Онконастороженность спасет жизнь – интервью с онкологом Александром Юровым

Не так страшен черт, как его малюют? Одна из распространенных страшилок – это мнение, что Псковщина – крайне неблагополучный в плане онкозаболеваний регион. Так ли это, кто находится в группе риска и что нужно делать, чтобы избежать смертельного приговора, – об этом и не только в рамках пресс-конференции, состоявшейся в медиацентре Псковского агентства информации, рассказал главный врач Псковского областного онкодиспансера Александр Юров.

«Положительный» рост заболеваемости

– Давайте сначала обозначим общую ситуацию в Псковской области: какова она с онкологическими заболеваниями, какую позицию мы занимаем в СЗФО и в России.

– На сегодняшний момент цифры, которые присутствуют в рамках оказания помощи пациентам с онкологическими заболеваниями, конечно, разнятся в субъектах Российской Федерации. СЗФО на текущий момент представлен 11 регионами, и нет четкой позиции в рамках места, которое мы занимаем, потому что федеральный проект рассчитывается конкретно для каждого субъекта Российской Федерации.

Цифр несколько, и мы стараемся их достичь: это одногодичная летальность, пятилетняя выживаемость пациентов, число выявленных больных на первой и второй стадии. Буквально недавно добавился еще такой показатель, как заболеваемость, которая присуща каждому региону. И эти цифры абсолютно не должны смущать наше население, потому что низкой заболеваемости быть не может. Если заболеваемость в области низкая, значит, не работает либо диспансеризация, либо первичное звено, либо сама онкологическая служба в целом.

Если говорить о сухих цифрах, то в Псковской области заболеваемость составляет 454 случая на 100 тысяч населения. Если сравнивать со среднероссийским, то это абсолютно средние цифры, потому что среднероссийский показатель – это 460-470 случаев. Но если мы говорим о заболеваемости, которая выявляется в рамках европейских стран, где выявление ранних стадий заболевания гораздо выше, чем у нас, то там заболеваемость близится к 700. Поэтому в рамках нацпроекта рост заболеваемости должен быть, он обусловлен хорошей работой первичного звена, диспансеризации, к этому надо стремиться. Рост заболеваемости не может быть в сторону уменьшения, это обязательный прогресс в сторону увеличения этой цифры – тогда мы отчетливо показываем динамику развития онкологической службы, службы диспансеризации и работы первичного звена.

Что касается смертности, это, наверно, наиболее значимый показатель на сегодняшний момент. Эта цифра у нас достаточно статична, мы не увеличили смертность по сравнению с аналогичным периодом и в 2020 году, и в 2019-м. Мы недавно делали аналитическую справку, сверку и с Росстатом, и с нашим курирующим институтом (это НИИ онкологии им. Петрова).

Диспансеризация прошлой весной была заморожена практически полностью, люди боялись приходить на профилактические осмотры, на диспансеризацию, потому что риск заразиться коронавирусом был крайне велик. Но мы работали с муниципальными образованиями напрямую: есть штатный врач-онколог для каждого муниципального образования, где раз-два в месяц производится выезд, – лишь такими точечными средствами удалось не увеличить рост смертности в Псковской области.

Вот четыре основных показателя в рамках федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями». Это то, ради чего мы работаем: чтобы количество ранних случаев, выявленных на первой-второй стадии, неизменно росло. Есть даже целое задание от министра здравоохранения Михаила Альбертовича Мурашко, до 2030 года расписан план поэтапного увеличения выявляемости рака на первой-второй стадии – это обеспечит снижение смертности от онкологических заболеваний.

– Если говорить о цифрах и рейтинге нашего региона относительно других, какое место по смертности мы занимаем на Северо-Западе и в целом в России?

– Если говорить про Северо-Запад, наша цифра не достигает тех показателей, которые хотелось бы видеть. Если брать соседние регионы – Ленинградскую, Новгородскую, Вологодскую области и так далее, там цифры существенно ниже, потому что изначально смертность в этих регионах была немного ниже. Но это сухие цифры, они не отражают полную картину, потому что мы все-таки данные о смертности за предыдущий год видим не в конце текущего года и даже не в начале, а, наверно, только в середине года, потому что данные в Росстат загружаются в течение нескольких месяцев.

