Данила, ты что крейзи?: «Чернобыль» Данилы Козловского — неудавшийся блокбастер с металлическим привкусом

В прокат вышел «Чернобыль» Данилы Козловского: широкомасштабный первый отечественный блокбастер о крупнейшей техногенной катастрофе в СССР — взрыве на Чернобыльской атомной электростанции 26 апреля 1986 года и, в частности, об отдельно взятом герое, бравом пожарном Алексее, которого сыграл сам режиссёр. По мнению кинообозревателя Псковского агентства информации Муслима Камалова, из затеи снять достойное современное кино про чернобыльскую катастрофу вышло совершенно утомительное и безынтересное зрелище.

Алексей Карпушин (Данила Козловский) ­— молодой и развязный пожарный, живущий в Припяти, но мечтающий поскорее убраться туда, где трава зеленее и денег побольше, в Киев. А также, что немаловажно, ему нужно непременно попасть на концерт Аллы Пугачёвой. Однажды герой встречает блондинку Ольгу (Оксана Акиньшина), девушку, которую бросил 10 лет назад и у которой в итоге родился сын, названный тоже Алексеем. Ошарашенный Карпушин решает собрать по осколкам сердце бывшей, та не совсем довольна таким резким появлением пропавшего на годы экс-бойфренда, а 10-летний Алексей в это время снимает на кинокамеру LOMO, как разлетается четвёртый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции. Карпушин спешит с командой тушить возгорание, вскоре ему поручат крайне ответственную и опаснейшую миссию, от которой, правда, тот поначалу откажется: необходимо пробраться с ещё несколькими «добровольцами» в подвал энергоблока и повернуть судьбоносный вентиль, чтобы откачать воду из резервуаров. А иначе расплавленное атомное топливо доберётся до воды и мгновенно испарит её, вызвав взрыв такой силы, что убийственной радиацией накроет не только весь Советский Союз, но и Европу.

Фильмов (документальных в том числе) по мотивам тех трагических событий для СССР в 1986 году сейчас существует, пожалуй, уже достаточное количество. В разное время осмысляли, анализировали и по крупицам восстанавливали чернобыльскую катастрофу совершенно разнокалиберные режиссёры. К примеру, в 2011 году постановщик Александр Миндадзе поразил всех (в том числе и на кинофестивале в Берлине) щемящей и потрясающей лентой «В субботу». Но на сегодня неоспоримо лучшим высказыванием на эту тему является, разумеется, сериал «Чернобыль» от авторитетного кабельного телеканала HBO, уже давно зарекомендовавшего себя, как главного мирового поставщика качественно написанных и снятых историй, вне зависимости от жанра. Поэтому практически одновременно с выходом сериала стартовали съёмки фильма Данилы Козловского: продюсер Александр Роднянский (кстати, тоже имеющий «корочку» ликвидатора) уже давно намеревался снять кино про Чернобыль, но под руку всё не попадался достойный режиссёр – до тех пор, пока он не увидел картину «Тренер»

И всё же, как бы там ни отмахивались создатели от показывающих пальцем в сторону сериала HBO критиков и зрителей, такое сравнение неизбежно, и ясно одно: «Чернобыль» Козловского, увы, так или иначе все будут воспринимать именно за такой ответ Крэйгу Мэйзину и Йохану Ренку. Разумеется, сюжетно это два абсолютно разных произведения, и фильм Козловского здесь сосредотачивается не на реконструкции событий ночи 26 апреля 1986 года и не на поисках причин аварии. Его кино не о государственной машине, разоблачении и лжи, оно сильно упрощено и фокусируется на обычных людях, переживающих трагедию, спасающихся и спасающих других от незримой угрозы. В этом плане «Чернобыль» Козловского опирается, скорее, на фильм Александра Миндадзе, да вот только там были неподдельные эмоции, виртуозно выстроенный и переданный саспенс, витающее в воздухе бесконечное чувство тревоги и обречённости, и всё это — через превосходную игру одного Антона Шагина. 

