Александр Котов: Электронное голосование неизбежно, как крах империализма

Выросла ли субъектность региональных парламентариев после сокращения их числа? Надо ли вслед за заксобранием оптимизировать гордумы Пскова и Великих Лук? Как успели проявить себя в новом созыве депутаты-новички и есть ли шанс найти общий язык у «Яблока» и «Единой России»? В эфире проекта ПАИ-live спикер Псковского областного Собрания Александр Котов подвел политические итоги 2021 года и ответил на эти и другие вопросы главного редактора «Псковской правды» Максима Андреева.

Не числом, а умением

– Когда было анонсировано сокращение численности областного Собрания, много говорили о том, что теперь возрастет значимость каждого депутатского мандата. На ваш взгляд, это произошло? Или депутатам надо ещё поработать какой-то срок, чтобы ощутить, что их субъектность выросла?

– Я бы не стал впрямую связывать количество депутатов и вес депутатского мандата. Всё-таки он зависит от активности того или иного парламентария, от того, насколько он погружен в проблематику своего округа, насколько тесно поддерживает связь с избирателями, как активно ведёт работу внутри партии, продвигает свои идеи на территории региона.

Кроме того, мы привыкли оценивать депутатов по их активности на сессии, но это, на мой взгляд, тоже не совсем отражает истинное положение дел. Можно быть гиперактивным, можно выступать по всем без исключения вопросам, построив грамотно, по всем азам ораторского искусства, свою речь. Но при этом нужно всегда смотреть, что за этим стоит, какие конкретные предложения у депутата, насколько они реалистичны, как на самом деле претворяются в жизнь.

Безусловно, сейчас, когда депутатов не 44, а 26, все стали на виду. Думаю, что в этом составе депутатский корпус обладает таким преимуществом, когда каждый может проявить себя, работая над законопроектами и транслируя проблемы своих избирателей.

– Ещё когда только обсуждался вопрос об изменении численности Собрания, высказывались доводы против, которые основывались на том, что округа одномандатников станут больше и будет сложнее работать с избирателями. Эти опасения в какой степени сбываются?

– Понятно, что если территория избирательного округа увеличилась, в любом случае работать сложнее. Но всегда же есть инструменты, которые можно использовать.

В моём избирательном округе четыре района, но ещё есть депутат по партийному списку, с которым мы можем по договорённости согласовать действия: двум районам больше внимания могу уделять я, ещё в двух больше возможностей у списочника. Это, конечно, не означает, что остальная территория останется без внимания, речь идёт о координации усилий.

Уже ясно, что это вполне работоспособная конструкция. Мы не теряем связи с избирателями, всегда готовы выехать, если надо провести встречу, ознакомиться с теми проблемами, которые есть на месте, наметить какие-то пути решения, организовать приём избирателей.

Конечно, сложнее работать политическим партиям, у которых небольшое количество депутатов. На одного человека приходится территория всей области, получается. Но есть транспорт, всегда можно выехать, всегда можно встретиться с избирателями.

– И всё-таки цифровые технологии есть…

– Да, конечно, мы можем очень быстро передать информацию, документы. Сейчас оперативно работать легко.

– Структура Собрания больших изменений не претерпела. Это означает, что она достигла такого идеального состояния, что не потребовала серьезных вмешательств?

– Да, это подтверждается практикой. Мы же уже на протяжении целого ряда лет используем такую структуру. Единственное, что мы в этот раз поменяли, – у нас все председатели комитетов работают на профессиональной основе. И это тоже уже даёт результат, мы видим, что в комитетах законопроекты обсуждаются в кратчайшие сроки и мы оперативно готовим их для рассмотрения на сессии. У нас нет висящих долгое время проектов законов.

– Хочется закрыть тему численности депутатов, перекинув мостик на муниципалитеты. Считаете ли вы, что надо сократить численность городских Дум в Пскове и Великих Луках? Потому что люди сейчас говорят: довольно странно, когда они по численности почти такие же или даже больше, чем главный орган законодательной власти региона.

– Наверное, так напрямую сравнивать численность областного Собрания и представительных органов муниципальных образований не совсем корректно. Потому что всё-таки у нас разные полномочия, разные функции. Но в то же время я считаю, что их численность тоже нужно оптимизировать. Надо всё-таки учитывать особенности нашего региона, количество населения, которое проживает в тех или иных муниципальных образованиях.