Это цифры достаточно аналитически сложного характера: тех же умерших от других заболеваний, у которых при вскрытии нашли онкологическое заболевание, мы тоже считаем. И наверно, по цифрам и по месту в рамках региона аналитически можно сравнить.

Недавно на коллегии Минздрава аналитически сравнивали доли онкологических заболеваний, выявленных в рамках диспансеризации. Псковская область в этом плане на третьем месте среди северо-западных регионов, то есть несмотря на то, что диспансеризация была серьезно заморожена, мы вышли на третье место по выявлению онкологических заболеваний на ранней стадии в рамках диспансеризации и профилактических осмотров. Это не может не радовать, потому что есть регионы, в которых диспансеризация не проводилась вовсе либо проводилась, но выявление онкологических заболеваний при этом никаких цифр не давало. Это на самом деле очень печально.

Британские ученые доказали…

– Кто в регионе болеет онкозаболеваниями чаще?

– Если говорить в числе заболеваний на 100 тысяч населения, у женщин оно выше. Если проводить корреляцию, то среди мужчин рак выявляется у 438 на 100 тысяч населения, среди женщин – 464. О чем это говорит? Наиболее ответственные и внимательные к своему здоровью граждане – это, конечно, лица женского пола, потому что предложения пройти диспансеризацию, профилактический осмотр гинеколога, маммолога, сделать флюорографию и прочие вещи, которые в рамках акционных программ проводятся главными врачами межрайонных больниц, поликлиник и так далее, больший отклик получают именно среди женского населения. Действительно, женщины приходят чаще.

У нас 15 июня будет день открытых дверей, посвященный меланоме. В прошлом году мы проводили это мероприятие – среди 60 пациентов, которые пришли в тот день открытых дверей, было порядка 45 женщин. Даже если здесь проводить аналогию, то мы видим, что 75 % женского пола наиболее часто откликается на подобные акции.

Если говорить о виде злокачественного образования, кому что присуще, то у мужчин на первом месте (четверть всех заболевших) рак легкого, второе место (11 %) занимает рак желудка, на третьем месте рак предстательной железы – сейчас его выявляют все больше: есть простатоспецифический антиген (ПСА), и каждой поликлиникой в рамках диспансеризации заложено сдать анализ на данный онкомаркер, который непосредственным образом отражает этот вид заболевания.

У женщин на первом месте рак молочной железы (15 %), на втором месте рак ободочной кишки (10 %), на третьем – рак желудка. Наверно, эти три нозологические формы у мужчин и женщин должны вызывать максимальный интерес при профосмотрах, в рамках диспансеризации, планового посещения гинеколога, терапевта, хирурга, если люди страдают какими-то хроническими заболеваниями.

– Гастроэнтеролога, наверно.

– Если в анамнезе есть хроническая язва либо атрофический гастрит, эти специалисты должны быть номером один при штатном посещении пациента и при регулярном посещении поликлинического звена.

– А что касается возраста? В каком возрасте выявляемость рака наиболее частая?

– Риски возникновения онкологического заболевания повышаются с возрастом: чем выше возраст – тем больше риски, потому что чаще происходят мутационные вариации и в кожных покровах, и в организме пациента. Мутирует больше клеток с возрастными особенностями, перерождается больше раков ввиду длительности хронических заболеваний. Есть такая статистика, и ее проще связать с образом жизни. Британскими учеными была проведена аналитика рака легкого при курении, брали разные возрастные группы, и было доказано, что у курящих пациентов, неважно, у мужчин или женщин, риск возникновения рака превосходил показатели некурящей группы в 14 раз. Это касалось возрастной группы от 55 лет и выше. Конечно, чем меньше возраст, тем меньше риски и возможности возникновения рака, но если мы говорим о прямой зависимости вредных привычек, возраста и онкологического заболевания, с возрастом риски гораздо выше.

Превентивные меры

– Как выявить рак на ранней стадии, кто находится в группе риска и каковы самые эффективные способы диагностики?

