О достижениях псковского симфонического оркестра и новых методах работы – интервью с Елизаветой Барышниковой

После долгого простоя вновь открываются БКЗ филармонии и театры. Автор и ведущий проекта ПАИ-live Александр Машкарин пообщался с директором Псковской областной филармонии Елизаветой Барышниковой о достижениях псковского симфонического оркестра в период вынужденных каникул, об ожиданиях и опасениях в связи с неопределенными перспективами и о новых методах работы в непростых современных условиях.

Соперник рояля

– Указом губернатора вынужденный простой театров и филармоний закончился. Когда в большом зале филармонии будет первый концерт?

– Первый концерт в большом концертном зале будет 6 февраля. Мы делаем очень интересный концерт, билеты вот-вот поступят в продажу. Его название – «Восемь вопросов Пушкину» (понятно, почему мы делаем его в эти даты). Это будет концерт с участием Губернаторского симфонического оркестра под управлением Николая Хондзинского, с участием солистов. Мы делаем интересный ход – режиссёрское решение концерта: это не просто гала-концерт – будет выверенный сценарий при участии режиссёра-постановщика. Это будет что-то новенькое, такого мы ещё не делали, и мы очень хотим опробовать этот формат.

– Этот формат предполагает, что будет мультимедийность, экран, может быть?

– Да, будет задействован экран, будет голос автора, будет музыка, и будут солисты.

– Когда мы пришли сегодня в БКЗ…

– Вас кто-то встретил.

– Нас что-то встретило: мы увидели инструмент.

– Да.

– Я сперва подумал, что это рояль, но уж больно он мал для рояля. Он весь обвешан табличками «Не трогать!». Что это?

– Пока мы вынуждены были не работать в зале, не делать концерты, мы приобрели очень важный для нас инструмент. Есть мысли, что это такое?

– Нет.

– Красивый?

– Красивый. Хочется открыть, но страшно.

– Это клавесин, причем мастеровой клавесин. Мы достаточно долго его ждали, на протяжении нескольких лет искали какой-то хороший вариант, который можем приобрести для того, чтобы исполнять в концертном зале и не только барочную музыку. Каждый раз делать концерт барочной музыки и при этом привозить откуда-то клавесин, приглашать клавесиниста – довольно дорогостоящая история. Поэтому мы решили, что у оркестра в репертуаре должно быть больше барочной музыки, и, соответственно, приобрели этот великолепный инструмент.

– То есть это настоящий клавесин? Не музейный экспонат, он не будет простаивать, а будет играть?

– Да, он будет играть.

– Что он делает в фойе сейчас?

– Он ждет своего часа. Пока здесь нет места, чтобы его поставить, но в скором времени мы его оттуда уберем, а ещё чуть попозже он окажется на сцене.

– Кажется, у рояля Steinway появилась семья.

– Соперник.

Фестивалю быть!

Фото зрителя фестиваля

– БКЗ и Елизавета Барышникова стали победителями в одной из номинаций «Народного признания – 2020». Поздравляю!

– Спасибо! Я так понимаю, что мы выиграли в номинации «Событие» с фестивалем «Музыка на воде».

– Да.

– Это один из моих самых любимых проектов, и я очень благодарна всем, кто за нас проголосовал. Думаю, большинство тех, кто проголосовал, смогли услышать и увидеть этот проект вживую. И правда очень приятно, это честное, настоящее голосование, спасибо большое всем и вам – за то, что вы проводите этот конкурс.

– Мы только рады, когда настоящее событие получает народное признание. Ранее ты говорила, что «Музыка на воде» никуда не денется, станет традиционной. В части места и даты проведения ничего не отменилось?

– Нет, пока что ничего не отменилось. Мы представили фестиваль для проведения в 2021 году в чуть-чуть сокращенном виде. В прошлом году мы проводили его на грант Министерства культуры. Фестиваль действительно очень дорогой, потому что это и сложная локация, и сложная озвучка, и сложная инфраструктура фестиваля, поэтому мы чуть-чуть его скорректировали и уже представили предложение. Я очень надеюсь, что нас поддержат. Просто такие фестивали, как мне кажется, должны жить.

– И быть не в единственном экземпляре.

– Знаешь, можно провести большое количество фестивалей, а в памяти останется только один. Вот «Музыка на воде» – это как раз тот формат, тот фестиваль, который действительно остался в памяти, и наша победа в «Народном признании» это подтверждает. И конечно, такие проекты нужно поддерживать и всячески продвигать.

– Будем надеяться, что фестиваль состоится и не станет хуже или меньше.