И если конкретно говорить, например, о Псковской городской Думе или Великолукской городской Думе, я бы считал, что целесообразно их численность сократить. На сколько – вопрос дискуссионный, можно обсуждать. Это их полномочия, они сами определяют для себя численный состав.

Хотя сейчас нашими известными депутатами Крашенинниковым и Клишасом внесён законопроект, который полностью переформатирует систему местного самоуправления, он только что поступил в регионы и на рассмотрение Государственной Думы. Скорее всего, в начале следующего года мы его будем обсуждать и рассматривать. И там как раз есть предельная численность представительных органов местного самоуправления в зависимости от численности населения, которое на территории этого муниципального образования проживает.

– Но ведь такая вилка есть и сейчас? Просто в Пскове выбрали среднее значение, а в Великих Луках – максимальное…

– Да, но в новом законопроекте эти границы сузили. Это правильно. На организацию работы каждого депутата представительного органа требуются определенные финансовые затраты, организационные мероприятия, необходимы технические средства и так далее. Можно тоже об этом задуматься. К тому же у нас сейчас достаточное количество различных цифровых инструментов, которые депутаты могут использовать в своей работе с избирателями. Безусловно, эти изменения тоже надо учитывать.

Диалоги и компромиссы

– Задолго до выборов вы в одном из интервью сказали, что будете баллотироваться, но на пост спикера претендовать уже не станете. Тем не менее вы передо мной сидите в статусе председателя Собрания. Почему вы изменили решение, что произошло?

– Я всегда придерживался точки зрения, что есть определенный срок пребывания руководителя в той или иной должности. Оптимальный срок – восемь лет, затем нужны перемены. И когда я участвовал в этой избирательной кампании, я ни в коем случае не настаивал, что буду баллотироваться только при условии, что меня изберут председателем Псковского областного Собрания.

Выдвижение моей кандидатуры на пост спикера – это коллективное решение. Я всегда был человеком команды, и коллеги доверили мне возможность возглавлять Псковское областное Собрание депутатов на очередной срок.

Я понимаю меру своей ответственности перед теми, с кем я работаю, перед соратниками по партии. И считаю, что в этой ситуации просто не имел права отказаться. Безусловно, нужно думать о переменах, о том, чтобы всегда была кадровая скамейка запасных. В том случае, если потребуется замена, всегда должны быть подготовленные для этого люди.

– Мы помним период, когда администрация и Собрание не то что враждовали, но каждый раз, желая какие-то важные для себя вопросы провести, администрация области делала это путём сложных комбинаций, манипуляций, договоренностей. Были периоды, когда Собрание голосовало за предложения администрации практически автоматом. Как сейчас складываются отношения между исполнительной и законодательной властью в нашем регионе?

– Исполнительная и законодательная власть региона работают над решением одних и тех же задач. У нас одни и те же цели, но разные полномочия.

Я противник того, чтобы мы тут мерились между собой, выясняли, кто круче. Вот этого ни в коем случае нельзя допускать. Мы все хорошо помним, когда была конфронтация между исполнительной властью и законодательным органом. От этого всем было хуже. Страдали в том числе жители региона.

У нас всегда есть возможность для компромисса, диалога. И сейчас особенно. Потому что губернатор внимательно относится к работе областного Собрания, каждого депутата. Он даже на встречах с фракциями подчеркивает: уважаемые коллеги, дверь для вас открыта, пожалуйста, приходите, обращайтесь, давайте обсуждать, договариваться.

И у нас это происходит. Взять, например, работу над проектом закона о бюджете. Мы создали согласительную комиссию, в работе которой принимали участие представители исполнительной власти на уровне заместителей главы региона, мы провели серию консультаций с губернатором. Если мы таким образом будем работать, это пойдёт на пользу всем.

– Лично у вас как у главы законодательной ветви власти региона как складываются отношения, рабочий процесс с губернатором?

– У нас очень хорошие, конструктивные отношения, я вижу, как губернатор организовал работу администрации области, как он организовал работу органов исполнительной власти. Есть результат этой работы, который, в том числе, можно оценить по увеличению доходной и, соответственно, расходной части бюджета.

В этом году у нас доходы бюджета в течение года увеличились более чем на 13 млрд рублей. Это существенная сумма. Это говорит о том, что органы исполнительной власти очень чётко выстраивают свою работу с профильными министерствами. Что губернатор своевременно работает с правительством, ставит те проблемы, которые требуют помощи и поддержки со стороны федерального бюджета.