– Выявление рака на ранней стадии – это на сегодняшний момент залог успеха любого лечения в рамках онкологической практики. Уже доказанная цифра: 90 % пациентов излечиваются при выявлении онкологического заболевания на первой-второй стадии. Слово «излечиваются» в рамках онкологии недопустимо, конечно, они переходят в стойкую ремиссию, но все-таки я считаю, что этот словесный оборот имеет право быть, потому что пациенты с раком молочной железы, которые были прооперированы на первой-второй стадии, наблюдаются уже порядка 20-25 лет без признаков прогрессирования заболевания.

Конечно, выявить рак на первой-второй стадии – это большое счастье для пациента. Что требуется для этого делать? Естественно, это регулярный осмотр лечащего доктора, если у вас хроническое заболевание. Это регулярное участие в диспансеризации, потому что диспансеризация придумана не для бумажной отчетности, не потому что докторам и диспансерной группе хотелось заполнять больше медицинской документации, опросники и прочие вещи, которые требуются в рамках этого мероприятия. Это же создано изначально для прогностического выявления онкологических заболеваний на ранней стадии больше, и заболеваний сердечно-сосудистой системы, и других. Поэтому пренебрежительно относиться к этому – значит пренебрежительно относиться к собственному здоровью. Лишь у внимательной группы пациентов, которые следят за своим здоровьем и регулярно проходят профилактические осмотры, частота выявления первой и второй стадии онкологического процесса максимальная.

Конечно, пациенты, которые находятся во вредных условиях, допустим, постоянной инсоляции, на открытом солнце, у кого есть риски возникновения заболевания онкологического профиля, должны проходить профосмотр специализированно, в том числе с участием онколога. В рамках диагностических процедур используются банальные методы УЗИ, маммографии, ежегодный рентген легких. Если разбить по группам пациентов, то для женщин должна проводиться ежегодная маммография после 40 лет. До 40 лет ее делать малоэффективно из-за структуры молочной железы: нет визуализации и полной картины. До 40 лет выполняется УЗИ-скрининг молочной железы. Профилактика рака легкого – рентген грудной клетки раз в год.

– Не флюорография?

– Флюорография может отразить только весьма запущенную стадию рака легкого, потому что визуализация при флюорографическом исследовании существенно ниже. Сейчас цифровые рентген-аппараты достаточно хорошего качества, на второй стадии заболевания раком легкого уже есть хорошая визуализация. Установленное в регионах и в субъектах Российской Федерации оборудование на сегодняшний момент повышает свой класс и качество.

Если мы говорим про женское население, то должен быть ежегодный осмотр у гинеколога: визуальные формы рака (рак шейки матки, молочной железы, ротоглотки, верхней губы, кожи и так далее) – это те нозологические формы, которых было выявлено порядка 44-46 % за прошлый год среди общего числа выявленных онкологических заболеваний. Для профилактики рака шейки матки, естественно, необходимо посещать гинеколога раз в год либо по показаниям.

Еще есть две большие группы – это колоректальный рак (в рамках диспансеризации сдается кал на скрытую кровь, если он определяется, проводится дальнейшая колоноскопия), а также простатоспецифический ген, который способствует выявлению рака предстательной железы: этот анализ надо обязательно назначать мужчинам старше 55 лет, но многие мужчины, к сожалению, этого не знают, потому что простата – это такой орган, который на первых-вторых стадиях не дает абсолютно никаких клинических признаков.

– Это ПСА?

– Да, это ПСА, онкомаркер, и его норма – до 4-4,5. Если этот показатель начинает расти, то, несомненно, надо обратиться к урологу либо к онкоурологу с последующим назначением специфической терапии и обследования.

Раковое наследство

– Что касается таких факторов, как генетика и экология, насколько они сильно влияют? Я знаю, что некоторые виды рака фактически передаются по наследству.

– Да, вы правильно отметили. Это канцерогенез клеток, за счет чего они мутируют. Но онкологические заболевания в рамках генетической трансформации, передающиеся от кровных родственников в условиях семьи, от матери к дочери и так далее, имеют место лишь в 4 % всех онкологических заболеваний.

– Если в семье есть онкобольной, то все члены семьи должны быть особенно осторожными?

