«Буду искать свежую историю и новые лица». Режиссёр Иван Болотников рассказал о грядущих проектах и о фестивале «Западные ворота»

Корреспондент Псковского агентства информации в преддверии Международного кинофестиваля «Западные ворота», который пройдёт в Пскове с 22 по 24 июля, пообщался с участниками и гостями грядущего события. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с режиссёром и продюсером Иваном Болотниковым. О грядущих работах, о наградах киноиндустрии и о том, чего стоит снять шедевр, смотрите в нашем материале.

– Иван, мы знаем, что вы недавно вернулись из рабочей командировки и в ближайшее время отправитесь в очередную экспедицию. Расскажите, что это за работа и с чем она связана?

– Я режиссёр, это моя основная работа, но в последние четыре-пять лет я активно занимаюсь продюсированием, и это тоже очень интересная профессия в сегодняшнем кино, потому что по факту продюсер совмещает какие-то функции и режиссёра, и сценариста, и редактора, и директора картины – всё вместе. Сейчас вообще продюсерское кино. Я продюсирую то, что мне нравится, и то, что я считаю интересным. Послезавтра я уезжаю на съёмки якутского фильма: это совместная работа моей студии и студии «Сахафильм». Называется он «Не хороните меня без Ивана». Это уникальная история человека, который умирал от красоты. Эта история произошла в царской России, два человека – Иван Попов, сын священника, миссионера, и Егор Бересков, простой крестьянин, прихожанин церкви. Он имел такое нервное устройство, а попросту говоря, душу, что, видя какие-то моменты, видя красоту этого мира, он умирал. Засыпал летаргическим сном. Его хоронили семь раз, а Иван Попов его спасал от смерти. Люди тогда не знали, что такое летаргический сон: мёртвый человек, простой крестьянин, незнатный – отпевали и предавали земле. И наш фильм начинается как раз с того момента, когда его отпевают и покойник оживает. Ему повезло, что он встретил такого друга – Ивана Попова, который узнал о его редком заболевании, и у Егора постоянно на шее была записка: «Не хороните меня без Ивана». Эта история в своей простоте и наивности завораживает.

– Как у вас конкретно происходит поиск таких идей?

– С одной стороны, это такой процесс работы: мне присылают сценарии, я смотрю, оцениваю, потом подключаю режиссёров. Это происходит постоянно. Но любой проект нужно «вырастить», готовых проектов не бывает. Нужно доводить, доделывать, и тут большую роль играет продюсер. Например, якутский проект мне прислали за месяц до подачи заявки в Минкультуры – это очень мало. Мне прислали сценарий, где были фрагменты очень интересные, была эта гениальная идея, хороший режиссёр Любовь Борисова. Я проявил продюсерскую волю, ввёл в этот проект сценариста Юлию Клименко, и они уже вместе сделали новый сценарий, который мы подали в Минкультуры. И мы выиграли, подключилась студия «Сахафильм», и процесс пошёл.

– Как понять, что проект будет успешен?

– Это всегда субъективные, личные, профессиональные вещи, когда ты видишь, что этот проект тебе соответствует, что он может вызвать интерес зрителя. Но, повторюсь, любой проект нужно доводить. И любой фильм делает команда – она очень важна.

– Фильм «Хармс» 2016 года – ваш дебют в игровом полнометражном кино. Замысел вы вынашивали десять лет. «Хармс» получил два «Золотых кубка» ХХ Шанхайского международного кинофестиваля («Лучшая операторская работа» и «Лучший сценарий»). Такое количество наград – достаточная оценка для вас или киносообщество могло бы лучше оценить картину?

– С «Хармсом» всё было хорошо, потому что на каждом фестивале, где он участвовал, он получал какой-то приз. В этом смысле у фильма достаточно счастливая судьба.
В каком-то смысле само жюри, как правило, не свободно от текущей ситуации. Мы, к примеру, переживаем годы коронавируса, и зрителю, наверное, хочется видеть более жизнеутверждающее кино: весёлое, лёгкое. Драмы менее востребованы. Всё довольно субъективно.