Мы всегда готовы оказать ему поддержку на законодательном уровне. Вместе работаем над изменением методики межбюджетных отношений. Губернатор обращается в Министерство финансов, в Правительство Российской Федерации. Мы со своей стороны принимаем обращения в правительство, в Государственную Думу, в Федеральное Собрание Российской Федерации, поднимали этот вопрос на встрече с председателем Госдумы Вячеславом Викторовичем Володиным.

И сегодня мы видим результат этой совместной работы. В следующем году дотация на выравнивание бюджетной обеспеченности Псковской области увеличится почти на 500 миллионов. Это не такая большая сумма, если оценивать в целом объём бюджета субъекта, но в то же время это движение вперёд. Мы рассчитываем на то, что таким образом методика будет совершенствоваться ежегодно и в конце концов разница в бюджетной обеспеченности регионов будет уменьшаться.

Торг не уместен?

– К слову, о бюджете. Власть всегда говорит про «бюджет развития», «бюджет прорыва». Оппозиция – про «бюджет смерти». А как бы вы охарактеризовали бюджет на 2022 год?

– Его особенность в том, что уже на начальном этапе доходная и расходная части бюджета даже больше, чем ожидаемое исполнение в текущем году. Такое впервые за много лет. При этом у нас есть хорошие перспективы привлечения дополнительных федеральных средств в следующем году по государственным программам, по национальным проектам. Для этого всё необходимое есть. Поэтому мы ожидаем, что бюджет 2022 года позволит нам развиваться. Хотя, может, и не такими быстрыми темпами, как нам хотелось бы.

А по поводу того, что каждый год звучит критика со стороны оппозиции, что это катастрофа и смерть: практика показывает, что ничего такого на самом деле не происходит. И я всегда говорю депутатам о том, что мы же тоже участники этого процесса, мы не просто констатируем факт, что у нас увеличилась доходная часть или она уменьшилась. Мы должны делать всё для того, чтобы росли собственные налоговые и неналоговые доходы региона. Нам нужно помогать губернатору, органам исполнительной власти области привлекать средства федерального бюджета.

Таким образом мы сейчас пытаемся строить нашу работу. Пока получается.

– Формирование бюджета, согласование конкретных позиций и статей – это всегда процесс, похожий на торг между депутатами и исполнительной властью. У парламентариев есть наказы избирателей. У администрации тоже есть свои представления о том, на что в первую очередь надо направить деньги. В этом году в Собрании много новичков. Как этот процесс складывался, были ли какие-то отличия от предыдущих лет?

– Больших отличий не было, примерно всё то же, что и всегда. Вот вы сказали про предмет торга. Есть такое известное выражение: «Торг здесь неуместен!». И я сторонник такого подхода. Торг предполагает, что мы готовы проголосовать за бюджет, если вы в нём учтёте такие и такие расходы. Это неправильно, так нельзя работать.

Понимаете, над бюджетом 2023 года нужно начинать работать в январе. На согласительной комиссии у нас зачастую есть такие просьбы: дайте денег на ремонт, условно, дома культуры. Но почему нужно в конце года выделять денежные средства на ремонт не важно какого дома культуры?! Что мешало осуществлять эту работу в текущем режиме?

Нужно в январе следующего года определить какие-то объекты, которые требуют ремонта, посмотреть программы, по которым можно привлечь средства федерального бюджета на условиях софинансирования с нашей стороны, выполнить условия этой программы, подать соответствующим образом заявку, включить в план финансирования и рассчитывать на то, что денежные средства в 2023 году будут выделены конкретно на этот объект.

Это такая тяжелая, рутинная, кропотливая работа органов местного самоуправления, депутата, который представляет этот избирательный округ.

Тогда у нас не будет необходимости в конце года в пожарном порядке решать, куда какие деньги кинуть. Мы должны планировать все заранее, определяя при этом приоритеты. Ведь у нас есть большое количество тех же домов культуры. Нужно определить, какие из них нужно ремонтировать в первую очередь, какие отложить.

Если таким образом строить работу, то никакого «торга» не будет. Будет нормальная работа, и органы исполнительной власти всегда поддержат любое конструктивное предложение, понимая, что мы все отталкиваемся от приоритетов.

Сейчас в большей степени согласительная комиссия работает над какими-то точечными заявками. Это не дело областного Собрания! Это дело органов местного самоуправления. Мы должны решать системные вопросы.