– В рамках кровного родства: допустим, у мамы выявили заболевание молочной железы – дочь должна внимательно отнестись к этому органу, незамедлительно обеспечить ежегодный профосмотр с визитом к маммологу. Если это был негативный подтип опухоли, обязательно еще сдать тест ну мутацию BRCA: это та мутация, которая показывает носительство в рамках генетики, что действительно заболевание передается генетическим способом. У нас мутационно-генетически передается небольшое количество заболеваний: это в основном рак молочной железы, рак яичников, если есть в анамнезе у кровных родственников, это печень, поджелудочная железа и желудок. Все остальное в рамках генетических предрасположенностей существенно ниже.

– А предстательная железа?

– Рак предстательной железы может быть, но чаще всего у него принцип возникновения несколько иной, там бывают и перерождения из доброкачественных образований, и резкий гормональный сбой, когда мужчины в рамках каких-то заболеваний принимают гормональные препараты, потому что гормональная перестройка существенно касается предстательной железы, которая чувствительна к изменениям в гормональном статусе организма. Поэтому, наверно, этому надо уделить большое внимание в рамках настороженности к генотипу.

Если говорить о внешних факторах, в основном изменения в клетке несет неправильное питание. Повышенный риск заболеть онкозаболеванием вызывает ожирение, как ни странно: оно повышает риск возникновения рака молочной железы, рака тела матки практически на 14-28 % в зависимости от степени ожирения. Конечно, это образ жизни в плане адинамических моментов: если мы не занимаемся спортом, не даем себе адекватных физических нагрузок, естественно, это тоже может привести к застою кровообращения, к изменению гомеостаза с последствиями риска злокачественных новообразований. Поэтому правильный режим труда и отдыха и правильное питание – это координационные методы, которые существенно снижают риск развития онкологии.

А также мы не должны забывать об экспертных клинических исследованиях употребления алкоголя и табакокурения. От табакокурения возрастает риск заболеть раком легких в 14 раз, а при употреблении алкоголя – в зависимости от суточного потребления: если пациент выпивает алкоголь ежедневно, то риски возникновения рака пищевода, рака колоректального и рака желудка увеличиваются в 7,5 раза.

Спасительная онконастороженность

– Бывает, что человек регулярно проходит обследования, но, к сожалению, рак выявляется на самой последней стадии. Почему такое происходит?

– Есть очень много спорных моментов в этом случае. Некоторые пациенты проходят обследование исключительно в тех центрах, где есть врачи с низкой онконастороженностью. Вот приходил пациент недели две назад с запущенной стадией рака и говорит: «Я обследовался в течение двух с половиной лет, и мне все время ставили хронический гастрит, назначали специфическую терапию, но улучшений никаких не последовало». Да, он выполнял ФГДС раз в шесть-двенадцать месяцев. Разные есть моменты, на которые следовало бы обратить внимание, но лечащий доктор не обратил на это внимания. В итоге по каким-то причинам у пациента не заподозрили онкологическое заболевание, а у него выявился рак желудка в четвертой стадии, соответственно, с неблагоприятным прогнозом. Нам очень больно смотреть на таких пациентов, потому что мы знаем, какова продолжительность их жизни, какой процент из них будет переживать сегмент пять лет либо не будет. Тем более рак желудка достаточно плохо поддается химиотерапии, и основной вид лечения – это на первой-второй стадии убрать его с помощью операции.

Опять же, есть второй стереотип у пациентов, которые привыкли обращаться в частные клиники. Я ничего против них не имею, но наличие онконастороженности должно быть на первом месте, если вы, допустим, в рамках косметологической, дерматологической услуги удаляете невус. В частных клиниках можно без проблем без присутствия онколога удалять папилломы, кератомы, то есть те вещи, которые не вызывают злокачественности. Но если вы видите невус, который у вас с рождения, если у вас какое-то непонятное пятно, такие вещи должны контролироваться исключительно онкологом, и удаление возможно только после обязательной дерматоскопии.

– То есть онконастороженность должна быть не только у граждан, но и у врачей?

– Обязательно! Это первое, с чего надо начинать. Я не договорил: невус после удаления обязательно должен следовать на гистологическую верификацию!

– Что это такое?

– Морфологическое исследование, чтобы понять, действительно ли это доброкачественное образование либо это меланома, базальноклеточный рак, плоскоклеточный рак. В частных клиниках большое количество прецедентов, когда не делается гистология, и пациент через несколько недель после удаления меланомы, которая считается самым злокачественным образованием среди раков кожи, получает метастазирование и плохой прогноз для жизни. Поэтому на это надо обратить огромное внимание.