– Режиссёр должен стремиться к наградам или должен ставить перед собой другие цели?

– Режиссёр прежде всего должен думать, как сделать фильм в соответствии со своим замыслом. Я был на предпоследнем Каннском фестивале, и там была представлена картина, не буду называть какая именно, которая соответствовала всем ожиданиям каннской критики. Фильм получил награды. Поколения очень меняются. Для молодых людей важно реализоваться, и успех, конечно, важен, потому что он предполагает, что вам дадут следующую картину снимать. Мир стал капиталистическим, идёт гонка за успехом. Независимых людей стало меньше, к сожалению. Если мы говорим о короткометражном кино, молодые люди, молодые авторы свободнее. У них нет денег, и они стараются делать всё в соответствии со своим замыслом. Как только появляются деньги, появляется диктат продюсера и современного дня. Парадокс в том, что большинство как раз рады этому. Они воспринимают успех как подтверждение того, что они всё делают правильно. Но к этому нужно относиться очень осторожно, ведь порой поражение может быть ценнее успеха.

– На фестивале «Западные ворота» вы будете оценивать короткометражные картины. Не боитесь ли вы стать одним из тех, о ком участники будут говорить: «Вы не поняли мой посыл, моя картина лучше!»

– Я буду не один, будем решать совместно с другими судьями. А обиженные будут, это неизбежно. Так было и будет. Это свойство жизни, главное – в режиссёре, в авторе, особенно вначале, не сломать его желание рассказывать истории и снимать.

– «Западные ворота» – молодой фестиваль. Он пройдёт во второй раз. Зачем вообще нужны кинофестивали и есть ли разница для представителей мира кино – быть участником, скажем, «Кинотавра» или «Западных ворот»? Или все кинофестивали важны и равнозначны? Зачем участвовать и проводить региональные фестивали?

– Для зрителей. Самое главное – это люди. Конечно, есть главные фестивали, престижные. Повторюсь, мы живём в коммерческое время, где важен успех. Они освещаются прессой, там больше возможностей найти партнёров для сотрудничества. Есть большое, есть малое. Любой фестиваль – многообразие и новая картинка, «Западные ворота» так же важны, как и Московский фестиваль. Возможно, мы встретим у вас людей, которые будут делать лучшее кино в России.

– Наша редакция проводила опрос на улицах Пскова, где спрашивала у людей, чем они руководствуются, выбирая тот или иной фильм. Большинство говорили о рейтинге и советах друзей. Награды по значимости стоят на третьем месте. Почему, на ваш взгляд, люди меньше обращают внимание на мнение профессионального сообщества?

– Люди умнее. Мы живём в такое время, когда всё аффилировано, в некотором смысле все держат нос по ветру. Фильм получает «Каннскую ветвь» – и сразу хороший? Ничего подобного! И с «Оскаром» так бывает, слабые фильмы получают награды. Люди стараются проверять. Должна быть собственная оценка, в этом смысле я согласен с людьми.

– В финале разговора небольшой блиц. Сколько стоит снять шедевр?

– Насчёт шедевра не знаю. Снять как положено – дорого, но мы знаем примеры, когда достойные фильмы снимали за несколько миллионов рублей. Получил на «Кинотавре» главный приз.

– На что прежде всего будете смотреть, когда будете выбирать призёров фестиваля?  

– Для меня важнейший критерий – оригинальность, свежесть какая-то. Всё уже снято, и всё написано, но ведь пишут же и снимают. Буду искать свежую историю и новые лица. Ещё буду обращать внимание на человечность.

– Вы за кинотеатры или стриминговые сервисы?

– Я за кинотеатры. Я в этом смысле старомоден. Кино снимается для большого зала.

Всю главную информацию о фестивале и не только читайте на сайте Псковского агентства информации. 

 

Версия для печати

















Играете ли вы в видеоигры?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...