– Нет-нет, на качестве, естественно, не будем экономить. Мы просто изменили даты и очередность проведения концертов.

– Что в течение нескольких последних месяцев делали музыканты Губернаторского симфонического оркестра? Может быть, они были на гастролях в других регионах, где ситуация была менее сложной? Или это были постоянные репетиции?

– Были репетиции. Гастролей, конечно же, не было, потому что гастроли оркестра – это довольно дорогостоящая история. Оркестр репетировал. Маэстро начал осваивать новые форматы. Однажды я вошла в зал и увидела, кажется, шесть музыкантов, которые стоя исполняли барочную музыку. Об этом лучше расскажет Николай Хондзинский. Думаю, что в скором времени мы увидим новые форматы и новые проекты.

Два контрабаса и кларнет

– Уже не один раз сегодня произносилось словосочетание «барочная музыка». Это становится некой «фишкой» оркестра?

– Это может стать «фишкой» оркестра. Открывали фестиваль «Музыка на воде» мы как раз таки барочным концертом, «Лавандовую ночь» мы сделали тоже в стиле барокко. Это музыка, которая ранее не исполнялась симфоническим оркестром: это сокращенный состав, чуть-чуть другое настроение, другое отношение к инструменту, и музыкантам очень сложно перестраиваться на музыку эпохи барокко. Поэтому параллельно с обычной программой идет работа именно над программой барокко.

– Помимо клавесина, какие еще музыкальные инструменты появились за последние несколько месяцев?

– Благодаря Михаилу Юрьевичу [губернатор Псковской области Михаил Ведерников. – ПАИ] мы приобрели музыкальные инструменты еще в прошлом году, но так сложилось, что в тех странах, которые их изготавливают, в частности в Италии, случился локдаун. Буквально недавно к нам приехал новенький контрабас, еще один (у нас теперь два новых контрабаса в оркестре), и кларнет.

– Это плановое обновление?

– Сложно говорить о плановом обновлении, потому что сложно даже вспомнить, когда, в каком году последний раз обновлялись инструменты в оркестре.

– То есть это, скорее, необходимое обновление.

– Это необходимое обновление, которое стало возможным благодаря администрации и ее поддержке.

– До сих пор в Пскове висят афиши несостоявшихся концертов, некоторые из них предполагали участие в том числе и гастролирующих звезд и оркестров. Как вы выходили из таких ситуаций?

– Начиная с марта 2020 года это уже ни для кого не сюрприз. В марте случилась очень сложная ситуация, когда были большие продажи на эти концерты. Когда мы поняли, что нас закрывают буквально за неделю, мы начали со всеми созваниваться, объяснять ситуацию. Но так произошло везде, все понимали, что закрывается не только БКЗ Псковской филармонии, но и залы по всей стране, это произошло одномоментно. А что касается нынешней ситуации, есть залы, которые работали и продолжают работать с 50-процентной загрузкой, с 25-процентной загрузкой.

– Но это в других регионах?

– В других регионах. Мы долгое время не работали. У нас последний концерт состоялся, если я не ошибаюсь, 1 или 2 ноября, и на следующий день все закрылось. Конечно, все относятся с пониманием. Но при этом гастрольные проекты, проекты с медийными лицами, себестоимость которых достаточно высокая, не могут проходить при 25-процентной загрузке. Поэтому сейчас все намеченные мероприятия, которые уже несколько раз переносились за это время, вновь будут переноситься. И мы просим наших зрителей относиться к этому с пониманием и приносим свои извинения, но мы работаем в рамках правового поля, и иначе быть не может.

Загрузка – 25 %

– Что в филармонии будет, помимо открытия сезона 6 февраля? Какие мероприятия еще намечены?

– 6 февраля мы еще раз откроем сезон, потому что мы его уже все-таки открывали: да, за один сезон два открытия сезона получается. После этого мы планируем все мероприятия абсолютно в ручном режиме. То, что мы сейчас уже начали делать, – это стандартно. В январе беремся за фестиваль русской музыки, в 20-х числах марта будем его проводить, причем несколько событий – уже стоят даты фестиваля. Среди них – «Спящая красавица», которую перенесли еще с марта прошлого года, и мы просим наших зрителей обратить на это внимание и приходить за билетами. Это будет проводиться в рамках фестиваля и в рамках бюджета, который существует, потому что делать новые мероприятия, не имея бюджета, имея 25-процентную загрузку и понимая, что мы практически не зарабатываем на этом, очень сложно, тем более делать хорошие, качественные проекты. Сейчас будем работать исключительно своими силами, но при этом качество концертов, конечно, от этого не изменится, для нас очень важно. Мы поставим концерты барочной музыки, афиша сейчас в процессе формирования. Просто хочется сказать, первый концерт – 6 февраля, чуть позже мы уже будем постепенно выкладывать мероприятия.