Но, естественно, не заниматься гипердиагностикой, потому что некоторые занимаются гипердиагностикой, проходят и КТ, и МРТ, и ПЭТ-КТ, едут в платные клиники, в Израиль, в Германию, им все делают, они видят, что у них ничего нет, успокаиваются – а через некоторое время возникает банальное увеличение лимфоузла, который до этого был не верифицирован. Делаем биопсию, смотрим, что первичный источник – это рак печени: это достаточно редкое заболевание и плохо диагностируемое на ранней стадии, как и рак поджелудочной железы (они считаются смертоносными злокачественными образованиями, потому что у них длительный латентный период).

Поэтому я считаю, что в рамках обследования надо четко понимать, к какому специалисту идти, в какое время. Но вот мы приходим, он нам назначит лечение и говорит: «Покажитесь через две недели, мы сделаем контрольные исследования». А ведь большое количество пациентов просто не приходят, получают временное улучшение, мнимое физическое благополучие и приходят, допустим, уже через два-три месяца с расширенным пакетом лимфоузлов: у него была изначально первая стадия – а доходит до того, что пациент приходит на третьей, а то и на четвертой стадии.

– И за быстрый промежуток времени, да?

– Абсолютно верно. Если опухоль агрессивная, конечно, распространение заболевания достаточно быстрое.

Не приговор

– Куда идти обычному человеку, чтобы проверить себя на наличие онкозаболеваний?

– Мы же граждане достаточно ответственные и информированы в плане собственного здоровья, как бы это ни казалось на самом деле, просто немногие находят на это время. Если четко представлять основные нозологические формы рака (это рак молочной железы, рак шейки матки, рак кожи, рак ободочной кишки и так далее), мы должны понимать, что от нас требуется. Конечно, мы не будем ходить и проверяться ежемесячно, ежеквартально, но все-таки мы можем заподозрить какие-то моменты в собственном организме, прислушиваясь к себе, мы можем хотя бы прийти к терапевту, к хирургу, к гинекологу – дальше он нас маршрутизирует в те центры, где есть онколог и методы исследования, которые показаны при данных жалобах.

Тут, наверно, следует больше внимания обратить на симптомы, которые могут пациента либо предполагаемого пациента натолкнуть на мысль об онкологическом заболевании. Ведь в рамках этих симптомов мы и даем оценку возможным рискам возникновения онкологического заболевания у пациентов. Я их перечислю.

Это немотивированная слабость в организме, когда мы стали замечать за собой, что работоспособность кардинально снизилась. Это потеря веса за короткий промежуток времени (бывает, от 5 до 15 килограммов): если пациент питается в том же самом режиме, двигается и не испытывает физического дискомфорта, но стремительно теряет вес, то здесь есть огромный риск и возможность выявить онкологическое заболевание. Если мы говорим о визуальных формах рака, то это образования в подмышечных, паховых областях, странные лимфоузлы, образования в молочной железе (ведь каждая женщина, в принципе, не имеет никаких трудностей раз в 4-6 месяцев сама обследовать свою молочную железу и, если нет уплотнений, образований, спокойно продолжать обычную жизнедеятельность).

У меня была пациентка, которая приехала две недели назад (из другого региона, между прочим) с образованием в молочной железе. При УЗИ была найдена обычная киста, просто достаточно больших размеров. С помощью тонкоигольной биопсии мы удалили кисту, цитологический анализ засвидетельствовал ее доброкачественный характер, и пациентка благополучно уехала к себе по месту жительства, счастливая и здоровая. Это о чем говорит? О внимательном отношении к собственному здоровью.

Ведь есть пациенты, которые, получая онкологическое заболевание в рамках молочной железы, приходят, чувствуем уплотнение при пальпации, при исследовании руками, даже не требуется дополнительных методов исследования, опытный онколог уже понимает, что есть возможность онкологического заболевания. Задаем вопрос, когда это началось, – могут ответить: год назад, полтора года назад, занимались самолечением, компрессами, не было времени – очень много отговорок, чтобы не пойти к профильному специалисту. Конечно, многие люди просто боятся диагноза «рак».

– Поэтому затягивают с визитом к врачу.