Если мы над системными вопросами научимся работать, то по-другому будет выглядеть и законодательный орган, и проще будет работать органам исполнительной власти области с нами.

– Но ситуация, когда в декабре приходят депутаты и говорят, что вот здесь надо крыльцо починить, из года в год происходит. Можно ли рассчитывать, то в декабре 2022 года ситуация будет иной? По крайней мере депутаты от «Единой России» уже с такими проблемами обращаться не будут?

– Депутаты от «Единой России» уже так не работают. Я приведу несколько примеров того, что мы обсуждали на встрече с губернатором. Мы предлагали предоставить меры социальной поддержки отдельным категориям граждан на приобретение внутридомового газового оборудования при реализации программы догазификации. Понятно, что до границы земельного участка газ бесплатно подведут, а всё, что касается внутри земельного участка, внутри дома, всё это нужно монтировать, приобретать за счёт средств собственника.

Ещё один очень важный вопрос: депутаты фракции «Единая Россия» попросили увеличить объём финансирования на реализацию инициативных проектов. Предполагалось, что на эти цели из бюджета будет выделено 10 млн рублей, мы попросили дополнительно ещё 15, потому что заявок было достаточно много уже на этой стадии. Всё-таки хочется поддержать инициативных людей, которые готовы самостоятельно на своей территории решить какие-то важные проблемы. Мы тоже договорились, эти денежные средства будут выделены, и почти все заявки, которые были поданы, будут удовлетворены.

Про квартиры медикам. Тоже вот уже года три, наверное, мы этот вопрос поднимаем, стараемся увеличивать объём финансирования, чтобы решить кадровую проблему в медицине.

Мы поднимали вопрос о выплате субсидий нашим коммунальным предприятиям, это позволило избежать банкротства многим из них. Спасибо губернатору, он погасил существующую на тот момент задолженность и сейчас эти денежные средства выделяются без задержки, иногда даже авансовыми платежами.

И так далее. Я сейчас просто привёл несколько примеров. Депутаты фракции «Единая Россия» давно уже по этому пути идут.

А с другой стороны – я опять же не хочу упрекать своих коллег, но категорически не приемлю такие популистские ходы – было предложение: давайте увеличим финансирование сферы ЖКХ на 200 млн рублей. Почему на 200? Может, надо на 500. Может, 150 достаточно. Такое предложение, которое вызывает определенное недоумение лично у меня.

Или: давайте выделим денежные средства на помощь инвалидам. Понимаете, такая больная тема. И вот эти денежные средства не выделили, и сразу упрёк: вот, уже до того дошли, что даже на инвалидов не хотят обращать внимание. Это неправильный подход, так не должно быть! Нужно конкретные предложения вносить, объяснять, почему это надо сделать. Желательно источник финансирования указать.

У нас некоторые депутаты в качестве источника финансирования поправок предлагают потратить меньше денежных средств на СМИ и увеличить финансирование на здравоохранение, на зарплату медикам, например. Что значит уменьшить средства на СМИ? Давайте вообще не будем поддерживать СМИ! Часть из них тогда долго не проживёт, потому что у нас очень узкий рекламный рынок.

Если органы власти не будут поддерживать СМИ, где они могут размещать информацию о своей деятельности, от этого будет хуже всем. Потому что если люди не знают, чем занимается власть, у них это вызывает справедливое недовольство. Более того, рождаются слухи разные, которые не соответствуют действительности. Ну зачем так?

Дальше. Есть предложение в качестве источника финансирования каких-то предложений задействовать средства, которые мы направляем на создание инфраструктуры в особой экономической зоне «Моглино». Дескать, «черная дыра», зачем туда деньги финансировать, давайте лучше их потратим.

Во-первых, не потратишь никуда больше, потому что они целевые, и это хорошо знают наши депутаты, которые такое предложение вносят. Во-вторых, давайте на «Моглино» посмотрим с другой точки зрения. Для того чтобы развивалась экономика, нужны инвесторы, правильно? Давайте возьмём земельный участок в чистом поле и территорию, которую мы готовы предоставить в особой экономической зоне «Моглино».

