с ребятами в этом необычном месте?

– У нас преобладающее большинство педагогов вообще не имеют педагогического образования.

– И вам разрешили?

– Мы имеем право по закону это делать, потому что это дополнительное образование. Эти ребята, конечно же, имеют высшее образование, но это высшее образование техническое, то есть у нас работают инженеры, ученые. Поэтому если наши педагоги работают в школах, то, скорее, они там подрабатывают, а основное место работы у них здесь. Кадровый состав – это вообще отдельный вопрос. Мы очень тщательно подходим к выбору педагогов, персонала: это самое главное. На самом деле педагог – ключевая фигура в образовательном процессе, и мы это прекрасно понимаем. Педагогов обучаем сами, обучает наш федеральный оператор, то есть все педагоги, которые у нас учатся, ездят на образовательные сессии: каждый был в «Сколково», образовательные сессии проходят там и в других городах России. Ежегодно каждый педагог должен пройти переподготовку и повышение квалификации у федерального оператора, только тогда он становится полноценным педагогом.

– Как вы находите этих людей?

– Мы имеем достаточно серьезную репутацию в образовательной среде, и люди сами хотят попасть к нам на работу. Сейчас у нас штат занят. Во-первых, это должна быть четкая протекция, чтоб человек был надежный, проверенный и от надежных людей эта протекция исходила. Во-вторых, мы берем в практику выращивание собственных педагогов. Наши лаборанты, которых мы берем еще студентами на высших курсах, приходят к нам, работают, обучаются и в дальнейшем уже способны сами брать группы, и постепенно они сами становятся педагогами. Самое главное – это мотивация самого человека к развитию.

– Опишите средний портрет педагога, который у вас работает в «Кванториуме». Это пожилые люди или, наоборот, ребята только после университета?

– Я не скажу, что мы ставим приоритеты в возрасте при выборе педагогов, но в основном педагогический состав молодой. Это связано с тем, что молодые ребята приходят сюда, сами интересуясь всеми технологиями, которыми мы располагаем, и, соответственно, формируется более молодой педагогический состав. Старшему педагогу, если не ошибаюсь, 35 лет.

Мы к возрасту при выборе педагога не привязываемся. Это может быть любой возраст, но так получается, что при нашем подходе к выбору сотрудников (я уже сказал, что мы выращиваем педагогов из студентов часто) получается, что весь педагогический состав молодой. Ну и нашим ребятам, «кванторианцам», мне кажется, очень нравится, что они общаются на более понятном друг другу языке.

– У вас бывают дни самоуправления, как в школах?

– Хороший вопрос. Если смотреть на всю ситуацию, на наш подход к образованию, дни самоуправления у нас бывают практически всегда, потому что ребята работают всегда в командах, в проектных группах. В проектной группе есть свои роли, и одна из таких ролей – это тим-лидер, руководитель команды, то есть в любой группе есть свой лидер, и он сам чаще всего распределяет обязанности среди других ребят. Педагог в этом смысле является больше наставником.

– Ваши ребята и даже педагоги побеждали в самых разных конкурсах. Расскажите, что это за конкурсы.

– Да, это наша большая гордость. Многие из наших ребят побеждали на федеральных мероприятиях, на конкурсах, организованных как сетью региональных технопарков «Кванториум», так и в сторонних мероприятиях, таких как «Профстарт» (не так давно наши ребята заняли первое место). Также мы сами организуем большое количество мероприятий, в том числе и межрегиональных. К нам приезжают гости со всей страны, и наши ребята очень достойно себя показывают и там.

Творческая дистанционка

– Как вы работаете с ребятами во время эпидемии коронавируса? Есть ли у вас какие-нибудь дистанционные форматы?

– Наша организация как образовательная ничем не отличается от школ с юридической точки зрения, поэтому все ограничения и карантинные меры, которые распространяются на обычные школы, также применимы и к нам, то есть мы точно так же уходили на дистанционную работу. Я считаю, что мы с этой трудностью справились очень хорошо. Я помню первое совещание, когда впервые нам объявили о дистанционной работе. Мы за два дня переквалифицировали весь образовательный процесс, вышли на дистант к детям и продолжили свою образовательную деятельность. У нас не останавливалась работа, мы выполнили все показатели в этом году. Мы, имея очень хорошую материальную базу, очень достойно и качественно преподавали на дистанте. И этот опыт транслировали в том числе и для школ: проводили большое количество вебинаров не только для псковских учителей, но и для других городов и регионов. Недавно был на связи Ханты-Мансийский автономный округ, мы делились опытом на вебинарах, они пользовались большой популярностью. Наши методические разработки многим помогли.

– Дистант, обычные уроки – я понимаю, но как работа с конструкторами, с 3D-принтерами?

– Тоже достаточно частые заблуждения: многие думают, что «Кванториум» – это просто материальная база с большим количеством оборудования. Но на самом деле это не так. В первую очередь это педагоги, а во-вторых, это тот самый творческий подход и командная работа. Проектная деятельность не обязательно должна быть выполнена с помощью конструкторов и оборудования. Можно производить прототипирование, просто сидя дома, из бумаги, из чего угодно. Главное – тот самый творческий, инженерный, изобретательский подход, и он отлично работает в том числе и на дистанте.