– Разумеется, думая, что это какое-то «всё». А это абсолютно не смертельный приговор, если заболевание было выявлено на первой-второй стадии. Поэтому я призываю пациентов либо тех, у кого есть образования на коже, в молочной железе, обратиться к онкологу. Сейчас полная доступность, спокойно можно записаться к профильному специалисту и узнать, куда дальше следовать, какие исследования выполнять. Если эти исследования проводятся по месту жительства – надо пойти по месту жительства, если этого нет – тогда непосредственно в учреждение третьего уровня: у нас оно располагается в Пскове либо в филиале в Великих Луках.
Также обратите внимание на кожные покровы. Сейчас начинается летний сезон, большинство людей, в том числе пожилых, выйдут на дачи, участки, разденутся. Прямые ультрафиолетовые лучи – это инсоляция, это огромный риск возникновения рака кожи: и плоскоклеточного, и базальноклеточного. И самое главное, что если на теле есть родимые пятна, невусы, родинки, их непременно надо защищать, закрывать либо использовать солнцезащитные кремы.

Я сейчас плохо отзовусь о косметологических услугах соляриев, опять же я достаточно много читаю, и давно проведена аналитика ввиду посещения соляриев. Риск возникновения меланомы при прохождении курса солярия четыре раза в год возрастает до 78 %. Так что каждый для себя делает выбор, требуется ему данная косметологическая услуга либо нет. Поэтому онконастороженность должна быть не только у первичного звена, у врачей и медицинского персонала, но и, конечно, у самих граждан, и их надо регулярно об этих вещах информировать.

В доступе

– Задам вопрос по поводу онконастороженности со стороны медперсонала. Какие учреждения в регионе наиболее активно посылают к вам пациентов?

– Присылают из каждого района, но есть районы, которые исконно дают высокие цифры диспансеризации. Допустим, Струги Красные, Печорский район – достаточно активные. Наверно, в их межрайонных больницах активные руководители, которые всячески зазывают пациентов прийти на профосмотр, устраивают акции.

Недавно мы с Галиной Ивановной Неваленной договорились не просто устраивать акции, например, делать маммографию не в рамках диспансеризации, а просто всем. И это действительно колоссальное подспорье, потому что в рамках этих рутинных исследований находят первые-вторые стадии онкологических процессов, визуальных форм рака. Как мы знаем, на первом месте в области у женщин рак молочной железы, а маммография проста в интерпретации и территориально доступна: передвижные маммографы активно работают, и в каждом муниципальном образовании есть перечень выездов, когда делается данное исследование.

Практически в каждом районе есть местная газета, местный сайт, страничка в соцсети «ВКонтакте», тем более при развитии социальных сетей чуть ли, наверно, не каждый пользуется «ВКонтакте», «Инстаграмом», «Телеграмом» и прочими ресурсами, куда скидывается большой поток информации, и в рамках муниципального образования было бы неплохо вести блог с максимальным привлечением туда местных жителей. Когда мы разговариваем с руководителями медицинских учреждений, максимальный отклик находит информация, когда в СМИ публикуются сообщения о внеплановом профосмотре, о приезде хорошего гинеколога.

Допустим, наша координационная группа ездит по районам с онкологами, оргметодотделом, я выезжаю, и мы всегда настоятельно просим, чтобы на местах предупреждали максимальное количество и пациентов нашей диспансерной группы, и сложных пациентов, тех, кому не доехать до областного центра: мы их смотрим на местах. Вот этот информационный пул на сегодняшний момент максимально эффективно работает.

Конечно, есть районы с низкой плотностью населения, есть приграничные территории, где крайне тяжело пациента сагитировать на подобные акции. Но если руководство межрайонных больниц хочет это сделать, это вполне возможно и на сегодняшний момент не представляет никаких трудностей. А по поводу тех, кто присылает или не присылает к нам пациентов, в рамках диспансеризации мы ведем такую аналитику: городские поликлиники неплохо присылают, межрайонная больница, опять же районы…

– Городские – и великолукская, и псковская?