– В общем, коллектив работает, что называется, с колес.

– Да. В принципе, так продолжается примерно год, мы в любой момент готовы забежать на сцену, открыть двери для зрителей и делать концерты. Это новая система планирования, которая очень отличается от той, что была, которая ломает твой мозг, но ты понимаешь, что таковы обстоятельства. Я всегда с позитивом отношусь ко всему, что происходит, я даже 25 % рада, просто это чуть-чуть другое планирование и другой расчет затрат. Это сложно, но возможно. Мы этим занимаемся.

– 25 % загрузки зала – это, конечно, смешно. Наверняка у филармонии есть планы, когда все это закончится и можно будет по полной загружать зал.

– Сложно говорить о полной загрузке: в любом случае будут какие-то ограничения. В зале смогут единовременно находиться всего лишь 200 зрителей: вот в этом огромном зале на 800 человек – 200 зрителей. А что касается летних open air и проектов, конечно, мы уже говорим совсем о других цифрах – о тысячах зрителей, и это здорово, и мы этого очень ждем. Поэтому уже сейчас занимаемся формированием программы и концепции Дней Пушкинской поэзии и русской культуры, которые состоятся в начале июня в Пушкинских Горах на поляне в Михайловском. Про «Музыку на воде» уже поговорили. Еще будем расширять и усиливать программу в «Покровском»: это «Лавандовая ночь», «Золото Вены», то есть этих мероприятий станет больше. Вообще лето никогда не было сезоном филармонии, мы всегда уходим в отпуска в июле, это период вялой зрительской активности. Но понимая, что так долго не работали, мы возьмемся за это лето руками-ногами и будем увеличивать количество концертов и радовать наших зрителей уже на свежем воздухе.

– Мне кажется, что летние концерты могут стать визитной карточкой Пскова. Внутренний туризм развивается – надеюсь, что гостей города будет больше и они могут стать зрителями этих фестивалей.

– Да, это одна из идей, в этом смысл фестивалей – не только работать на горячо любимых псковских зрителей, но и привлекать туристов. Естественно, есть достопримечательности, красивые места, must see, must visit, но должна быть какая-то культурная, музыкальная, творческая составляющая, которая будет привлекать еще больше, чтобы люди уезжали из региона и говорили: «Мы были на таком фестивале! В следующем году обязательно поедем туда же и вас туда приглашаем, очень рекомендуем посетить». Такие полуторачасовые концерты надолго остаются в сердцах и в памяти зрителей, и если тебе понравилось, то обязательно захочется сюда вернуться. То есть мы со своей стороны тоже развиваем туристический потенциал летними концертами, которые происходят в городе и в регионе. Это очень важная, интересная и сложная работа.

– Есть ли в планах, несмотря на 25-процентную загрузку, окупать большое филармоническое хозяйство, зарабатывать? Или ситуация в сфере культуры такова, что сейчас речь идет скорее о благотворительности, чем о какой-то экономике?

– Экономики сейчас нет никакой. Но и вообще филармония – это не про заработки: мы можем выполнять план, можем его превышать и за счет этого позволять себе новые инструменты или ремонт. Но пока что все это в прошлом. Речь не идет о благотворительности – речь о том, чтобы не потерять контакт со зрителем, чтобы зритель не забыл дорогу в зал и чтобы музыканты не забыли, что такое сцена, кто такие зрители и ради чего все это существует.

– Мы обратили внимание, что тропинка к входу натоптанная.

– Да, мы ее чистим, и к нам в кассу периодически заходят. Я надеюсь, что сейчас, с момента открытия зала, эта тропинка станет шире.

– За последний год перестал любить вопросы про пандемию, но все равно: в большом коллективе филармонии были заболевшие? Как они перенесли коронавирус?

– Были. Кто-то перенес легко, кто-то перенес не очень хорошо, но, слава богу, все живы, все здоровы. Мы просим всех с пониманием относиться к требованиям, которые предъявляет Роспотребнадзор, потому что мы должны хоть как-то обезопаситься. Что касается зрителей, они могут быть уверены в том, что в зале безопасно, особенно с учетом 25-процентной загрузки и того, что они не будут сопротивляться ношению масок и обработке рук, все будут здоровы.

– Будешь делать прививку от коронавируса?

– Это сложный вопрос, у меня пока что на него нет ответа. Не знаю. Я знаю, что еще нужно подождать, и я подожду.

Версия для печати










Как часто пользуетесь онлайн магазинами?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...