Всё перечисленное выше, конечно, найти в картине Козловского невозможно, как и какой-то минимально грамотной режиссуры: напряжение и эмоциональность здесь находятся на отметке ноль, сюжет скачет так, что мы через несколько часов (!) со взрыва на ЧАЭС переносимся в уже созданный целый штаб по ликвидации аварии, в котором уже решается, кто полезет под энергоблок в воду, чтобы открутить злосчастный вентиль. Незадолго до этого перед нами разворачивают любовную историю с героиней уставшей актрисы Оксаны Акиньшиной: её сердечко повторно пытается завоевать пожарный Алексей, намеренно утрированный кретин, на самом деле крайне настойчиво старающийся весь фильм добиться одного — переспать с парикмахершей. «Деконструкция шаблона, у нас герой — омерзительный дурачок-эгоист», - гордо прокричит сценарист Алексей Казаков («СуперБобровы», «Горько!», «Самый лучший день»). Но на деле это только иллюзия, авторов выдаёт сама структура картины — примитивный голливудский фильм-катастрофа, где герой к финалу должен по строгим сценарным законам всё осознать и перевоспитаться. Пляски по таймлайну к тому же не прекращаются: Козловский зачем-то чередует мелодраматическую линию и эпизоды с катастрофой на станции, какого-то поразительного эффекта или даже, например, необходимой динамики выбранный метод не создаёт. 

Если с так называемой любовной линией в «Чернобыле» всё сразу понятно (всё сводится к нелепым обнимашкам, мучениям-терзаниям Акиньшиной и переигрывающим Козловским со сверкающей во всё лицо улыбкой), то, казалось бы, есть надежда восхититься линией с ликвидацией. Местами и правда, на удивление, «Чернобыль» Козловского не сильно отстаёт в этом плане от «Чернобыля» HBO, правда, заметно, насколько отличаются подходы к производству и внимание к деталям. Козловскому и его команде не хватило усердия, его сцены у атомной электростанции смотрятся смехотворно и вызывают, скорее, большие вопросы: декорации и съёмочная площадка буквально 3 на 3 метра (хотя снимали в городе Курчатове, под фильм была отдана целая аналогичная чернобыльской нефункционирующая электростанция), никогда не поднимающаяся выше людей камера и постоянные крупные планы с нелепыми зумами. Преобладает пафос и постановочная суматоха, постоянно, каждую минуту, что-то да взрывается. С точки зрения художественных и визуальных достижений «Чернобыль» Козловского — это провал, наглядная демонстрация авторской лени. 

Ответ это Крэйгу Мэйзину или нет, уже особо нет никакой разницы выяснять. В любом случае, отечественный «Чернобыль» — скорее неудавшийся техногенный блокбастер, разваливающееся на ходу и весьма небрежно исполненное кино, раздутое по какой-то неведомой причине на целых невыносимых (особенно последняя треть) два часа, в котором не работает ни один жанровый элемент. Где, ко всему прочему, совершенно безобразно передана эпоха: вместо кропотливой работы над деталями 80-х здесь пользуются, как того и ожидалось, привычными для российского кино вспомогательными методами — музыкой на фоне, от эстрадных шлягеров до «Кино». У фильма нет пульсирующего нерва, как в случае с HBO или той же картиной Миндадзе, за кадром надрывается далеко не Хильдур Гуднадоуттир, а Олег Карпачев, отвратительно имитирующий Говарда Шора и воспроизводящий в отдельных напряжённых моментах почему-то крики бегемота. Данила, ты что, крейзи?

«Чернобыль» оказался весьма утомительным и блеклым зрелищем, где слишком много воды, как под самим чернобыльским реактором. И как ни пытались создатели повернуть этот злосчастный вентиль невнятности и примитива в некоторых местах — всё без толку. Химический процесс без реакции, HBO может спать спокойно. 

Муслим Камалов
Версия для печати










Как вы относитесь к фастфудам?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...