В «Моглино» есть газ, есть электрические мощности, дорожная инфраструктура, вода, канализация. Все необходимые условия, чтобы прийти и поставить там любое производство. Что, собственно, сейчас и происходит. Может, не так быстро, как нам бы хотелось. И возьмём чистое поле, куда придёт тот же инвестор, которого мы пригласили. Ему надо построить электрическую подстанцию, провести газовую трубу, построить дороги, провести водопровод и канализацию. Мы при этом ему такие выкатим техусловия на всё, что инвестиционный проект будет стоить каких-то сумасшедших, баснословных денег. Когда он окупится, возникает вопрос, и насколько будет конкурентоспособна его продукция, которую он будет производить? Так куда скорее придёт инвестор?

Разве это не популизм, когда предлагают такие источники финансирования! Конечно, популизм. А чтобы не было популизма, для этого надо тщательно работать, не в последний момент, когда тебе сказали: вот согласительная комиссия, неси туда предложения. А ещё раз повторю: с начала года, чётко, кропотливо, понимая приоритеты, понимая, как работают государственные программы, национальные проекты, понимая, как можно привлечь федеральные средства. Тогда будет всё по-другому.

Новичкам везёт

– Закрывая тему бюджета. Новый созыв избирался в сентябре. В ноябре уже был сверстан бюджет. Понятно, что простор для системной, стратегической работы у депутатов-новичков был, скажем, никакой. Тем не менее те депутаты, которые впервые пришли в Собрание, смогли они себя в этом бюджетном процессе показать?

– Не все, конечно, но смогли. Мы же включили представителей всех фракций политических партий в согласительную комиссию. У каждого была возможность высказать свою позицию, свои предложения внести. Многие это делали.

Были и популистского характера предложения, но в общем-то, этого не избежать. Должны быть разные точки зрения, должна быть дискуссия, должна быть полемика. Всё это у нас в достаточной степени проявляется.

Понятно, что новичкам ещё нужно освоиться, чтобы понять все механизмы, которые они могут использовать для работы в областном Собрании, но это не потребует значительного времени. Потому что у нас есть – использую чужое выражение – «политические динозавры», которые уже длительное время работают в законодательном органе, у которых можно перенимать опыт.

Независимо от того, что мы принадлежим к разным политическим партиям, мы готовы к сотрудничеству, готовы разговаривать друг с другом, помогать, делиться опытом, так всегда было. И мы будем продолжать эту практику. Используя новый, свежий взгляд, молодость, желание что-то поменять и опыт политической, депутатской работы, можно совершенствовать работу Собрания в целом.

– Что касается разных партий. Поскольку вы не просто спикер, а представитель парламентского большинства, как складываются ваши отношения с оппозицией? С тем же «Яблоком», когда его представлял в Собрании Лев Шлосберг, было ощущение, прямо скажем, конфронтации. Сейчас, когда там остался один Артур Гайдук, как выстраиваются отношения с фракцией «Яблока»?

– Сначала про отношения с депутатами – представителями других политических партий. Я, как председатель областного Собрания, стараюсь, чтобы все чувствовали себя в равных условиях. Даже больше скажу: я болезненно за это переживаю. Мне кажется, что мне удается это делать. По крайней мере, я не слышу упрёков по этому поводу в свой адрес. Не должно быть так, чтобы председатель областного Собрания выделял приоритеты для одной политической партии, которую он представляет.

Что касается отдельных политических партий. «Яблоко» – это партия, с которой невозможно договариваться. Просто невозможно. Все попытки, которые я предпринимал, заканчивались ничем. Нет никакой другой позиции, они не слышат никого, кроме себя.

Лев Шлосберг вообще был ортодоксальным политиком, он всегда считал, что он один прав, никогда не слышал другую точку зрения, не был готов к компромиссам. И сейчас Артур Гайдук демонстрирует примерно то же самое, хотя по складу характера он человек, который в принципе готов к диалогу.

Давайте возьмём голосование по бюджету. Смотрите, что происходит. Мы принимаем законопроект в первом чтении и в этот момент утверждаем основные параметры бюджета. Всего четыре цифры: доходы, расходы, дефицит бюджета и предел государственного долга. Это цифры, на которые сложно повлиять. Они, что называется, рассчитаны математически. Доходы нам считает налоговая инспекция – это орган, который способен спрогнозировать их возможное поступление в областной бюджет в течение следующего года. Расходы мы определяем, отталкиваясь от доходов. Вокруг чего здесь полемику вести?

Тем не менее оппозиция голосует против. После этого представителей этих политических партий мы включаем в согласительную комиссию несмотря на то, что они уже изначально поставили точку: если в первом чтении проголосовали против, какой смысл дальше вести диалог? В согласительной комиссии они работают, вносят предложения, потом обижаются, что эти предложения ещё и не принимают. Хотя источники финансирования для этих предложений во многих случаях носят исключительно популистский характер.