– То есть вы ребят не сразу пускаете к станкам, к 3D-принтерам. Во мне говорит советский школьник: когда в школах был класс информатики, к компьютерам можно было сесть раз в три месяца, во все остальное время на уроке информатики все сидели и писали в скучные тетрадки.

– Во-первых, к оборудованию мы детей пускаем всех в очном формате. Нет такого, что дорогое оборудование простаивает. Мы достаточно нещадно им пользуемся: это же все для детей. Нет такого, что мы жалеем расходники, оборудование. Оборудование можно починить. Конечно, оно ломается, есть какой-то период эксплуатации и так далее. Расходники закупаем. А что касается дистанта, то большое количество программного обеспечения, софта, которое мы и так осваиваем здесь, можно осваивать на дистанционке. Большая часть работы заключается в освоении софта. И плюс сейчас появилось огромное количество площадок, интернет-ресурсов, на которых можно, просто сидя за компьютером, осуществлять настоящую проектную деятельность: Miro (доска), Tinkercad (огромное количество различных инструментов для дистанционной работы). Можно осваивать робототехнику, собирать схемы просто в виртуальном пространстве.

Из «Кванториума» – в Бауманку

– Вы же ещё учите работе в виртуальном пространстве.

– Да.

– В этой среде какие есть достижения?

– Есть большое количество проектов, которые направлены на реконструкцию утраченных памятников архитектуры и достопримечательностей, исторических объектов города Пскова. Псков – это кладезь кейсов для виртуальной реальности. Большое количество проектов, создание Довмонтова города, например, в виртуальном пространстве и других памятников архитектуры.

– Ольгинский мост – не ваша работа?

– Конечно наша. Это был такой марафон, достаточно быстро сделанный проект, но он демонстрационный. Многие в комментариях, я помню…

– Начали очень серьезно обсуждать, что так, а что не так.

– Начали говорить, что «вот сейчас бюджет Псковской области начнет пустеть из-за воссоздания моста». Конечно же нет! Это просто проект для визуального представления того, что было раньше, моста через Великую.

– Всем понравилась эта визуализация. Почему вы не выпускаете в свет ваши остальные работы?

– Почему не выпускаем? Выпускаем. Даже на открытии «Кванториума» здесь был губернатор, и мы тогда ему продемонстрировали это в очках виртуальной реальности. На самом деле дело не в том, что мы не показываем, а просто вот этот мост, видимо, был инфоповодом, и все СМИ заинтересовались им, поэтому он получил такое распространение. Не с каждым проектом это работает.

– Ребятам интересно работать с исторической средой?

– Да, интересно, к моему удивлению. Ребята даже на наших соревнованиях, если есть направление «история», очень часто выбирают именно его.

– А Псков будущего не пытались сделать?

– Хороший вопрос. На самом деле, наверно, воссоздание или фантазии на тему будущего Пскова – это утопическая история. Мы стараемся решать реальные и актуальные проблемы, поэтому я, честно говоря, не помню, чтоб такое что-то было. Но это возможно как творческая работа.

– Вы сейчас сказали важную вещь: вы в «Кванториуме» всегда стараетесь привязываться к реальности, к реально существующим задачам, проблемам, а не витать в облаках.

– Да. Это очень вдохновляет детей. Когда дети видят, что они решают настоящую проблему, которая реально существует, это их мотивирует, и они с большим энтузиазмом подходят к работе.

– Вячеслав, псковский «Кванториум» не так давно работает. Есть ли среди ваших учеников, подопечных, которые учились в выпускных классах и теперь куда-то поступили, те кем вы гордитесь? Например, они поступил в Бауманку.

– В Бауманку.

– Я угадал?

– Да. Есть талантливые ребята, очень талантливые, и они наверняка и без псковского «Кванториума» были бы талантливыми, но я очень рад, что мы даем им «трамплин», возможность их навыки воплощать в жизнь, развивать, мы предоставляем ту материальную базу, которой им, наверно, не хватает. Они чувствуют себя здесь свободно и могут воплощать в жизнь свои идеи – это очень здорово. Очень много таких примеров.  

– Обучение начинается с сентября или возможно к вам поступить посредине учебного года?

– Нет, вы можете подать заявку в любое время в течение года. В принципе, учебный год соответствует началу учебного года в школах, но в допобразовании такого понятия, как учебный год с сентября, нет. Есть понятие «финансовый год», как у всех других организаций. Мы синхронизируемся со школами, много с ними сотрудничаем, у нас много договоров в сетевой форме со школами заключено в этом году, поэтому наши графики удобнее сопоставлять со школьными. Поэтому мы начинаем в сентябре, да. А заявку можно подать в любое время.

– Есть ли у вас конкурс?

– Конкурс практически отсутствует. Есть некоторые ограничения, возрастные в том числе, про которые я уже сказал. В основном достаточно подать заявку, чтобы мы нашли место ребенку. Всегда можно открыть новую, дополнительную группу, педагоги у нас не против подзаработать, берут немного сверхурочки.

– Чем в 2021 году будет заниматься «Кванториум»?

– Мы планируем продолжать в том же режиме. Сейчас очень сложно загадывать. Но однозначно то, что мы отработали во всех самых сложных условиях образовательные программы, поэтому мы не видим проблем в том, чтобы показывать такие же хорошие результаты в 2021 году. Будет дистанционка – будем работать на дистанционке. Будет очно – замечательно, будем ещё лучше развиваться.

Версия для печати










Как часто пользуетесь онлайн магазинами?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...