– Я бы, наверно, отметил псковские поликлиники, потому что к поликлиникам Великих Лук, прикрепленным к Великолукской межрайонной больнице, есть определенные вопросы, но мы с ними работаем. В качестве консультации у них открылся ЦАОП (центр амбулаторной онкологической практики). Хороший ЦАОП работает сейчас на базе третьей поликлиники в городе Пскове, где принимают два постоянных онколога и два на совместительстве, поэтому они максимально загружены. Я считаю, что для пациентов, которые хотят попасть к профильному специалисту, на сегодняшний момент нет никаких преград.

– Не нужно бояться очередей в поликлинике, можно достаточно быстро пройти.

– Проблем со специалистами на данный момент нет, кадровый дефицит есть только в муниципальных образованиях, в районах. Есть первичные онкологические кабинеты, в которых работают врачи-совместители в должности врачей-онкологов: кто-то переучен, кто-то работает в рамках своей специализации. Но я считаю, что в Великие Луки, что в Псков, если этого требует физическое состояние организма, доехать не так уж и далеко: здесь всегда примем. У нас также работает система записи, доктор может записать через систему «Промед», пациент может сам записаться. Доступность на текущий момент обеспечена, это точно.

Сдержанно и правильно

– Рак – такое заболевание, о котором врач должен уметь сообщить пациенту, да и в целом онкодиспансер такое место, в котором хочется встречать вежливых и тактичных врачей. Обучают ли специально медиков, которые работают с онкобольными, психологическим приемам, как правильно рассказывать, контактировать с такими пациентами?

– Пациенты делятся на три группы. Первые, в принципе, были готовы к этому диагнозу и готовы сразу же лечиться. Вторая группа пациентов – это те, которые проходят через моральные, стрессовые негодование, переживания, даже прибегают к услугам психолога, потому что самим не справиться, либо к помощи родственников – это наиболее актуально при выявлении онкологического заболевания. И третья группа – это те пациенты, которые не принимают своего заболевания, они в него не верят, но все-таки начинают лечиться, хотя и на 100 % уверены внутри, что у них онкологического заболевания нет. Поэтому, наверно, каждый врач – это психолог по натуре, он должен общаться со своими пациентами в зависимости от того, какой психотип у пациентов, у которых выявлено онкологическое заболевание.

Отдельного обучения, в принципе, нет, это нарабатывается с опытом: это оценка эмоционального состояния пациента, сочувствие его проблеме, сопереживание. Конечно, вопрос сострадания достаточно открытый, потому что всем сострадать невозможно: количество пациентов настолько большое, что эмоционального состояния доктора на всех не хватит. Но сопереживание, поддержка пациента при установке диагноза «злокачественное образование» имеет место, это очень важный аспект в работе врача.

Когда оцениваешь работу докторов, конечно, хочется выявлять профессиональные качества, качество лечения и все остальное, но отзывы о врачах не о том, как правильно доктор считает дозировку химиотерапии либо как хорошо прооперировал, это знает только врач, а пациент знает, насколько много внимания уделил доктор данному пациенту при лечении, при плановом осмотре либо при осмотре в рамках диспансерного наблюдения. Вот это максимально важно.

Если бывают действительно сложные случаи, мы привлекаем две некоммерческие организации: это «Помощь рядом» и «Дорога жизни», там работают онкопсихологи, мы достаточно эффективно с ними сотрудничаем. У них есть и выездные мероприятия в онкодиспансере, и поздравления к разным праздникам, они приходят, общаются с пациентами, дарят им открытки, обсуждают проблемы в рамках круглых столов, проводят онлайн-мероприятия в рамках видео-конференц-связи через Zoom, Skype, все что угодно. Это тоже очень помогает и находит у пациентов хороший отклик. Когда мы проводим анкетирование «Что бы вам хотелось улучшить в диспансере», непременно пишут про «иметь в штате онкопсихолога». Крупные центры, конечно, могут себе это позволить: допустим, если брать НИИ им. Петрова, то у них целое отделение онкопсихологии, где пациенты записаны к ним на неделю вперед. Мы спасаемся такими некоммерческими организациями, большое им за это спасибо. Мы готовы сотрудничать и дальше. Но в любом случае первично пациент сталкивается с диагнозом «онкологическое заболевание», конечно, когда ему говорит лечащий врач либо онколог. Поэтому надо доносить эту информацию максимально сдержанно и максимально правильно.

Версия для печати










Как вы относитесь к ставкам на спорт?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...