Когда мы рассматриваем бюджет во втором чтении, в выступлениях опять звучит критика. Скажите, это конструктивно? Абсолютно неконструктивно. Я бы видел это так: вы проголосуйте за бюджет в первом чтении, дайте самим себе возможность для диалога. Внесите какие-то поправки, постарайтесь найти реалистичные, разумные источники финансирования для этих поправок. И потом, когда вам отказали, отклонили ваши поправки, у вас появляется полное право сказать: слушайте, мы за бюджет во втором чтении не проголосуем, потому что вы не учли поправки, которые мы считаем очень важными. Это был бы нормальный диалог. Но этого нет.

– А что касается КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России»? Олег Брячак вернулся в Собрание, и такое ощущение, что поставил перед собой задачу выступать по каждому вопросу.

– Да, он ведёт себя активно, транслирует позицию партии, проявляет интерес к тем законопроектам, которые мы рассматриваем. У него есть своя точка зрения, он работает, старается искать компромиссы. В отличие от «Яблока», «Справедливая Россия» готова к компромиссам.

Кстати, в работе Гайдука очень сильно прослеживается рука руководителя регионального отделения партии «Яблоко». Может, это пройдёт? Очень хотелось бы, чтобы не было жесткой, зачастую неоправданной позиции «против». Ведь всегда же можно найти рациональное зерно в чём-то.

«Единая Россия» готова к компромиссу. Я могу привести примеры, когда мы реагировали на законодательные инициативы депутатов – представителей других политических партий. Вместе с коммунистами мы принимали закон Псковской области «О детях войны». Вместе с ЛДПР корректировали региональное законодательство о льготах, о мерах социальной поддержки граждан. Со «Справедливой Россией» мы договаривались.

Всегда есть возможность для компромисса, диалога. Зачем её с порога отвергать?

– Ну, и с коммунистами, и с ЛДПР, причём с конкретными персоналиями, которые вошли в этот состав, у вас есть уже большой опыт работы. А что касается представителя партии «Новые люди», Андрея Маковского: какие у вас впечатления об этом политике, об этой партии?

– Андрей Маковский впервые пришёл в законодательный орган, у него совсем маленький опыт депутатской работы. Но он старается учиться, понять место и роль депутата законодательного органа. Я уже вижу его реакцию на законопроекты, которые мы рассматриваем. У него есть желание готовить собственные инициативы. Мы ему будем помогать. И самое главное, что у него тоже позиция конструктивная.

Понятно, что у партии «Новые люди» есть какие-то свои принципы, которые они отстаивают и на федеральном уровне, и в регионах. У них есть здоровая критика в адрес действия региональных властей, и это правильно, это нормально. Но самое главное, что есть стремление к компромиссу, есть желание работать, есть желание учиться.

– Последний мой вопрос к вам – не как к спикеру, а как к политику, партийцу. Сейчас много говорят об электронном голосовании. Избирком заявил, что будет просить у ЦИКа, чтобы в этот эксперимент в 2022 году была включена Псковская область. Как вы относитесь к перспективе расширения использования электронного голосования и какие видите плюсы и минусы в нём?

– Я считаю, что электронное голосование неизбежно, как крах империализма! Сегодня оно применяется уже во многих странах и неизбежно будет применяться у нас, потому что это быстро, это удобно. Это, как мне кажется, позволит на любых выборах значительно увеличить процент принявших участие в голосовании избирателей.

Говорят, будто дистанционное электронное голосование даёт возможность для фальсификации. Но если к этому относиться так, то нужно к каждому бюллетеню приставить по наблюдателю. Надо просто думать о том, какая существует защита, насколько она надежна, насколько мы можем гарантировать информационную безопасность и так далее. Мне кажется, что нужно двигаться по этому пути, и я двумя руками поддерживаю цифровизацию в проведении избирательных кампаний.

Мне сейчас трудно с технической точки зрения говорить о существующих способах защиты, для этого есть соответствующие специалисты. Но представители политических партий, обладающие специальными знаниями в сфере информационных технологий, могли бы быть как раз «электронными наблюдателями» на выборах. Но только для этого нужно будет приложить определенные усилия.

Версия для печати

















Сталкивались ли вы с мошенниками в сети?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...